ЛитМир - Электронная Библиотека

Я снова ложусь на кровать, закрываю глаза и прислушиваюсь к тексту. На моих губах лёгкая улыбка, пока мелодия песни мягко меня омывает. Моё первое предположение о мыслях в голове Колтона — это слова, которые он говорил мне вслух, что хочет меня, но суть песни в том, что он наслаждался временем, проведённым со мной прошлым вечером. Что он не хотел, чтобы вечер заканчивался. Я упиваюсь своим возросшим эго, а от мысли, что Колтон хочет опьянеть от моего поцелуя, в моём животе рождается трепет.

Не делай поспешных выводов! Я пытаюсь напомнить себе не вести себя легкомысленно. Этот мужчина предупредил меня держаться от него подальше. Говорил, что я должна изучать личность тех, с кем иду на свидание, чтобы знать, кто опасен и причинит мне боль, когда я меньше всего этого ожидаю.

Я сажусь и беру ноутбук в руки. Ставлю песню на повтор, а сама открываю ещё одно окно для поиска. Ввожу в строку «Колтон Донован». Тут же выпадает страница с многочисленными ссылками на его и его деятельность: гоночные сайты, канал Speed Channel, фан-сайты и так далее, и тому подобное.

Решаю сузить поиск и набираю «Колтон Донован Энтерпрайзес». Из списка ссылок выбираю официальный сайт компании. Первая страница — с фоном, на котором, как я понимаю, гоночный болид Колтона рядом с изображением офисного здания. Нахожу меню и пробегаюсь по вкладкам «Миссия», «История», «Продукция», «СМИ», а также по информации об его гоночной команде. Всё это очень впечатляет, но останавливаюсь я на пункте «Водители», и экран заполняет лицо Колтона. Снятое крупным планом, непредвзятое фото, он в костюме для гонок. Колтон напряжённо рассматривает что-то вне объектива, и его зелёные глаза ясны и заинтригованы. На лице полуулыбка, как будто он вспоминает что-то приятное и милое сердцу, ямочка на правой щеке подмигивает камере. Волосы давно не стрижены и вьются, спускаясь на воротник.

Я со свистом втягиваю воздух. Да парень просто суперсекси!

Я делаю закладку этой фотографии, прежде чем заставляю себя закрыть страницу и возобновить поиск. Я переключаюсь на «Изображения Гугл» и неохотно печатаю его имя, боясь того, что могу увидеть. Страница обновляется, и на экране появляются десятки изображений Колтона; на большинстве из них он в сопровождении великолепных женщин, висящих на его руке и взирающих на него с обожанием. Знаю, у меня нет причины ревновать его к этим картинкам и знакомствам, но непроизвольно повожу плечами, стремясь избавиться от смятения. Понимаю, что пора уже закрыть эту вкладку, но ловлю себя на том, что упорно жму на каждое фото. Изучая. Сравнивая. Ни один из заголовков не именует ни одну из этих женщин как его девушку, разве что как знакомую или партнёра по бизнесу. И в процессе изучения спутниц Колтона у меня вырисовывается типаж его обычного эскорта: высокая, длинноногая блондинка, тонкая, с лёгким налётом совершенства, достигнутого с помощью пластической хирургии. И все они потрясающе великолепны. И, к моему большому огорчению, я понимаю, что все они очень похожи на Хэдди, за исключением её естественности. Как ни странно, их светлые волосы рядом с тёмной внешностью Колтона ещё больше добавляют его образу резкости и отстраненности.

Я замечаю, что каждая из девушек соответствует определённому временному периоду, кроме одной. С одной ошеломляющей красавицей Колтон запечатлён несколько раз, в разное время, и меня это удивляет. Она — эскорт? Та, которую он вызывает, когда его методы не сработали, а ему срочно нужна пара для встречи? Или, на самом деле, она — женщина, к которой он постоянно возвращается, потому что между ними что-то есть? После просмотра нескольких их совместных фотографий я, наконец, вижу подпись, на которой есть имя. Тони Тейлор. Абонент, звонивший Колтону вчера вечером. Кто она для него? Я знаю, что могу застрять с этим на несколько часов, поэтому заставляю себя задвинуть эту мысль подальше, чтобы додумать её в следующий раз, хоть и боюсь узнать ответ.

Я не похожа ни на одну из этих женщин. Меня можно назвать высокой, но я, определённо, не выгляжу такой же анорексичной, как они. Я не толстая, но у меня есть изгибы во всех нужных местах, в отличие от их идеально ровных тел. У меня подтянутое тело, чем я горжусь — потому что усердно работаю над этим — тогда как они выглядят как есть, и им даже думать не нужно об упражнениях. Волосы у меня вьющиеся, насыщенного шоколадного оттенка, спускающиеся до середины спины, непокорные и доставляющие море проблем, но меня они устраивают. Я продолжаю сравнивать их и себя, пока не говорю себе, что пора прекратить это заведомо гибельное дело и закрыть все фото, прежде чем я впаду в депрессию. Вся моя ненависть ко внешности этих девушек не имеет к ним лично никакого отношения.

Возвращаюсь к «Гуглу» и печатаю в строке поиска: детство Колтона Донована. Первыми идут ссылки на несколько страниц разных детских организаций, с которыми он связан. Быстро пробегаю глазами по другим ссылкам, выискивая какую-нибудь, где упомянуто его детство. Наконец, нахожу старую статью, написанную пять лет назад. У Колтона взяли интервью в связи с участием в благотворительной кампании, целью которой было ускорения процесса усыновления детей.

Вопрос: Общеизвестно, что вы были усыновлены, Колтон. В каком возрасте?

КД: Мне было восемь лет.

Вопрос: Как для вас проходил процесс усыновления? Как бы вы воспользовались этими новыми инициативами, которые поддерживает ваш фонд?

КД: Мне повезло. Мой папа буквально нашёл меня на пороге своего дома, из-за отсутствия лучшего термина, можно сказать — подобрал, и вскоре после этого меня усыновили. Мне не пришлось проходить весь этот долгий, и поныне существующий процесс передачи в новую семью. Процесс, заставляющий детей, которым отчаянно нужен дом, которые хотят почувствовать себя нужными, месяцами ждать, когда заявка на них будет одобрена. Система должна прекратить смотреть на этих детей как на юридический случай, пока документы со штампом одобрения готовятся в течение нескольких месяцев бумажной волокиты, и начать видеть в них детей — хрупких и беззащитных, которые должны быть неотъемлемой частью чего-то. Частью семьи.

Вопрос: Какова же была ваша ситуация до усыновления?

КД: Давайте сосредоточимся не на мне, а на принятии этих новых мер по усыновлению.

Он не хочет говорить об этом, чтобы не отвлекать внимание от благотворительности или ему было настолько плохо, что он просто не будет об этом рассказывать? Я просматриваю статью до конца, но о его детстве в ней больше ничего нет. Значит, ему было восемь. С момента, когда он был подвержен страданиям, обусловлен ими — как он говорил — прошло много времени.

Несколько минут я смотрю на экран, воспроизводя в голове все истории усыновлённых детей, в основном, прошедших через мои руки, и вздрагиваю.

Решаю поискать что-нибудь о его родителях, Энди и Доротее Вестин. Мне выпадает множество страниц, заполненных перечнем заслуг по части фильмов Энди, номинаций на «Оскар», кинопобед, списком самых кассовых фильмов и прочее. Тут и там есть ссылки на его семейную жизнь. Он встретил Доротею, когда она снималась в эпизодической роли в одном из его фильмов. В то время она была Доротея Донован. Ещё пару раз щёлкаю на ссылки. Удивляюсь, почему Колтон взял фамилию приёмной матери, а не отца. Я продолжаю просмотр, находя обычные для известной голливудской персоны пересуды, правда, с отсутствием всяких бульварных драм и лечения в реабилитационном центре. Есть несколько упоминаний о его детях, сыне и дочери, но ничего, дающего ответы на мои вопросы.

Начинаю поиск по новой, и просматриваю различные ссылки, где упоминалось бы имя Колтона. Нахожу отрывки о драках в клубе, возможных препирательствах с актерами нынешнего поколения, щедрых благотворительных пожертвованиях и с сентиментальными комментариями от других гонщиков о его умении и обаянии, которое он привносит в этот спорт, расписав свой болид после разделения лиги IRL несколько лет назад; довольно много информации о таком загадочном человеке.

32
{"b":"560088","o":1}