ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
О чем мы молчим с моей матерью
Тайник в ковре
Код убеждения. Как нейромаркетинг повышает продажи, эффективность рекламных кампаний и конверсию сайта
Жеребец
Урок шестой: Как обыграть принца Хаоса
Аня де Круа
ЛЕШИЙ
Царевич с плохим резюме
Промежуток

В отчаянии я испускаю сдавленный крик, когда Колтон догоняет меня и хватает за руку, разворачивая к себе лицом. Наше рваное дыхание — единственный звук в этом коридоре, пока мы испепеляем друг друга взглядами, сталкиваясь характерами.

— Что, чёрт возьми, ты творишь? — рычит он мне, удерживая мою руку в своей власти.

— Прости, что?! — шиплю я с недоверчивым выражением лица в ответ на его дерзость.

— У тебя есть немного раздражающая привычка убегать от меня, Райли.

— А что тебе до этого, мистер Я-подаю-смешанные-сигналы? — бросаю я ему, мучительно пытаясь избавиться от его хватки.

— Ты кое с кем болтала, сладкая. Разве тот парень — то, чего ты действительно хочешь, Райли? — он произносит моё имя как ругательство. — Быстрый перепихон с Серфером Джо? Ты хочешь трахнуть его вместо меня? — Я слышу остроту лезвия в его голосе. Подразумевающую угрозу. В этом темном коридоре, с чертами лица, скрытыми тенью, сверкающими глазами, каждой клеточкой своего существа он — тот самый пугающе плохой парень, на которого намекают таблоиды.

— Разве это не то, что ты хочешь от меня, Колтон? Быстрый трах для повышения уровня твоего хрупкого эго? Кажется, ты тратишь очень много времени, чтобы удовлетворить свою слабость, — я выдерживаю яростный блеск его глаз, в моём голосе сквозит презрение. — Кроме того, с каких это пор тебя заботит, что я делаю? Если мне не изменяет память, ты был весьма занят с блондинкой, целиком занимающей твои руки.

Под его подбородком пульсирует жилка, когда он сжимает и разжимает челюсти, крутя головой вправо-влево, прежде чем ответить:

— Ракель? Она для меня ничего не значит, — он спокойно констатирует факт.

У этого ответа столько смыслов, столько значений, и все они определяют его мнение о женщинах как далеко не самое лучшее.

— Ничего не значит? — вопрошаю я. — Такой я стану для тебя, после того, как ты меня трахнешь? — не отступаю я, расправив плечи. — Ничего не значащей?

Он стоит и кипит. На меня? На мой ответ? Потом делает шаг ближе, а я на шаг отступаю, спиной вжимаясь в стену позади себя. Мне некуда бежать. Колтон протягивает ко мне руку, но опускает её в нерешительности. Его челюсти опять сжимаются, на шее бьётся пульс. Он отворачивает голову в сторону, закрыв глаза, ругаясь про себя. Снова поворачивается ко мне — досада, гнев, желание и много ещё всяких эмоций горят в глубине его глаз. Меня нервирует напряжённость его взгляда, как будто он просит на что-то моего согласия. Я едва уловимо киваю, разрешая. И теперь уже он тянется ко мне без колебаний.

Через один удар сердца его губы оказываются на моих губах. Всё накопившееся за сегодняшний вечер — разочарование, раздражение, противостояние — взрывается, когда наши губы сталкиваются, руки сжимаются в кулаки, а души воспламеняются. В этом поцелуе нет ничего нежного. Меня прожигает жадная потребность, когда одна из его рук, змеясь по моей спине, хватает меня за шею и рывком тянет на себя, чтобы его рот мог разграбить мой. Его другая рука скользит между стеной и моей выгнутой спиной, собственнически оборачиваясь вокруг моего тела. Время вчерашних нежных выпадов и мягких ласк прошло.

Его губы движутся поверх моих, язык проникает в мой рот, головокружительным напором запутывая, дразня и мучая. Его руки скользят по моим, сжимающим его рубашку. Колтон хватает мои запястья, поднимая их над моей головой, прижимает к стене, удерживая одной рукой как оковами. Ладонью свободной руки берёт моё лицо в плен, прерывая наш поцелуй. Немного отстраняется, удерживая мой взгляд; его глаза темны и горят возбуждением.

— Не небезразлична мне, Райли. Ты никогда не будешь ничего не значащей, — он едва заметно качает головой, во мне резонирует вибрация его голоса. Прижимается своим лбом к моему, наши носы задевают друг друга. — Нет — ты и я — вместе, — со скрежетом произносит он. — Это делает тебя моей, — его слова нежным прикосновением касаются моего лица, проникают в душу и завладевают ею. — Моей, — повторяет он, убедившись, что я понимаю его намерения.

Я закрываю глаза, смакуя его слова. Наслаждаясь мыслью о том, что Колтон хочет, чтобы я принадлежала ему. Наши лбы всё ещё соприкасаются; и в этот момент я сдаюсь своим чувствам, и мои сомнения тают. Он отступает, мягко освобождая мои руки. Наши взгляды не отрываются друг от друга, и в какой-то момент мне кажется, что я вижу в его глазах вспышку страха.

Я осторожно кладу руки на его бёдра и потихоньку завожу их под его не заправленную рубашку, так что вскоре мои ладони касаются его кожи. Я чувствую этого яркого, мужественного парня кончиками пальцев. До этого всегда было наоборот — его руки были на моей коже. Был только его контроль. У меня не было возможности ощутить его руками. Я оцениваю своё приобретение; мои пальцы ласкают тёплую твёрдость его мышц, сокращающихся под моими прикосновениями. Я медленно глажу его пресс, обрисовывая каждую выпуклость, впитывая каждый вздох, который он делает, реагируя на мои поползновения. Это пьянящее чувство — слышать его ответную реакцию, видеть, как от желания расширяются его зрачки, когда я скольжу руками по его грудным мышцам, плавно перемещаясь на рёбра, и веду ноготками от боков к спине.

Он на мгновение закрывает от восторга глаза, явно наслаждаясь моим медленным, дразнящим нападением на его органы чувств. Я поднимаюсь на цыпочки, робко на него опираясь, и легко провожу губами по его губам, сжимая его плечи и притягивая к себе его тело. Чуть наклоняю лицо и кончиком языка облизываю его нижнюю губу.

Его пальцы неспешно проходятся по моим щекам, ладони ложатся на линию челюсти, обрамляя лицо, пока он нежно углубляет поцелуй. Его губы пробуют, а язык медленно, нежно раздвигает мои губы, сливаясь с моим языком. Его нежная привязанность трогает меня до глубины души, постепенно расслабляя и, в то же время, закручивая во мне спираль желания. Он забирает моё дыхание с каждым нежным движением. Я вздыхаю в поцелуе, мои пальцы впиваются в его плечи — и это единственный признак моего нарастающего нетерпения, желания получить больше. Необходимости получить больше.

Я ощущаю, как Колтон изо всех сил сдерживает своё вожделение, его тело под моими руками напряжено, впечатляющая эрекция прижимается к моему животу. Он продолжает своё мягкое и неумолимое нападение на мои чувства, концентрируясь исключительно на моем рте. Совращении моих губ. Его дыхание — моё. Его действия — моя реакция.

Он резко останавливается, размещая обе руки на стене по обе стороны от моих плеч, и собирает себя в кучу, опуская лоб и зарываясь лицом ближе к моему затылку, у основания шеи. Я ощущаю, как вздымается его грудь, так же, как и моя, и по какой-то причине я рада, что наше слияние влияет на него так же сильно, как и на меня. Я немного смущена его действиями, но позволяю ему взять себя в руки, пока успокаиваю бешеное биение моего сердца на фоне нашего сбившегося дыхания. Я бессознательно сжимаю колени вместе, пытаясь утихомирить неустанное давление в местечке между бедер.

Я чувствую тепло его дыхания, пока он тяжело дышит у моей шеи, изо всех сил борясь за контроль.

— Милостивый Иисус, Райли, — бормочет он, качая головой и двигаясь вдоль моего плеча, рассеивая невинные поцелуи вдоль моей ключицы. — Мы должны выбраться отсюда прежде, чем ты доведешь меня до крайности прямо здесь, в коридоре.

Он поднимает голову, чтобы посмотреть, как я отреагирую на его слова. Нет никаких сомнений: это то, чего я хочу. Он — тот, кого я хочу. Но невозможно отрицать тот факт, что я нервничаю — очень — боюсь разочаровать его своим более чем недостаточным опытом в этом деле.

— Пойдём, — он не даёт мне времени ответить, хватая за руку, обнимает рукой за плечи, притягивая к себе, и ведёт в глубину коридора. — В этом отеле у меня забронирован номер для ночёвки, — его сильная рука поддерживает меня, уводя к моему яблоку познания из Эдемского сада.

Я покорно следую за ним, пытаясь успокоить сомнения и неразбериху в моем сознании, поскольку сейчас, когда его рот не находится на моём, притупляя мою способность рассуждать, оно громко обсуждает происходящее. Мы очень быстро оказываемся у лифта в конце коридора и через несколько секунд уже заходим в него. Колтон достаёт из кармана ключ-карту, вставляет её в панель, открывая доступ к верхнему этажу. Это пентхаус.

38
{"b":"560088","o":1}