ЛитМир - Электронная Библиотека

Его признание — как искра для моего топлива. Его зажигательные слова так поражают, что какая-то маленькая часть в глубине моей душе надеется на нечто большее с его стороны. Я изучаю его глаза, вспоминая все его случайные высказывания с момента нашего знакомства, и осмеливаюсь верить в невозможное. Он смягчил меня, уничтожил, а потом возродил — и всё за очень короткий промежуток времени.

— Колтон? — мой голос отказывает мне, пронизанный чувствами. — Я… Колтон…

Я не успеваю закончить свою мысль, потому что он рывком притягивает меня к себе, и его губы обрушиваются на мой рот. Весь накопленный за этот вечер флирт взрывается между нами в потоке ищущих губ и гладящих рук. Нам нужно это немедленно. Наша потребность чувствовать друг друга кожа к коже затмевает всё. Колтон выпускает из своей хватки мои бёдра, цепляет край моей кофточки и стягивает её с меня через голову, разрывая поцелуй только на время движения ткани по моему лицу. Бросает мою одежду на пол, и его рот снова захватывает мой.

Голод. Таким ощущается на вкус его поцелуй. Такими ощущаются его руки на моём теле. Это то, что я чувствую внутри себя. Я хочу всё его тело целиком и каждый сантиметр по отдельности. Хочу потерять себя в нём, раствориться в ощущениях, достичь абсолютного блаженства только от одних его прикосновений.

— Иисус, Райли… — он отстраняется от меня, наши грудные клетки вздымаются друг против друга, сердца бьются в бешеном ритме. Он обхватывает ладонями моё лицо; взгляд его потемневших глаз говорит мне, что он понимает. Он тоже голоден. — Ты обнажила и обезоружила меня, Райли. Ты дразнила меня весь вечер. У. Меня. Просто. Не. Осталось. Никакого. Контроля, — он зажмуривается, и я чувствую, как пульсирует, упёршись в мой живот, его член. — Не думаю, что смогу быть нежным, Райли…

— Ты и не должен, — шепчу я ему, и мои собственные слова поражают меня. Я больше не хочу, чтобы меня считали хрупкой. Как это делал Макс. Я хочу чувствовать, как его бурная страсть нахлынет на меня, пока он будет брать меня с безумной несдержанностью. Я хочу, чтобы он доминировал надо мной так, чтобы я взмывала ввысь и падала, разбиваясь вдребезги, и чтоб не было мысли, что может быть иначе.

От моих слов его глаза расширяются, из горла подымается гортанный вздох, и он прижимает меня к себе, окуная нас в поглощающий поцелуй. Между нами пульсирует безрассудство. Он толкает меня назад, наши ноги запутываются, руки гладят тела, дотягиваясь до каждого досягаемого кусочка голой кожи. Мой зад врезается в жёсткий край столешницы кухонного «островка», пока руки Колтона возятся с моими джинсами. Он стягивает их на бёдра, а потом легко поднимает меня и усаживает на столешницу.

Холод гранитной плиты жалит обнажённую кожу моей разгорячённой промежности, добавляя ещё больше интенсивности к уже повышенной чувствительности моей киски. Колтон стаскивает с моих ног джинсы и трусики, и затем разводит мои колени. Делает шаг ближе, прижимаясь к моему телу, и снова приникает к моему рту. Его руки спускаются вниз по моей груди, сжимая и дразня через тонкое кружево бюстгальтера, прежде чем продолжить спуск к вершине моих бёдер. Он проводит пальцем по лобку, скользя ниже, между складочек, обнаруживая меня влажной и жаждущей.

— О, Райли, — шипит он, двигая пальцем вверх и вниз, покрывая меня моей собственной влагой и попутно доставляя наслаждение. Другая его рука возится с кнопкой его штанов. Он смотрит вниз, туда, где его палец дразнит и терзает мою плоть, а затем приближает свои губы к моим. — Я хочу чувствовать тебя вокруг меня, Райли. Без каких-либо преград, — бормочет он мне в губы. Его слова углубляют мою ноющую жажду, в которой я тону. — Ты поверишь, если я скажу, что проверялся? Что всегда использовал защиту? Я никогда не занимался сексом без презерватива. Я чист, — он целует меня снова, его язык скользит между моими губами, облизывая, дегустируя, заманивая. — Боже, я просто хочу чувствовать тебя…

— Да. Я тоже. Пожалуйста… — я ловлю воздух ртом, когда он скользит пальцем в меня, мой разум не в состоянии сформировать связное предложение. — Я на таблетках... да... я доверяю тебе, — я задыхаюсь от того, как его палец кружит внутри меня.

— Ложись, — командует он, освобождаясь от джинсов, подхватывает меня под колени и тянет вверх. Холодный камень подо мной заставляет меня выгнуться, и в ту же минуту Колтон входит меня, разделяя на половинки. Я кричу от ошеломляющих ощущений из-за этого стремительного наполнения. Он замирает, полностью похороненный внутри меня, позволяя ослабнуть чувству болезненного удовольствия от его вторжения, пока мои стеночки растягиваются и подстраиваются под его размеры.

— О, чёрт, Райли, — рычит он, и я вижу, как тает его контроль. Его взгляд опаляет моё тело, поднимаясь до глаз. Я вижу, как напряжены мускулы его торса, как до зубовного скрежета сжаты челюсти, а глаза заволакивает диким желанием, которое он пытается обуздать. — Ты так чертовски хорошо чувствуешься вокруг меня. Как бархат.

Я ахаю, когда он пульсирует внутри меня, его контроль на исходе.

— Да, Колтон, да, — почти кричу я, когда он выходит из меня и снова врезается внутрь. По мне проходит дрожь, когда он хватает меня за бёдра и притягивает к краю столешницы, так, что моя попа слегка свисает с неё. Колтон устанавливает жёсткий мучительный ритм, толкаясь в меня, снова и снова. Не нарушая размеренности, он склоняется ко мне, сплетая руки с моими руками, вытягивая их вверх над моей головой. Удерживая одной рукой мои запястья, второй он скользит вниз, чтобы сжать мою грудь. Его пальцы перекатывают мой напряжённый сосок, и он глотает стон, который выманил из меня, снова захватывая мой рот.

В тишине дома слышны только звуки соприкосновения наших бьющихся друг о друга голых тел, тяжёлого дыхания, страстные мольбы, обращенные друг другу, и крики восторга. Я чувствую, как внутри меня растёт волна, как туго охватывают его мои стеночки, пока он, как поршень, погружается и выходит из меня, каждым своим стальным сантиметром ударяя по моим нервным окончаниям. Но также я вижу перед собой мужчину на грани оргазма, пока Колтон отпускает мои руки и приподнимается на локтях, нависая надо мной. Он толкается в меня последний раз, выкрикивая моё имя, а затем внезапно выходит из меня. Моё тело сжимается от неожиданной пустоты, я чувствую, как Колтон зарывается лицом в мою грудь, как бьётся в конвульсиях его тело, освобождаясь. В руку? Я в смятении. Он стонет от яростного удовольствия, пронизывающего его тело. Чувствую, как его тело расслабляется, чувствую тёплую нежность его губ на своём теле. Его прикосновение заставляет мое тело извиваться, потому что мои нервы покалывает из-за потери такого ожидаемого оргазма.

Я ощущаю животом его улыбку, как будто он слышит мои мысли, он мурлычет:

— Я хочу, чтобы ты кончила для меня, Райли. Хочу ощутить, какая ты сладкая на вкус.

О! Мой разум обрабатывает причину его внезапного отступления. Его рот. На мне.

— Колтон…

— Ш-ш-ш, — шепчет он мне на ухо, задевая губами чувствительное место на шее, чуть ниже мочки. Я откидываю голову, выгибая шею, царапаю ногтями его спину. Колтон шипит, покрывая поцелуями мою шею и двигаясь к другому уху. — Ты дразнила меня весь вечер, Райли, — рокочет его голос, хриплый от желания. — Теперь моя очередь отплатить тебе тем же.

По моей спине бежит холодок, и он не имеет ничего общего с тем, что я лежу на гранитной столешнице. Колтон прижимает меня своим весом, удерживая, но я чувствую, что он тянется куда-то и слышу, как у меня за головой шуршит пакет. Я хочу повернуть голову, чтобы посмотреть, что он там делает, но другая рука Колтона удерживает меня за подбородок:

— Нет-нет-нет, — предупреждает он, — не верти головой. Я не хочу, чтобы сюрприз был испорчен.

— Колтон? — Я настороженно морщу лоб, заинтригованная его словами, от которых моё тело приходит в состояние тревожного ожидания. Я не слишком расположена к сюрпризам в обычный-то день, и особенно не тогда, когда лежу на столе, нагая, открытая и уязвимая.

59
{"b":"560088","o":1}