ЛитМир - Электронная Библиотека

Дети, откликнитесь, могу ли я надеяться, что наша педагогическая жизнь состоится и что из вас вырастут настоящие люди, строители нашей великой жизни?

«Да-да-да!» — слышится в ушах мощный отклик моих 38 ребятишек. Я слышу — они уже бегут ко мне со звонким смехом, с веселым жриамули. Отчетливо вижу, как этот смех, этот жриамули превращается в море радости.

Но где же инспектор, который сидел передо мной? Куда он исчез? Он, что, утонул в этом бушующем от нетерпения море?

— А мы Вам подарок приготовили!

Ния выступает вперед и кладет на стол сверток, аккуратно завернутый в белую бумагу и перевязанный красной ленточкой. «Дорогому учителю Шалве Александровичу от всех его учеников» — написано сверху.

Такие подарки я принимаю. Не знаю, что там, но уверен — там для меня большая радость.

— Открыть сейчас же? — я нетерпелив.

— Как хотите!

— Нет, потом, когда будете одни!

Чувство заботливости

— Ну как, дети, вы готовы?

— Да! — звучит громко и радостно.

Мы стоим во дворе школы. Там играют ребята из разных классов. Сейчас все они приостановят свою игру, чтобы с любопытством поглядеть на октябрят, которые направляются к детсадовцам — не как гости, а как старшие друзья, умные, опытные.

Даю знак Лери, который сегодня выполняет функции командира.

— Октябрята, по два строй-ся!

Лери умеет давать команды — четко, ясно, громко. А дети знают — приказ есть приказ, его надо выполнять незамедлительно.

Но, чтобы веселее и быстрее строиться, Гига и Зурико — наши барабанщики — забили в барабан: «Бум-бум-бум-бум-бум!..» И, по договоренности, до прекращения этих звуков все должны уже построиться.

Полминуты — и все!

— Какое зрелище!

Впереди стоит Эка с флажком. За ней стоят Гига и Зурико с барабанами. За ними — все остальные, по двое, подтянутые, нарядные, в белых рубашках и синих штанишках или юбочках. На груди у каждого красная звездочка — значок октябренка. У каждого в руках перевязанные ленточкой красочные коробочки — это подарки, которые они преподнесут своим подопечным в детском саду.

Жриамули детей во дворе утихло — дети бросили игру и с любопытством уставились на строй октябрят.

— Вы куда? — спрашивают некоторые стоящих в строю.

Но разговаривать в строю нельзя. Мои ребятишки сосредоточенно смотрят на командира, который вот-вот даст команду: «Шагом ма-арш!» — и тогда опять забьют барабаны, теперь уже по-другому: «Бумбур-румбу, бум-бур-румбу, бумбур-румбу, бум-бум-бум!» Дети зашагают в ногу и будут гордиться: шутка ли, на них смотрят все во дворе! Даже из окон четырехэтажного школьного здания высовываются учителя и старшеклассники. Дети шагают красиво, а дело предстоит им большое, очень большое!

«Октябрята — хорошие ребята... Заботятся о маленьких».

Эти хорошие ребята, так обильно украшающие разные детские книги, теперь вышли наружу, вот они.

— Выше голову! — командует Лери.

А я добавляю:

— Улыбнитесь! Без улыбки ребенок скисает!

Они идут в детский сад не в первый, а в девятый раз!

Все началось с того, что мы получили письмо от заведующей детским садом. Да, получили! Ну, конечно, я специально договорился с ней о таком письме, объяснил свои воспитательные намерения. Письмо это принесла нам пионервожатая, когда мы обсуждали Правила октябрят. «Заботятся о маленьких», и вдруг письмо.

— Послушайте, что нам пишут! — сказал я детям и прочел им письмо.

«Уважаемый Шалва Александрович!

Дорогие ребята-октябрята!

У нас к вам большая просьба. С будущего учебного года в школу пойдут 38 малышей нашего детского сада. Воспитатели, конечно, готовят их к школе. Но случается ведь и так, что придет ребенок в школу в первый раз и вдруг начинает плакать, не хочет оставаться в классе без мамы и бабушки. Некоторые не знают, как надо вести себя в школе, как дружить с одноклассниками, как помогать друг другу. Может быть, не откажетесь взять шефство над нашими малышами? Расскажите им о школьной жизни. Это будет для нас — воспитателей — большой помощью со стороны умных и опытных октябрят. Заранее благодарим вас за чуткость. Прилагаем список этих 38 ребятишек».

— Вы поняли, о чем идет речь?

— Прочтите еще! — попросили дети.

Читаю письмо еще раз, медленно.

— Значит, нас просят дружить с дошкольниками? — спрашивают дети.

— Не только дружить! Ты, что, не понял? Нас просят стать шефами дошкольников, которые в будущем году пойдут в школу! — объясняет Майя.

— Что значит шефство? — спрашивает Ия.

— Это значит — помогать, давать наставления, учить играм, песням, дружбе, дарить подарки. А вообще-то помогать воспитателям в воспитании дошкольников! Вы должны стать наставниками дошкольников, которые готовятся пойти в школу. Вот что требует от нас заведующая детским садом! — объясняю всем.

— Быть наставником — это хорошо! — спешит Гига.

— Хорошо-то хорошо, но легко ли? Это не простое дело!

— А если он сам шалит, плохо себя ведет, каким он будет наставником? — опять Майя.

Дело серьезное, дети это понимают, но всем все же хочется быть наставниками маленьких.

— Ну как, ребята, возьмемся за это дело?

— Возьмемся, возьмемся! — говорят все.

— Мы можем пригласить их в школу, пусть посмотрят, как мы живем!

— Мы дадим им советы — как готовиться к школе.

И дети сразу наметили план, как им позаботиться о «маленьких».

Что значит для первоклассника, уже второй год посещающего школу, заботиться о дошкольниках, то есть о «маленьких», стать их признанным наставником, старшим другом? Это значит, что первоклассник делает шажок к своему взрослению. К нему обращаются с просьбой помогать в воспитании «маленьких», к нему — опытному, умному! — направлены взоры этих маленьких, они смотрят на него как на взрослого, умного, которого надо слушаться. Вот в чем дело.

— Мы научим их новым играм!

— Покажем спектакли нашего кукольного театра!

— Возьмем в зоопарк!

— Научим трудиться, делать игрушки!

— Научим читать и писать!

— Их 38? И нас столько же. Значит, каждый из нас станет наставником одного дошкольника!

— Почему одного? Мы со всеми должны работать!

— Давайте сделаем так, — предложил я детям, — пойдем на днях в детский сад, познакомимся с нашими подшефными и с заведующей поговорим. Надо ведь хорошо узнать, какая им нужна помощь. Но я забыл еще сказать — это русский детский сад, там малыши, наверное, говорят на русском языке

— Ну и что! Мы же изучаем русский язык! Умеем говорить.

— И еще научимся!

Мы назначили день посещения детсадовцев, написали письмо заведующей о нашем согласии и начали готовиться к первой встрече с «маленькими». Готовились и на уроках грузинского и русского языка — о чем говорить с будущими школьниками, что им рассказать о нашей жизни, что они могут спросить, что и как нам ответить. Готовились и на уроках музыки — надо было научиться русским песням. Готовились и на уроках труда и рисования — делали для каждого детсадовца подарки, это были забавные игрушки, уложенные в красочные коробочки. При всем этом постоянно обсуждали вопрос о том, как дошкольники примут нас и как нам держаться, общаясь с ними.

— Не надо держаться высокомерно!

— Надо быть общительным!

— Нужно больше улыбаться!

— Надо сразу подружиться с ними!

— Наше поведение должно послужить им примером!

А я добавил:

— Надо еще научиться ходить по улицам маршем, с песней! Мы должны удивлять прохожих на улице и детсадовцев тоже нашим красивым строем. Вы согласны?

После уроков дети каждый день занимались: ходили маршем, с барабанами, с флажком. Научились строиться сразу по особому, «секретному» сигналу. В этом их упражнял семиклассник Тенгиз — он был вожаком октябрят в нашем классе.

«Мы должны обязательно понравиться детсадовцам, они должны полюбить нас и школу, где дети становятся такими хорошими, умными, дисциплинированными, веселыми октябрятами!» С этим уговором мы и начали ходить к детсадовцам.

20
{"b":"560096","o":1}