ЛитМир - Электронная Библиотека

Они вышли на террасу, увидев, что не было ни клочка невозделанной земли вокруг.

– Я должен быть сильным владыкой, – продолжал Тигран. – Мне удалось сделать Великую Армению могущественным царством мира, мои владения большие, но мое честолюбие не в том, чтобы узурпировать власть на огромном пространстве, а в том, чтобы создать новую цивилизацию, и для этого я насаждаю в жизнь моих подданных и высокое искусство, и совершенную литературу, и вдохновляющую философскую мысль.

– Плоды твоих усилий дают всходы, – сказал Артавазд.

Тигран с нежностью посмотрел на него и произнес:

– Ты мой старший сын, и отныне только ты обладаешь привилегией быть всегда рядом со мной и учиться у меня науке властвования. Придет время, и ты возглавишь мое царство.

Глава 12

В саду перед дворцом Тигран-младший тренировался на мечах со своим товарищем. Он отрабатывал свою реакцию на неожиданные удары, пытаясь уловить мимолетные предпосылки движений вражеского меча, причем, оттачивая технику владения оружием, он понимал, что, если не вымотать и не запутать противника, победы не видать.

– Ты красиво двигаешься, – послышался голос Васака. Остановив бой, он посмотрел на говорившего.

Васак, улыбаясь, без нравоучений сказал:

– Тренировка на мечах – полезное занятие, но никогда не забывай, что надо смотреть не на клинок или руки соперника, а ловить его взгляд. Глаза покажут, что он хочет сделать в данный момент.

– Спасибо за совет.

– Меч – мое любимое оружие, и я особенно люблю обманные движения, – продолжал Васак.

– А я люблю атаковать! – Тигран-младший был польщен вниманием министра.

– Мы можем поговорить?

– Конечно! – Молодой царевич отдал меч товарищу, промокнул лицо полотенцем и последовал по дорожке сада за министром.

– Царь принял решение по преемнику. – Васак в упор посмотрел на юношу. – Это Артавазд. Твой брат сумел доказать, что он разделяет идеи и взгляды царя, убедил его, что продолжит дело отца, и поэтому завтра он официально будет объявлен наследником престола.

– Невероятно! – негодовал царевич. – Все это унизительно: отец никогда не воспринимал меня всерьез.

– Твой отец – выдающийся полководец и опытный политик.

– Он просто азиатский царек! – воскликнул Тигран-младший.

– У него есть, конечно, слабые стороны, – осторожно начал Васак. – Я выскажу тебе свое оценочное суждение: сейчас он со стороны наблюдает за конфликтами, которые ведутся вне его державы, но он упускает из виду, что его внутренние дела затрагивают интересы Рима.

– Потому что он уверен в своей безнаказанности.

– Известно, что Рим не позволит никому сравняться с собой по силе. Возможно, момент столкновения приближается.

– Я буду рад этой войне! Она не разрешит все противоречия, но хотя бы сметет со сцены отца.

– Обычно победитель навязывает побежденным неравноправные мирные договоры.

– Война станет отправной точкой возрождения Армении! – эмоционально сказал Тигран-младший.

– Возможен распад державы Тиграна.

– Все равно зависимые страны не удержать: рано или поздно они отколются.

Васак остановился, взял за плечи царевича и сказал:

– Я всегда был на твоей стороне и предсказываю тебе будущее величие. Ты должен быть владыкой Армении! Но власти царя Тиграна нет предела, и он принял решение.

– Васак, что надо делать?

– Не живи как трус!

– Путь убийства отца мне омерзителен. – Царевич отвернулся. – Такое злодеяние непростительно.

– Да, это преступление, но ты же достоин власти! Зевс, главный бог Греции, взошел на престол, свергнув своего отца – титана. В Хеттском царстве почти все цари забирали власть, убивая отцов. Александр Македонский стал царем в двадцать лет, организовав в сговоре со своей матерью убийство отца Филиппа II.

На лице Тиграна-младшего отразилось волнение.

Васак отошел в сторону и, оценивая шансы этого юноши, думал о заговоре. Потом сказал:

– Я предрекаю тебе победу. Он тиран!

– Я робею перед отцом.

– Ты должен стать больше, чем ты есть!

– Он умеет читать мои мысли.

– Не смотри ему в глаза, помни, что он тебя притеснял.

– Да, я смогу! Это мой шанс стать царем!

– За тобой пойдут воины и аристократы, недовольные правлением Тиграна. Переворот обычно удается, когда он поддержан знатью и приближенными царя.

Тигран-младший, обуреваемый тяжелыми мыслями, пошел во дворец, а Васак еще долго смотрел ему вслед и думал: «Вот событие, которое изменит ход истории. Мое терпение и мой труд будут вознаграждены!»

В обязанности виночерпия Генуни входило снимать пробу с любых напитков, предназначенных для царя. Особый прохладный царский погреб с вином был в подвале дворца, и ключ от хитроумного замка в это помещение хранился только у Генуни. Кроме того, проходы в подвал, где были винные погреба и склады продовольствия, неусыпно охраняла стража, так что проникнуть туда посторонним было невозможно.

Наполнив царский кувшин красным вином из караса – глиняного сосуда, хранение в котором придает аромату напитка неповторимые свойства, – и закрыв погреб, Генуни стал медленно поднимался по крутым ступеням в зал приемов, самый красивый зал дворца, украшенный изумрудными колонными с позолоченными капителями и мраморными скульптурами. В разных углах зала стояли группки приглашенных царем приближенных: были министры, постельничий, сокольничий, заведующий царской охотой, сыновья и дочери царя, а также несколько блистательных женщин.

Все мирно переговаривались, ожидая царя.

– Как расцвела Аревик! – с восхищением сказал Васак, обратившись к Гнуни.

– Ее лицо источает солнечный свет, – подтвердил Гнуни.

Артавазд ласково поглядывал на жену Анаит и тихо говорил:

– Ты сегодня ослепительно красива, сердце мое!

– Надеюсь, я не только красива, но и умна. Женщина умеет делать не только глупости, она может сделать мужчину смелее и привести его к власти.

– Я знаю и восхищаюсь не только твоей чарующей красотой, но и твоем редкостным умом.

Тигран-младший, находившийся рядом с Береникой, явно чем-то расстроенный и тяжело переживающий происходящее, съязвил:

– Мы с тобой лишние на этом празднике.

Береника посмотрела на его грустное лицо и ободряюще сказала:

– Найди меня в своем сердце и порадуйся своему счастью.

Меружан, как всегда, проверив безопасность и расставив везде своих людей, обратился к своему заместителю Кухбаци:

– Абсолютную безопасность выстроить нельзя. Я не стал бы гарантировать полную безопасность даже в закрытом погребе.

– Меры предосторожности никогда не помешают. Где больше двух человек, там всегда есть опасность! – говорил Кухбаци.

Вошел виночерпий Генуни. В правой руке он нес золотой кувшин, а в левой – золотой кубок. На безымянном пальце его правой руки поблескивало невзрачное серебряное кольцо с сердоликом цвета ягоды кизила. Вслед за ним потянулись его помощники, одни с серебряными кувшинами с вином, другие с кубками для гостей.

В зал вошел царь. Все поклонились, а он в хорошем настроении и с лицом, которое озаряла улыбка, произнес:

– Мои сыновья и дочери, мои друзья! Меня посетило великое прозрение, с которым я хочу, как можно быстрее, поделиться с вами. Был знак, которым бог Арамазд указал мне того, кто станет править царством после меня. Пока я не назову его имя, традиция требует спросить волю богов, и завтра утром я принесу богу Арамазду богатые жертвы, и, если он одобрит мое решение, я официально подпишу и скреплю своей печатью указ об объявлении наследника царского престола…

При этих словах вдруг раздался страшный грохот. Стража схватилась за мечи, Меружан заслонил царя, а все присутствующие обернулись и увидели, что пустой кубок, предназначенный царю, упал на мраморный пол и с шумом покатился к ногам младшего сына. Тот наступил на него, прекратив и шум, и движение. В наступившей тишине все взоры обратились к виночерпию Генуни. Он стоял растерянный, расставив руки, в одной из которых был кувшин с вином. Его помощник выбежал из зала за новым кубком.

21
{"b":"560108","o":1}