ЛитМир - Электронная Библиотека

– Всегда знала, что кого-нибудь пришибу… – с неудовольствием заметила Цветкова.

– Что это? – спросил подстреленный.

– Где? – не поняла Яна.

– Чем вы его?

– Плойкой.

– Не понимаю.

– Щипцы для завивки волос. Подарок на день рождения. Я их в сумке несла. Руку давно освободила и воткнула плойку в розетку. Хорошо нагрелась… Даже кожей паленой пахнет.

– А, так он от болевого шока сразу же отрубился… – понял мужчина. – Распутывайте свои ноги и развяжите меня.

– Легко сказать…

– А если этот урод придет в себя?

– Боюсь, что я его прибила.

– Вряд ли…

– Ну, я периодически буду его добивать, – пожала плечами Яна. – Пока нас не спасут. Не выключать, значит, плойку из розетки?

– Я не думаю, что нас спасут. Хотя кто знает… Руки развязаны только у вас, так что вам нас и вытаскивать дальше.

– А я знаю, что могу рассчитывать только на себя! – госпожа Цветкова с вызовом посмотрела на мужчину. – Вы бы лучше помолчали, поберегли силы…

Она немного отдышалась от учиненного ею же зверства и приступила к развязыванию веревок на ногах. Но и тут Яне пришлось применить свое раскаленное оружие – пережечь одну веревку, затем удалось размотать все остальное.

– Я свободна! Только у меня все затекло…

– Пройдет.

– Спасибо за поддержку. Я ползу к тебе, мой принц… Может, все-таки стукнуть его еще раз? Для профилактики? А то вот поползу мимо него, и он еще меня ухватит…

– Не стоит.

Яна наконец-то добралась до раненого и внимательно посмотрела в его глаза и на его лицо. То, что она увидела, ей не понравилось. То есть она увидела темнобрового молодого мужчину с идеальными мужественными чертами лица и с очень красивыми темными глазами. Слегка запавшие щеки прикрывала легкая щетина. А темные волосы в данный момент пребывали в несколько спутанном состоянии, но вообще, по первоначальной задумке, должны были красиво ниспадать вокруг лица в полудлинной стрижке. Рубашка на парне была порвана, и взору Яны открывалось рельефное плечо с татуировкой – пират под пиратским флагом, а на шее золотая цепочка с католическим крестиком и золотой иконкой Девы Марии.

Мадам Цветкова почувствовала легкое сердцебиение и неприятное ощущение «ухода твердой земли из-под ног». Данные симптомы говорили о том, что незнакомец очень сильно ей понравился, и произошло это, как всегда, весьма некстати – когда она не ожидала и не была готова. Яна тут же разозлилась на себя из-за того, что уже не хотела, чтобы ею обуревали именно такие эмоции, и строго глянула на него.

– Чего смотрите?

– Я? Извините, – стушевался молодой мужчина. – Просто…

– Что?

– Никогда не видел таких…

– Чего «таких»? – допытывалась Цветкова.

– Таких вот женщин. Вы настолько решительны и демонстрируете такое самообладание!

– Во-первых, я ничего не демонстрирую, а спасаю свою шкуру. И вашу заодно. Это модели демонстрируют себя на подиуме, а мне всегда было чем заняться… совсем другим.

– И тем не менее у вас есть что показать, – возразил парень.

– Мне не нравятся такие комплименты! – Взгляд ее больших голубых глаз снова переместился на его лицо и снова задержался дольше, чем допускали правила приличия.

– Извините…

– Ничего. – Яна с большим усердием приступила к развязыванию веревок на руках мужчины.

– Как вас зовут? – спросил тот.

– Яна. Яна Карловна Цветкова.

– А я Артур Арнольдович Зарецкий. Конечно, можно просто Артур.

– Очень приятно. Вы не против, Артур, если я и вас помучаю плойкой? Я смогу эти веревки только пережечь, их не развязать.

– Все что угодно!

Яна еще раз внимательно посмотрела на парня.

– Ты русский?

– Чувствуется акцент? – догадался он. – Я с рождения живу в Норвегии, хотя корни у меня русские.

– Теперь понятно. А то я все думала, почему ты так невнятно говоришь. Потом поняла, что это – акцент. У моего бывшего жениха тоже так было… Он чех, – сказала Яна, и ей немного взгрустнулось.

– Ты чего? – тут же уловил смену ее настроения парень.

– Ничего.

– Вспомнила о женихе? – догадался Артур.

– А ты работаешь психологом?

– Нет.

– А почему спрашиваешь, как психолог?

– Интересно…

– Интересно, что нас чуть не убил какой-то психопат?

– Интересно, что ты смогла нас спасти…

– Спасибо не мне, а моему застарелому вывиху кисти. Иначе ни за что не сняла бы веревки.

– А еще спасибо твоему дню рождения. Иначе у тебя не оказалось бы с собой этого приспособления… плойки, – заметил Артур.

– Да, спасибо друзьям, что они о нем вспомнили и устроили в мою честь праздник, – согласилась Яна. И тут ее мозг пронзила мысль о просьбе Алексея Гусева. – Вот ведь черт!

Ее восклицание совпало с освобождением рук Артура, и тот, удивившись, спросил:

– Что случилось?

– Я же совсем забыла! Я профукала одно важное дело! – Глаза госпожи Цветковой стали еще больше.

– Ничего более важного, чем спасение жизни, быть не может, – тихо обронил Артур, растирая руки и приступая к разматыванию веревок на ногах.

– У меня было важное и щекотливое дело, – ответила Яна.

– Все равно. Сейчас вызовем милицию…

– Нет! – закричала Цветкова не своим голосом.

Артур изумленно уставился на нее.

– Но мы должны сдать маньяка правоохранительным органам.

– А нельзя оставить его здесь? – спросила Яна, сама понимая, что говорит полную чепуху.

– Чтобы негодяй очнулся и убил еще кого-нибудь? – темные глаза парня потемнели еще больше.

– Может, мужчина пошутил? – робко предположила Цветкова.

– Он убил мою сестру, – сказал Артур, развязав наконец ноги.

Яна отшатнулась.

– Извини…

– Ничего. Ты же не знала. Я прилетел сюда из Норвегии, чтобы помочь в меру сил поймать этого гада. И вот он здесь, а мы не сообщим в милицию?! Чего ради?

Яна осмотрелась, намотала свою длинную белую прядь на палец и заговорила задумчиво:

– Ну, мы, конечно, сообщим… Еще как сообщим! То есть я уйду – чего мне тут делать? – а ты сообщишь… Можно тебя попросить? Расскажи милиции, что ты здесь был один. Я не хочу светиться. Мне нельзя, я работаю в закрытом учреждении, и малейшее участие в милицейских разборках очень мне навредит… Я пойду, ладно? А если псих очнется и заявит, что нас тут, пленников, было двое, скажешь, что ему привиделось…

Артур выслушал ее пламенную речь и улыбнулся.

– Яна, почему ты не хочешь встречаться с милиционерами? Ты можешь мне довериться… А вот тебя прикрыть я не смогу, потому что этот маньяк нападает на женщин, и только на женщин, о чем в милиции прекрасно знают.

– А может, он поменял ориентацию? Ты же весьма симпатичный… – Цветкова осеклась под строгим взглядом товарища по несчастью.

– Видишь ли, милиция следила за ним, так что…

– Как следила?! И сейчас будет здесь?! – Яна побледнела почти как Артур, хоть и не была ранена.

– Да что с тобой происходит? Ты – проститутка? – спросил тот, совершенно серьезно.

– Нет, конечно! Просто… – Она огляделась по сторонам и понизила голос: – Помнишь, я говорила о своем архиважном деле?

– Которое не выполнила? Помню.

– Я несла…

– Что? Наркотики?

– Как ты мог подумать такое про меня?! Я несла человеческие органы. И мне надо было их быстро донести до холодильника, а я попала в эту переделку! Что ты так смотришь на меня? Звучит страшно, но… Вот ведь нелепость!

– Нелепость? – переспросил Артур.

– Была вечеринка в морге… Опять нелепо звучит! Начнем тогда еще раньше. У меня есть друг, патологоанатом…

И Яна поведала новому знакомому все, что с ней произошло.

– Теперь ты мне веришь? Поэтому ни о какой моей встрече с милицией не может быть и речи! Как я объясню, с чего вдруг у меня в сумке оказались человеческие печень и почки? А к тому же я обезвредила маньяка. Милиционеры крепко задумаются, кто из нас больший маньяк!

Рассказывая Артуру о случившемся с ней казусе, Яна кое-как смогла перевязать его рану на боку.

8
{"b":"560115","o":1}