ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько клочков тучи плыли по лицу тенистого острова, создавая впечатление кривого рта на призрачном лице.

Рот расширился в уголках. «Мой.»

Слова были хриплые и холодные, и изобилующие темной стороной… и голос был знакомым. Он звучал как Джейсенов. Он прильнул ближе к иллюминатору, изучая тонкие очертания внизу, пытаясь решить, видел ли он свое собственное лицо.

Но облака не работали сообща. Линии плыли в новый узор, и бугорчатая бровь появилась над глазами. Щеки стали впалыми и резкими, тогда как рот открылся и исказился. Когда все лицо начало расширяться, укрывая завесой тени оставшуюся часть планеты и затемняя ее моря сверкающего света.

Рот приоткрылся в одном углу, улыбка стала глумливой насмешкой. «Мой.»

На этот раз, голос был слишком низким и жестким для Джейсена. Он почувствовал облегчение, когда искромсанное лицо не могло быть видением его будущего, если голос принадлежал не ему.

Теневая голова продолжала расширяться, поглощая своими краями планету, выходя за ее границы и поглощая ее луны. Лицо стало продолговатым и сухим, его черты определялись узорами полу-поглощенного света, сияющего из поверхности планеты.

«Мой.»

На этот раз слово было жестким и указывающим, а голова продолжала расти, становясь круглой и дубоватой. Она поглотила все, что Джейсен мог видеть сквозь иллюминатор, затемняя звезды со всех сторон от Хейпов и поглощая, насколько он мог сказать, - всю известную галактику. Большая часть лица исчезла в неузнаваемых узорах света и тени, но глаза оставались, расширяясь до размера пары палящих солнц. «Мой!»

Белые глаза растворились со всем своим блеском пары взрывающихся нов, и Джейсен почувствовал, будто у него в голове взорвалась зажигательная граната. Он выпустил непроизвольный стон и отошел в сторону, прижав руки к лицу.

Но его голова не взорвалась. Боль исчезла так же быстро, как и появилась, и когда он отвел руки, он заметил, что уставился на обнадеживающий перламутр роскошного резикритового покрытия палубы командного салона. Не было ни единого пятнышка, падающего в его взор.

- Я надеюсь это выражение не означает, что ты забыл что-то на Корусанте. – Сказала Люмия. Она сидела на другом конце объемной каюты возле напичканной разным оборудованием станции разведки Джейсена, вчитываясь в последние данные по непредсказуемым дворянам Тенель Ка. – У нас есть возможность выставить тебя за спасителя галактики – но только если мы будем пошевеливаться.

- Выставлять меня – не самое главное сейчас. – Джейсен не хотел, чтобы Люмия знала, как он был потрясен сейчас, до тех пор, пока он не поймет, что Сила пыталась сказать ему. – Словить террористов, которые покушались на Королеву Мать – вот, что важно. Убедиться, что подобное не повторится вновь – вот, что имеет значение.

Люмия нахмурилась.

- Что ты видишь там внизу? – Она поднялась и перешла через комнату, на ней был черный летный комбинезон, который идеально совпадал по цвету с шарфом, покрывавшим нижнюю часть ее лица. Маскировка под пилота была подходящей для причаливания, которое она запросила внизу, возле ангарных палуб, а когда она была в публичных зонах, она позволяла ей скрывать ее обезображенное лицо за затемненным визором. На любом звездном разрушителе пилот, идущий мимо, с лицом, скрытым за шлемом, поднял бы ноту подозрения, но Энакин Соло был судном ГГА, а большинство посетителей ГГА имели важные причины скрывать свою личность.

- Что не так? – Осведомилась Люмия вновь. Она остановилась возле Джейсена и смотрела на Хейпы, который вернулись в свой обычный вид. – Ничего тревожного я не вижу.

- Оно прошло. – Джейсен мог думать только о причине последовательности темных лиц, которые он видел и сохранял достаточно от своего детского воспитания, чтобы содрогаться при одной мысли о династии ситов. – Не беспокойся по поводу этого.

- Не беспокоиться по поводу чего? – Надавила Люмия.

- Ничего.

Джейсен продолжал смотреть через иллюминатор, наблюдая дальние следы дыма, подымающиеся и ниспадающие, когда интерпланетарный траффик входили и отбывали из атмосферы Хейпов. Говорила ли ему Сила, что путь сита вел галактику в длинную эру тьмы и тирании?

- Ну же, Джейсен. Между нами не должно быть секретов. – Люмия скользнула своей рукой под его и осторожно повернула его к себе лицом. – Скажи мне, что ты видел. Я чувствую, как это тревожит тебя.

- Я не встревожен. – Настоял Джейсен. Он пошел через каюту к информационной станции. – Ты выяснила, кто стоит за атакой на Королеву Мать?

- Бедный мальчик – ты не обманешь меня меняя тему. – Люмия потянула его назад, чтобы вновь встретиться с ним взглядом, на этот раз с большей силой. – Я знаю, как ты взволнован. Вены на твоей шее пульсируют, будто барабанящие черви.

- Очень в этом сомневаюсь. – Сказал Джейсен. Как и все рыцари джедаи, он с детства был тренирован скрывать настолько очевидные признаки чувств – и он был в этом куда лучше остальных. – Я совсем не обеспокоен.

- О, я вижу. – С издевкой сказала Люмия. – Тогда твои зрачки должны быть расширены, потому, что ты так взволнован. – Она выглянула из иллюминатора и позволила своему взгляду задержаться на поверхности планеты. – Есть причины, которые приносят тебе радость при посещении Хейпов?

- Я всегда рад прийти на помощь старому другу. – Осторожно сказал Джейсен. Последнее, что он хотел дать узнать Люмие, так это продолжать вынюхивать и узнать о его чувствах к Аллане и Тенель Ка. – Тенель Ка и я были одноклассниками в академии джедаев.

- Понятно. – Голос Люмии звучал понимающе. – Теперь я понимаю, почему ты так обеспокоен.

Сердце Джейсена подскочило к горлу, и он начал переживать, что уже выдал слишком много. Он обещал Тенель Ка, что он не скажет никому о тайне отцовства Алланы, а когда дело шло о Люмие, он считал это обещание дважды важным. Ситы считали любовь благом, которым нужно было пожертвовать для баланса при достижении мощи, а были вещи, которыми Джейсен никогда не хотел бы жертвовать.

Джейсен встретился с Люмией взглядом.

- Вообще-то, не думаю, что ты понимаешь. – Ему нужно было дать ей что-то, чем она могла занять свои мысли, что-то, что более привлекательное, чем вопрос, были ли отношения у них с Тенель Ка. Он медленно выдохнул, затем сказал. – Я видел лица.

Он продолжил рассказывать о своем видении, описывая, как головы, покрытые капюшонами, закрывали собой с каждым разом все большую часть галактики. Когда он закончил, Люмия изогнула свои брови.

- И это будущее пугает тебя? – Спросила она.

- Мне нелегко думать о династии ситов, как о хорошей вещи. – Признал Джейсен. – Можешь называть это семейными предрассудками.

- Точка зрения твоей семьи была сформирована Дартом Сидиусом. – Тон Люмии был на удивление спокойным. – И он думал в первую очередь о личном могуществе, чем о его ответственности перед галактикой. Это не путь сита, как, я думаю, ты уже понял сейчас.

- Я знаю, что ты заявляешь, - сказал Джейсен. Не смотря на его тон, он чувствовал облегчение, что сумел сменить тему, - что путь сита – это путь к правосудию и порядку.

- Путь сита – путь мира, - поправила Люмия. – Чтобы получить мир, сначала нужно привести все к порядку и правосудию. Чтобы принести порядок и правосудие в галактику…

- Сначала нужно контролировать ее, - сказал Джейсен, - я знаю.

Люмия погладила кончиками пальцев руку Джейсена со внутренней стороны. – Тогда почему ты беспокоишься о том, что видел?

- Ты знаешь, почему. – Джейсен оттянул руку – не резко, но достаточно твердо, чтобы дать ей знать, что не будет отвлечен ее играми. – Ты видела, чем стали Палпатин и мой дед.

- И именно поэтому я знаю, что ты не падешь жертвой соблазнов, которые поглотили их. – Люмия сделала паузу, чтобы задуматься. – Верджер точно думала, что ты не падешь… иначе ты не был бы тем, кого она избрала.

Джейсен поднял бровь.

- Были и другие кандидаты?

- Конечно. – Сказала Люмия. – Думаешь она избрала бы кого-то для такой важной роли, не рассмотрев всех вариантов? Кип Дуррон слишком упрям и непредсказуем, Мара слишком привержена ее привязанностям, твоя сестра слишком легко управляема своими эмоциями…

30
{"b":"560120","o":1}