ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А время было тем, чего у Люка не было. Он мог чувствовать это, когда огонь пожирал его легкие, как была скована его плоть. Его дыхание превратилось в неадекватное хватание воздуха, его кровь бурлила на его боку с розовой пенкой. Он воззывал к Силе, чтобы продолжать сражаться, пропуская ее сквозь себя быстрее, чем его тело могло выдержать, буквально кипятя свои собственные клетки. Самое больше – у него была минута в сражении… может меньше.

Люк должен был прекратить это сейчас.

Но заблокировал пару трескучих энергетических нитей световым мечем, отбросил их в сторону, затем бросился в прыжке через стол для дакбола в сторону Люмии. Она ответила поворотом, уйдя в сторону, закрывшись твилечкой официанткой, стоявшей между ними. Он мог продолжить атаку, прорезав сквозь грудные клетки щита и захватчика, но даже будучи в таком отчаянье, он не мог убить заложника. Он бросился в невообразимом колесе и приземлился на гладком, усеянном посудой полу, стоя прямо перед Люмией.

Ее рука дернулась, световой кнут по дуге полетел в сторону его головы. Люк присел и позволил его протрещать мимо над его головой. Затем, когда Люмия начала отходить от планируемого ним удара в среднюю часть тела, он жестко отбросил ее Силой и на половину оборота закрутил. Она ударилась в столик для выпивки, почти упав, но быстро подняла своего заложника перед собой, чтобы защититься от атаки.

Люк улыбнулся и поднял руку, указывая клинком в сторону официантки, затем использовав Силу, чтобы вырвать ее из захвата Люмии, отправил ее в полет над столиком для клакбола. Она грудой свалилась по другую сторону стола, крича в ужасе, но в гораздо большей безопасности, чем за мгновенье до этого.

К тому времени Люмия оправилась от потрясения, а кнут струился назад в сторону Люка. Он прыгнул, вращаясь, зацепив кончиком клинка трескучие нити, когда пролетал над ними вниз-головой. Он приземлился на топкую поверхность стола для клакбола, и дернул что было силы назад.

Вот тогда, его искромсанное тело его подвело. Вместо того, чтобы вырвать оружие из рук Люмии, световой меч выскользнул из его хвата, улетев в тень. Люк выругался, не веря тому, что произошло, затем кувыркнулся со стола в обратном сальто.

Даже это превратилось в катастрофу. Он приземлился на тело одной из первоначальных жертв Люмии и, слишком слабый, чтобы удержаться, свалился на пол с отчетливым глухим ударом. Он мог чувствовать Мару в коридоре, сосредоточенную на чем-то, очень напуганную и просящую его подождать ее, не атаковать, пока она была там.

Ну, шансов на это не было. Силы покидали Люка так быстро, что он чувствовал, что предательство Джейсена будет стоить ему жизни. А когда Люмия расправится с ним, она так же сможет свободно наброситься на Мару. Его грудь напряглась от эмоции, которая могла быть гневом или сожалением, а, может быть, всем одновременно. Джейсен предал их… что могло значить только то, что где-то раньше, Люк подвел Джейсена.

Люмия, должно быть, заподозрила ловушку, потому, когда Люк не смог встать мгновенно, она не бросилась в атаку. Вместо того, она заговорила.

- Еще не поздно, Скайуокер. Дай мне убить тебя сейчас и остальные выживут. Даже Мара.

- Как щедро. – Когда Люк ответил, он осматривал пол кантины, пытаясь найти его шото, который Люмия отсекла вместе с кибернетической рукой. – Но я не… думаю. Ты не получишь… Джейсена.

- Джейсена? – Люмия испустила холодный смешок. – Что заставляет тебя думать, что это из-за него?

- Твоя причастность к ГГА. – Он не преуспел в поиске световых мечей; клинки отключились, как только покинули его хват, а пол кантины был слишком засорен и пал в тень, чтобы он мог найти хоть что-то. – Кто еще мог дать тебе… квартиру? Кто еще мог дать тебе доступ… к их файлам?

Снова, жестокий смех.

- Верно. – Треск светового кнута становился глубже, когда Люмия укоротила нити для лучшего контроля. – У кого еще был доступ к кодам Джейсена? Кто еще мог отдавать приказы офицерам ГГА от имени Джейсена?

Вопросы застали Люка, как удар в живот. Он знал, что Люмия только пыталась сделать ему больно, что подтекст в ее словах был скорее ложью, чем правдой. Но возможность слишком много объясняла… и сейчас, когда он думал о поведении Бена на протяжении последних месяцев, он должен был признать, что он и сам видел слишком большую возможность, что это могло быть правдой.

Что-то захрустело на полу, когда Люмия обошла вокруг стол для клакбола. Люк сдался в поисках шото и начал выискивать другое оружие. Он не взял с собой свой бластер в кантину, отдавая предпочтение световым мечам, но тело под ним наверняка было пилотом, а пилоты всегда носили бластеры.

- Ты врешь. – Люк нащупал пояс и последовал по нему к кобуре. – Ты говоришь это… чтобы сделать мне больно!

- Делает ли это мои слова ложью? – Спросила Люмия. – Ты причинил мне много боли на протяжении долгих лет, Скайуокер. Как же еще лучше отплатить, если не замкнуть в круг наследие твоей семьи?

Люк знал, что она просто хочет повернуть вибронож, чтобы причинить как можно большую боль, перед тем, как прикончить его – но слова все-равно встали у него в голове.

- Хватит! – Заорал он, с настоящим гневом. – Ты никогда не сделаешь ситом моего…

У Люка не было шанса сказать «сына». Всем, что он видел, было яркое свечение кнута Люмии, летящего над столом для клакбола, в считанных сантиметрах над поверхностью, и он знал, что его рефлексы были на слишком низком уровне сейчас, чтобы он мог поднырнуть достаточно быстро, чтобы уберечь мозг от участи быть разрезанным кнутом.

Так что Люк просто откинул голову, закрыв глаза против трескучего свечения, когда нити пронеслись над его носом на расстоянии толщины пальца, вытянул и поднял бластер из кобуры мертвого пилота, позволяя Силе вести его руку, нажал трижды на курок, пока не почувствовал шок Люмии в Силе, затем еще дважды выстрелил, до того, как услышал, как ее тело ударилось о пол.

Внезапно, из другого конца кантины, Мара кричала ему, наполняя тревогой Силу.

- Перестань палить!

Люк сел и оглянулся достаточно долго, чтобы увидеть ее в проходе, протискиваясь через пачку беглецов – большинство из них ранены, кто еще пытался покинуть кантину.

- Ты не можешь убить ее! – Заорала Мара.

Люк посмотрел назад на Люмию и подумал, что неплохо справился с заданием. Она лежала у ножки стола для клакбола, с тремя разными столбиками бластерного дыма, подымающего от ее груди, ее кибернетический пояс жизнеобеспечения искрил и шипел от коротких замыканий. Ее кнут лежал рядом на полу, где она упустила его, будучи подстреленной. Его собственный меч лежал в нескольких метрах рядом, где тот приземлился, когда она использовала кнут для обезоруживания. Люк использовал Силу, чтобы притянуть оба оружия, затем встал и пошел проверить ее.

К его удивлению, глаза Люмии были сфокусированы и сознательны, и ужасно вылезали из орбит от боли. Как только она его увидела, они поморщились в уголках, будто бы она улыбалась. Это незначительное действие заставило его спину болеть от чувства опасности, но он попытался не дать этому представлению напугать его.

- Мара… уже идет. – Задыхался он. – Она попытается спасти тебя…

- А может и нет. – Мара подошла сзади и взглянула на Люмию. – А если честно – ни за что.

Она схватила Люка и попыталась оттянуть его, но все еще борясь с болью, он оставался там, где был.

- Мара, мы не можем оставить ее…

- Да, Люк, можем. – Мара нагнулась и раскрыла одежду Люмии, открывая, кроме бластерных ран и систем поддержки жизнедеятельности, черный боевой жилет с сенсорной панелью над сердцем. Диоды мерцали слабо и хаотично. – И по сути, нам лучше бежать.

Глава 22

С роем клешнекрылых мийтилов, клюющих передние щиты и боевым крейсером класса нова, грызущим корму, Лея дергала штурвал вокруг наугад, просто доверяя Силе и слепой удаче, чтобы провести Сокол через бурю вражеского огня. Как Хан делал это на протяжении сорока лет, и до сих пор не поджарил их до атомов или, по крайней мере, не вызвав космическую болезнь – было вне ее понимания. Она только надеялась, что она была достаточно хорошим пилотом, чтобы справиться с ситуацией, пока не прибудет флот Альянса… и что она не ошиблась в том, что они на подходе.

65
{"b":"560120","o":1}