ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Горничная-криминалист: дело о сердце оборотня
Страна сказок. Путеводитель для настоящего книгообнимателя
Когда кругом обман
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
Семь смертей Эвелины Хардкасл
Костяной дракон
Ведьма по распределению
Волшаны. Пробуждение Земли
Безумное искусство. Страх, скандал, безумие

Ох, я знала. Я закрыла глаза, чувствуя, насколько живыми были наши чувства друг к другу. Но также был страх. Уйдет ли он когда-нибудь? Поцелую ли я его когда-нибудь утром с полной уверенностью, что вечером он будет рядом? Вдруг, каждый раз выходя за дверь, у меня будет неприятное ощущение, что он уйдет навсегда?

Хотя с другой стороны, что если я больше никогда не почувствую ни к кому тех чувств, что чувствую к нему? Что если моя первая любовь будет моей последней?

«Подай мне знак», умоляла я вселенную. Что угодно.

Но вселенная молчала.

— Чего ты хочешь от меня? — мой голос был тихим, сдающимся, как и моя защита.

— Прямо сейчас я просто хочу, чтобы ты сказала, что мы можем поговорить о... обо всем. Может, о прошлом, может, о будущем, но я хочу услышать, что ты, по крайней мере, открыта для этой идеи.

«Ты пожалеешь об этом», говорил здравый смысл, но мой голос сказал:

— Ладно. Мы можем поговорить. Но не сейчас, хорошо? Мне нужно некоторое время все обдумать.

— Без проблем. Я буду готов, когда и ты. — Он встал и вытянул руку, чтобы помочь мне. — Я растрепал твои волосы, — сказал он, убирая пряди с моего лица.

— Все в порядке. Думаю, это скорее всего откидной верх, а не ты. Я приведу себя в порядок, когда доедем до Нони. — Мы сложили наши вещи и сложили покрывало. — Хочешь узнать кое-что еще, что пугает меня?

— Что?

— Мне слишком сильно нравится твоя фантазия об альтернативной реальности.

Он искоса на меня посмотрел, уголок его рта приподнялся в улыбке.

— Да? Которая с метлой и четырьмя детьми?

— Да, — я покачала головой, как будто я могла избавиться от этого безумия. Я не хотела детей от него... так ведь? — Что за фигня?

#

Ник вытащил чистую футболку из сумки, и я незаметно поменяла свои влажные трусики на чистую пару, прежде чем мы тронулись. Всю дорогу до фермы мы слушали радио, вместо разговоров друг с другом, и хотя я была сбита с толку, я поняла, что подпеваю старой мелодии Эллы Фицджеральд. Все в этом дне говорило мне расслабиться и наслаждаться жизнью, но я не могла отделаться от ощущения, что все было не так идеально, как казалось. Была ли я параноиком?

Мы свернули к извилистой подъездной дорожке, которая вела к большому старому дому. Я не была здесь годы, но маленькие детали — воспоминания об этом месте копошились в моей голове как рой пчел: качели в виде шины, свисающие с большого старого клена, длинное переднее крыльцо с адирондакскими стульями, которые нуждались в свежей покраске, окно второго этажа из комнаты, в которой я останавливалась, которое использовал Ник, чтобы улизнуть и нанести мне визит. В моей комнате была самая скрипучая на планете кровать. Ник говорил, что Нони ничего не слышала, так что мы могли на ней развлекаться, но я никогда не могла заставить себя заниматься на ней сексом. (Мы делали это на полу).

За домом были сараи и другие хозяйственные постройки, а за забором растянулись поля кукурузы и фруктовых садов. Где-то там было небольшое озеро, в котором мы плавали после пробежки. Я задумалась, не против ли будет Ник пробежаться после обеда, я, кажется, поняла, что мне это нужно. Ник поднял верх, и я помогла ему, нажав на рычаг на своей стороне, прежде чем вышла.

— Как насчет пробежки во второй половине дня? — сказала я, когда мы вытащили свои вещи из багажника.

— Ты взяла с собой одежду для бега? — он посмотрел на меня удивленно, прежде чем наклонился к заднему сиденью за холодильником.

— Да, и купальник. Я помню, как мы бегали здесь, а потом купались. Было весело.

— Так и было, — он закрыл багажник. — У меня тоже есть вещи для бега. Давай поздороваемся с Нони и пойдем. Хотя, — добавил он, поднимаясь по крыльцу, — я не взял купальные принадлежности. — Он пошел вперед, чтобы открыть дверь, и улыбнулся мне через плечо. — Думаю, я буду купаться голышом.

— Купаться голышом! Кто это?

Я улыбнулась, впервые за многие годы услышав голос Нони.

— Черт, ее новый слуховой аппарат. Я забыл, — прошептал Ник, когда мы вошли в прихожую. Время повернулось вспять, когда я вдохнула запах свежеиспеченного пирога и пыльной антикварной мебели — характерным запахом в доме Нони — и услышала хлопок закрытия деревянной двери за собой. Мне снова было девятнадцать. Молодая, распираемая чувствами к Нику и готовая ко всему.

И я была бесстрашной. Абсолютно бесстрашной.

Слева от лестницы перед нами была столовая, а справа была комната, которую Нони называла своим кабинетом. Она сидела в кресле-качалке у переднего окна, с книгой на коленях.

— Привет, Нони. Я привез тебе праздничный торт. Помнишь Коко?

Она подмигнула мне.

— Коко? Подруга лесбиянка?

— Это она. Хотя она совсем не лесбиянка, как хотелось бы. По крайней мере, время от времени.

Я ударила Ника по плечу.

— Ник, ради всего святого. С днем рождения, Нони. Надеюсь, ничего страшного, что Ник привез меня. Я скучала по поездкам сюда.

Нони вытянула руку.

— Подашь мне руку, чтобы я могла подняться, дорогая? — Я взяла ее руку и помогла встать на ноги, прежде чем поцеловала в щеку. За исключением немного седых волос на голове, она не изменилась. Старушечьи очки. Светло-голубой спортивный костюм с ортопедической обувью. Слегка сгорбившаяся поза, отчего она казалась еще ниже. — Посмотри на себя, такая же хорошенькая, как и годы назад. Как этот засранец вернул тебя?

— Еще не вернул, Нони. Ты должна помочь мне. Все это — часть моей схемы, чтобы вернуть ее любовь. — Ник поставил холодильник и поцеловал свою бабушку в щеку, когда я злобно на него посмотрела. Он заручился поддержкой Нони? Нечестно.

— О, она слишком умна для схемы, милый. — Нони сжала мою руку и удержала взгляд. — Тебе придется приложить честные усилия. Она не дурочка. — Затем она посмотрела на него проницательным взглядом, который напомнил мне мою бабушку. — Capisce? (прим. перев. с ит. Понял?)

Ник кивнул, и они обменялись взглядами, из-за чего я задумалась, что именно знала его бабушка.

— Ну как, детишки, вы голодны? У меня есть ветчина. Пойдем, я накормлю вас. — Она двинулась между нами, слегка прихрамывая, а мы с Ником обменялись тайными улыбочками на ее обычное желание уже через пять минут накормить все рты, что проходят через ее двери, и мое сердце неожиданно кольнуло.

— Нет, спасибо, Нони. Мы только что поели. Как твое новое бедро? — Ник поднял холодильник и последовал за ней из комнаты, опуская свою сумку рядом с лестницей. Я сделала то же самое, бросив короткий взгляд наверх, и задумавшись, ждет ли Ник, что мы будем делить комнату вместе.

— Ох, все хорошо, — она дважды постучала по своему бедру и прошла через столовую. — Практически как новое, — толкнув старую дверь, она шагнула в просторную кухню фермерского дома. За последние лет сто она, вероятно, была перестроена несколько раз, но я сомневалась, что за последние двадцать пять лет многое изменилось. Хотя я была сыта, мой рот наполнился слюной при виде двух пирогов на столе, один пирог — решетка, а другой — с крошечными слезинками, вырезанными на его золотистой корочке.

— Я привез торт, Нони. Поставить в холодильник? — Ник поставил холодильник на старый круглый стол на восемь человек, и открыл его. Он осторожно поднял тарелку с тортом и поставил ее на стол.

— Так нормально, — она потянулась в нижний шкаф и вытащила синюю пластиковую крышку для торта, которая треснула в нескольких местах и была заклеена коричневым скотчем. Когда она накрыла торт, мы с Ником посмотрели друг на друга и покачали головой. Нони никогда ничего не выбрасывала, пока этим еще можно было пользоваться.

— Теперь я знаю, что тебе подарить, — сказал Ник. — Новую крышку для торта.

— Чушь, эта еще хорошая. Хотите пиццелли? Мария вчера приготовила его. — Она открыла большой контейнер для маргарина, в котором на самом деле было печенье. — Мы можем перекусить на крыльце, так как сегодня неплохая погода.

30
{"b":"560122","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пик
Суси-нуар 1.Х. Занимательное муракамиЕдение от «Слушай песню ветра» до «Хроник Заводной Птицы»
Танцующая среди ветров. Книга 1. Дружба
Доказательная медицина. Чек-лист здорового человека, или Что делать, пока ничего не болит
Приключения Серёжи Царапкина
Наука чудес
Счастливая Россия
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Бретер на вес золота