ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее сестра в синем атласном платье и маске, сделанной будто из цветочных лепестков, возразила:

– Совсем наоборот. Маскарады романтичны, в них есть загадка. Не знать, кто стоит перед тобой, – в этом-то и суть таких балов.

– Полностью согласен с Марджори, – произнес лорд Данмор. – Анонимность соблазнительна, не так ли? Можно притвориться кем угодно… И делать что хочешь.

– Какой проникновенный намек, – рассмеялась миссис Дуглас-Хьюз.

– Пожалуй. Но где мне найти вашего супруга? – спросил ее виконт. – Я бы хотел с ним немного выпить и поиграть в бильярд. И хорошо бы позвать с собой Фостера – если бы только удалось найти его в этой суматохе! Насколько я помню, он в тигровой маске.

– Но бал едва только начался, – расстроенно проговорила Марджори Эклз.

– Совершенно верно. А начать пить я должен был уже несколько часов назад.

– Неужели вашим гостям не будет вас не хватать? – поинтересовалась я.

Он улыбнулся.

– Поэтому-то я и люблю маскарады. Никто не может знать наверняка, явился я на бал или нет. Дамы, я рассчитываю, что позже каждая из вас подарит мне хотя бы один танец. – Он взял мою ладонь. – Вы согласитесь на вальс со мной в полночь, когда маски можно будет снять?

– Если пожелаете.

– Хорошо. Ага, вот и он! – воскликнул виконт, увидев какого-то джентльмена – очевидно, это был мистер Дуглас-Хьюз. – Дамы, прошу меня извинить…

Мы смотрели, как он удаляется.

– Надеюсь, Сэнди не станет много пить, – вздохнула миссис Дуглас-Хьюз. – От спиртного ему часто бывает нехорошо.

– А чем на балах занимаются джентльмены в Америке, где пить запрещено? – спросила ее Марджори.

– Абсолютно тем же, – рассмеялась Мэйми. – Похоже, все мужчины одинаковые.

– Мужчину, похожего на лорда Данмора, я еще не встречала, – проговорила Марджори Эклз, провожая глазами его удаляющуюся фигуру. – Как же он красив! Что ж, тем печальнее.

– Думаю, он не так плох, как о нем говорят, – произнесла я мягко.

– Да, наверное, ничего непростительного он не совершил. Однако все эти актриски и танцовщицы… А вдобавок Вивьен Гармонд, та еще история. Но вы и без меня все знаете.

– Боюсь, что нет, – созналась я.

– Честно? Поразительно, все кому не лень говорили об этом.

– Марджори, не надо, наверное… – начала было Фелисити, но ее сестра не обратила на это внимания.

– Они были очень близки с миссис Гармонд, – продолжала она. – Говорят, он оплачивает ей жилье. А еще ее маленький сын с виду вылитый виконт, а он не дает себе труда развеять эти сплетни.

Я подняла брови. Пускай иногда в высших кругах иметь любовницу и считалось хорошим тоном, однако не опасаться откровенных разговоров об этом было довольно вызывающим жестом. К тому же слухи и предположения – это одно, а открыто содержать женщину и фактически признавать внебрачного ребенка – абсолютно другое.

– Она-то утверждает, что ее муж умер, а люди делают вид, что верят. Но чей ребенок, известно всем. А он… Наверное, он считает, что жениться на ней вовсе не обязательно: можно выбрать невесту помоложе и посолиднее, сами в очередь выстроятся. А что репутация станет еще гаже – это все равно.

Я молча переварила услышанное. Теперь все становилось на свои места: присутствие миссис Гармонд на вчерашнем ужине, где этого не хотела ни одна живая душа, взгляды, которые она раз за разом бросала на виконта… Если все это правда, то мое мнение о лорде Данморе не улучшится ни на йоту. Однако я привыкла относиться к сплетням скептически.

Я окинула комнату взглядом, гадая, пришла ли миссис Гармонд на этот бал или нет. И почему-то была уверена, что она здесь, с горечью наблюдает за тем, как ее любимый мужчина флиртует с другой. Если она повстречается мне, я обязательно постараюсь быть дружелюбной. Прекрасно знаю, каково это – жить в тени скандала.

– Конечно, и сама она едва ли захочет выйти за него, – говорила Марджори. – Зная все то, что о нем говорят…

– Марджори, хватит. – На отчаянный упрек Фелисити Эклз сестра лишь пожала плечами.

– О, ведь это один из моих любимых вальсов, – вдруг, но совершенно естественно вставила миссис Дуглас-Хьюз, когда оркестр заиграл «Романтика» Ланнера. Похоже, за ее плечами был немалый опыт изящного уклонения от разговора.

– Пойдем, Фелисити, – тотчас же приказала Марджори. – Найдем себе пару для танцев.

Она взяла сестру под руку и повела ее прочь, в то время как миссис Дуглас-Хьюз пригласил на танец незнакомый мне джентльмен.

Какое-то время я постояла на месте, наблюдая за всеобщим весельем. Передо мной мелькали счастливые улыбки, и ничто не напоминало о пресловутом кутеже, связанном с именем лорда Данмора. Не скажу, что была разочарована, скорее сбита с толку колоссальной разницей между тем, с каким жаром меня отговаривали когда-то от безумных светских вечеров, и тем, как один такой вечер выглядел на самом деле.

Впрочем, вечер этот только начинался.

Глава 5

Зря я не хотела приходить сюда – чем ближе дело шло к ночи, тем веселее становилось на балу. Я успела потанцевать с несколькими джентльменами, побеседовать с несколькими замечательными людьми и отведать несколько безумно вкусных блюд из тех, что были на столах. И в конечном счете почти забыла, что явилась сюда поймать вора. Но «почти» не считается.

Допустим, наш план оставался в силе, но в суматохе бала найти миссис Баррингтон никак не удавалось. К тому же я не знала, какие на ней платье и маска. Да, план наш совершенно необдуман, а поэтому вряд ли увенчается успехом. Так или иначе, надо хотя бы попытаться найти ее.

В стороне я заметила женщину, которая вполне сошла бы за миссис Баррингтон – она как раз выходила в вестибюль, так что я протиснулась сквозь толпу вслед за ней. Увы, я обозналась, но решила немного постоять снаружи, не желая так сразу возвращаться в духоту танцевального зала. В вестибюле было свежо и почти безлюдно, а я уже созрела для того, чтобы просто подышать воздухом и отдохнуть.

По лестнице спускался мужчина в полосатой оранжевой маске. Лорд Данмор говорил, что именно такая маска у мистера Фостера, и я решила, что мужчины закончили игру в бильярд и расходятся.

– Снова в бой, мистер Фостер? – спросила я с улыбкой.

Он повернулся ко мне, и я сразу поняла, что ошиблась – комплекция этого джентльмена была очень далека от спортивной.

– Я… Я не Фостер, – произнес он сбивчиво, – это Джеймс Харкер.

– Прошу прощения, мистер Харкер. Это я, миссис Эймс.

– А, миссис Эймс… – отозвался он с облегчением и снял маску, открывая красное потное лицо. – Ужасно рад встретить на этом балу хоть кого-то знакомого. Знаете, никакой страсти к этим маскам я не питаю.

– Еще раз простите, что обозналась. Насколько я знаю, мистер Фостер носит такую же маску.

Харкер нахмурился и, вытирая лицо платком, заговорил:

– Ну, лично я его тут не встречал. Я был в библиотеке наверху. Стараюсь никому не показываться на глаза. А спустился только потому, что должен кое с кем встретиться… Не люблю я эти вечеринки, но тетя Серена говорит, отказываться от приглашений невежливо.

– А вы знаете, в каком наряде ваша тетя? – спросила я. – Признаться, ее-то я и разыскиваю.

– Где она сейчас, сказать не могу, но вы ее точно узнаете: все-таки павлиний костюм…

Объяснение исчерпывающее; пожалуй, пока что я ее не видела.

– И на ней какие-то новые украшения, сапфиры, по-моему. Должно быть, дядя подарил – он в ней души не чает. Даже маска у него синяя, чтобы к ее наряду подходило.

– Да, она рассказывала о его щедрости. Спасибо, мистер Харкер. Наверное, я продолжу поиски. Если встретите тетю, передайте, пожалуйста, что я ищу ее, ладно?

– Обязательно, хотя не думаю, что мы с ней встретимся. Я вернусь в библиотеку. Единственное место, где можно побыть наедине с собой.

– Понятно.

– А лучше кое с кем встречусь и вовсе уйду, что бы тетя Серена ни говорила. Данмор ничего не заметит. Ему все равно, здесь я или нет. Кроме женщин, его вообще мало что волнует… Ладно, прошу меня извинить, миссис Эймс.

8
{"b":"560126","o":1}