ЛитМир - Электронная Библиотека

– Женщина! – вдруг истерично завизжала какая-то тощая девица. – У меня только что кобелек сбежал! Вам там сверху хорошо видно, посмотрите, куда его понесло!

– Девушка, отойдите, не понимаете, здесь съемки классики ведутся, – строго рыкнул парень в капюшоне и снова закричал Шуре: – Вы лапы подожмите! Говорю, ноги подожмите как-нибудь! И лицо насупьте, брови, говорю, насупьте, вы ж ворона!

Алькина съемочная группа не могла потерпеть конкуренции за их же счет, поэтому парни быстренько выскочили из машины и бегом направились к дереву, возле которого было уже достаточно шумно и суетливо. Вслед за парнями вылезла и Алька. Шура уже хотела как следует отчитать сестрицу, но тут неожиданно зазвонил телефон.

– Да, – неприветливо отозвалась Шура, но лицо ее тут же расплылось в счастливой улыбке, и она кокетливо потянула ножку. – Да… Это я… Да… Ничего не делаю, сижу вот… Просто так сижу…

Звонил шеф. То ли ему кто-то подсказал, то ли он сам додумался, но теперь он звонил Шуре и предлагал сейчас же приехать в офис, чтобы получить кое-какие деньги. Шура так разволновалась, так вытягивала ножку, что чуть было не рухнула с тополя, вовремя уцепившись за шершавый ствол. При этом поломался ноготь, а значит, все надежды на новогодний маникюр полетели в тартарары.

– Вот зараза, – выругалась Шура и тут же затараторила: – Нет, это я, конечно, не вам. Ну какой вы зараза, это… Да, я прямо сейчас слезаю и мчусь… Почему слезаю?.. Ну, потому что… Нет… Да нет же, что вы! Я не собиралась вешаться… Нет, и… и на мост топиться не… да где топиться-то? Тут же лед кругом… Нет, я не специально узнавала, я догадываюсь просто… Я сейчас… сейчас приеду!

Шура выключила телефон и, не смотря на многочисленных зрителей, стала спускаться вниз.

– Куда?!! – завопил Гарик. – Назад! Сейчас у нас съемка дубля «Вороны и Лисицы»!

Парни, видимо, договорились в цене, потому что сейчас Шура уже должна была изображать вовсе не Сороку. При этом ей настоятельно советовали затолкать в рот, пардон, в клюв, чью-то светлую вязаную шапку далеко не первой свежести.

– Все, ребята. Я ухожу, – была непреклонна Шура. – Некогда мне… Ну, помогите же кто-нибудь!

Помогать никто не торопился, а прыгать с дерева было чревато переломами.

– Помогите спуститься! – уже всерьез беспокоилась Шура. – Алька! Быстро вставай вниз, чтоб, если я упаду, то на тебя.

Алька вообще вела себя предательски.

– Куда ж тебя несет-то? Назад! Назад! – тыкала Алька в сестру какой-то длиной корягой и кидалась снежками. – Говорят же, посиди, покаркай, потом шапку уронишь, и все. Считай, заработала себе копеечку. Назад! Видишь же, люди пришли снимать.

– Вот сама залезай сюда и каркай! Снимайся хоть до вечера, – бурчала Шура, упрямо пытаясь сползти по стволу вниз. – Надоел мне этот ваш птичник…

Сползти не получалось, пришлось опять устраиваться на суку.

Заметив, что девушка не собирается позировать в роли птиц, Витя вдруг обратился к конкурентам:

– Слышь, ребята, а вам обязательно надо про ворону снимать? Может, у вас сценарий про гусеницу есть? Вот сейчас очень на гусеницу было похоже.

– Да нет про гусеницу басен, – горько отмахивались те.

И всем было наплевать, что Шура замерзла, что пальцы ее окоченели и слезать ей становится труднее с каждой минутой.

Помощь пришла, откуда Шура ее не ждала. Под дерево неожиданно подъехала очень серьезная машина. Шура даже подумала, что это директор какой-то студии, но из машины вышел мужчина в обычной куртке и молчком стал напяливать на ноги какие-то штуковины, похожие на смешные коньки. Потом он что-то сказал водителю, и тот подал ему толстую шершавую веревку. Шура с опаской наблюдала за всеми этими приготовлениями. И уж совсем растерялась, когда мужчина, обхватив веревкой ствол, стал ловко забираться на дерево, приближаясь к самой Шуре. Он был милый. И мужественный. В общем, вполне мог сгодиться на роль прекрасного принца, если б не эти уродливые «коньки», которые, как Шура догадалась, назывались «кошками».

Добравшись до ее сука, прекрасный принц сурово скомандовал:

– Слезайте.

Если б Шура могла, она б и без него слезла, а сейчас… Как он себе это представлял?

– Осторожно держитесь за ветку и спускайтесь, я вас здесь буду держать, – командовал мужчина.

– И чем? Чем держать-то будете? Вы ж за веревку держитесь, – не соглашалась Шура.

– Удержу чем-нибудь, – отчего-то раздражался спаситель. – Веревка у меня за пояс зацеплена, спускайтесь же!

Ну да, Шура как-то и не заметила широкого пояса, к которому была прикреплена эта самая веревка.

– Ну, тогда ловите, – постаралась хоть как-то сохранять лицо девушка и соскользнула по стволу вниз, ободрав коленки и даже часть живота – куртка предательски задралась кверху, оголяя не то, что надо.

Мужчина ухватил ее крепкими руками, хотя Шура и так бы не просочилась дальше. Она ж не мыло, чтобы по шершавым стволам скользить.

– Погодите, – завозилась она, пытаясь поправить куртку. – Сейчас я… немного…

– Спустимся, и наведете там свою красоту, – недоброжелательно ворчал мужчина.

– Какая красота! Я уже не могу пузом ствол скрести, неужели не понятно? – кончилось терпение у Шуры. – Я быстренько…

Она заворочалась в крепких мужских объятиях, хотя все ее старания особенного результата не принесли.

– Я не буду смотреть на ваше голое пузо, – процедил сквозь зубы спасатель. – Давайте уже вниз двигаться… Я, между прочим, на дерево лезу второй раз в жизни.

– Ничего себе! – возмущалась Шура, осторожно продвигаясь вниз. – А что, поопытнее никого не нашлось?

– У кого не нашлось? – сопел мужчина.

– Ну… у спасателей. Вы же эмчеэсник, правильно?

– Ну да… эмчеэсник… Я родственник! Одного идиота… которого всякие дурочки слушаются и скачут по деревьям. Да слезайте вы спокойно! Что вы елозите все время?!

Вот не ожидала Шура от такого милого мужчины таких грубых слов. Видимо, стервы он в ней еще не разглядел.

– Это вы мне? – высоко вздернула подбородок она, ударившись о его голову.

– Блин! – воскликнул мужчина. – Вы специально, что ли?! Ну все, спустились, и чтобы я вас здесь больше не видел! Свиристель безголовая.

Шуру это обидело. Да что ж такое! Этот курятник ей уже встал поперек горла! И ладно б с орлицей сравнивали! Она ж человек! Мало того, пострадавшая женщина, а вовсе не ворона, свиристель или сорока какая-то!

– Вы бы, товарищ, не обзывались! Сами вот… тоже не сокол! Поползень какой-то! За собой бы посмотрели! – еще более напыщенно проговорила Шура. – Мне не приходилось встречать таких грубых эмчеэсников!

Мужчина на нее даже не оглянулся, он сидел прямо на снегу и снимал с ног «кошки».

– Хам! – фыркнула Шура и хотела добавить еще что-то такое веское и сердитое, но слов не нашлось. Да и торчать здесь при всем народе не хотелось.

Шура, ни на кого не глядя, быстро открыла дверцу роскошной машины и уселась на переднее сиденье. Шофер, вероятно, ждал кого-то другого, потому что изумленно вытаращился на девушку и пробормотал:

– Вы куда?

– Я на работу, – думала о своем Шура. – Езжайте сейчас прямо, а там скажу. Да, и побыстрее, я тороплюсь.

Водитель решил, что, видимо, так было надо, поэтому больше вопросов не задавал – дал по газам и быстро выехал из парковой зоны. Ни сам шофер, ни его пассажирка даже не подумали посмотреть в зеркало заднего вида, а то бы они увидели, как бежал за ними сердитый спасатель, размахивая руками.

Глава 2

Шура вошла в приемную шефа. Там, как всегда, сидела секретарша Яночка, только выглядела она сегодня просто сказочно. На Яне было роскошное платье, прическа украшена затейливой мишурой, тени над глазами блестели, как неоновая реклама, и весь вид кричал о том, что барышня всерьез готовилась к праздничному сражению за внимание. К тому же Яночка, видимо, собиралась зайти в кабинет шефа, потому что уже в полусогнутом состоянии мазала помадой по губам и изо всех сил торопилась.

5
{"b":"560134","o":1}