ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь мы еще раз обратимся к дате рождения князя. Как мы указали выше, в научной и публицистической литературе устоялась дата рождения — 1220 г. Однако исследования В.А. Кучкина и здесь внесли свои необходимые коррективы. «Дело в том, что старший брат Александра Федор родился в 6727 г. от сотворения мира по мартовскому стилю. События, произошедшие с марта по декабрь того года, соответствуют 1219 г. от Рождества Христова, а январь и февраль относятся уже к следующему, 1220 г. Сопоставив имена святых, ученый пришел к выводу, что свое имя первый Ярославич мог получить либо от св. Федора Стратилата, либо от св. Федора Тирона, а память обоих — в феврале. Итак, старший брат Александра родился в феврале 6727 г., т.е. в 1220 г. по современному летоисчислению. Это делает мысль о рождении еще одного сына у Ярослава в том же году весьма маловероятной. Продолжив изучение святцев, В. А. Кучкин предположил, что сам Александр мог получить свое имя в честь св. Александра Римского, чья память празднуется 13 мая по старому стилю. К такому же заключению пришел и В.К. Зиборов».

Итак, ряд авторов считает, что у нас есть основания перенести дату рождения Александра на 13 мая 1221 г. Но делать столь однозначные выводы еще рано. Необходимо учитывать, что имена новорожденным могли давать и в день крещения. Поэтому большинство исследователей считают возможным не принимать 1221 г. как год рождения и считать таковым традиционный — 1220 г.

В Переяславле-Залесском прошли первые счастливые годы детства князя. Обряд пострига над князем совершил владыка Симон, игумен Рождественского монастыря во Владимире, где неисповедимой волею Всевышнего князь Александр обретет свой первый вечный покой в 1263 г. Именно «Симон должен был совершить над вторым сыном Переяславского князя Ярослава Всеволодовича — Александром — крещение и обряд пострига… Прямых данных об этом нет, однако на правильность догадки указывает то, что подобный обряд выполняли, как правило, архиереи». В 1226 г. епископ Симон скончался. Вместо него в 1227 г. был поставлен епископом Митрофан, как и его предшественник, выходец из Рождественского монастыря Владимира. «Очень любопытны обстоятельства его хиротонии. В ней принял непосредственное участие прибывший из Киева митрополит Кирилл, вместе с ним в таинстве участвовали еще четыре епископа». После 1229 г. Митрофан ставит на Ростовскую кафедру архимандрита Рождественского монастыря Кирилла.

С достаточной долей вероятности можно предположить, что обряд пострига был совершен в Спасо-Преображенском соборе Переяславля, в соборе, строительство которого начал еще Юрий Долгорукий в 1152 г. и который наполнил его «книгами и мощами святых дивно». В этом соборе в дальнейшем нашли свое последнее пристанище сын князя Александра — Дмитрий Александрович и его внук, удельный переяславский князь Иван Дмитриевич. В этом же соборе возводили позднее в сан иерея «игумена земли Русской» преподобного Сергия Радонежского. Таким образом, этот собор связал воедино двух духовных вождей русского народа, которые стали отцами великорусской его ветви, той плодовитой ветви, которой суждено было по промыслу Всевышнего стать национальным воплощением для сверхнациональной миссии — быть Третьим Римом в общечеловеческой истории и народом Божиим — «Новым Израилем», хранителем Истинной веры. Отметим, что вышеупомянутая священная миссия — не выдумка средневековых московских книжников, а историческая реальность, раскрываемая в истории Отечества постепенно и не вдруг нашедшая свое законченное каноническое воплощение в формуле «Москва — Третий Рим». Этой теме и отношению к ней святого князя Александра будет посвящена особая глава. Действительно, в XV веке в силу объективных причин и процессов исторического и метафизического свойства именно великорусская Московия осталась последним на земле государством во главе с православным царем, населенным державным православным народом. В этом смысле Московия была и законной наследницей политической идеи Рима как подлинной христианской вселенской государственности, основанной на фундаменте мировой языческой империи Константином Великим и истинным «Новым Израилем» как народом — «ковчегом» Истинной веры!

Вероятнее всего, именно в Переяславле Александр получил духовное воспитание. Среди его наставников уже упомянутый нами выше епископ Симон, один из авторов Киево-Печерского патерика, прекрасно образованный в церковной истории человек. Военному дел князь мог обучаться у боярина Федора Даниловича. Политику и историю княжичу вполне мог преподавать сам Даниил Заточник — автор знаменитого «Моления». Конечно, здесь мы стоим на зыбкой почве допущений.

Говоря о граде Переяславле, отметим, что наивысшего расцвета родной город Александра достигнет в XIII веке, как раз перед самым татарским нашествием, при отце его князе Ярославе.

Татарское нашествие трагическим образом разрывает ткань русской истории на до и после нашествия. Важно сознавать, что этот трагический разлом стал незаживающим рубцом в судьбе самого Александра.

Александру было 18 лет, когда он сел на Новгородский стол в тот страшный год, когда его родину буквально испепелили кочевники азиатских степей зимой 1238 г. Град Переяславль был разорен. Многие жители погибли или уведены в плен. Надо полагать, что весть об этом быстро дошла до Новгорода. Можно себе представить состояние юного князя. Такие трагедии не могут не оставить глубочайшего следа в душе человека.

«После разорения Северо-восточной Руси в 1237–1238 гг. монголо-татарские орды, ведомые жаждой наживы и новых завоеваний, устремились к богатым южнорусским землям… Огненный вихрь нашествия снова прошелся по Руси, оставляя за собой дымящиеся развалины некогда богатых и процветающих городов. Католический архиепископ Плано Карпини, проезжавший там, позднее записал: “Когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле”… В декабре 1240 г. пал Киев — крупнейший город средневековой Европы, древняя столица Руси. Летопись отмечает: “Подошел Батый к Киеву в силе тяжкой, окружил град, и подступила сила татарская”. Битва шла днями и ночами, за одной волной штурмующих накатывала новая волна. На защиту города, охваченного пламенем, вышли все его жители, и стар и млад…Татары использовали осадные орудия, и через провалы в стенах бесчисленные орды хлынули на улицы, неся с собой разграбление и разрушение. “И взят был град безбожными на Николин день”, — написал летописец. Вслед за столицей Батый “иных градов много русских взял, им же и числа несть”. Археологи обнаружили пепелища тысяч городов, о которых сегодня мы не знаем ничего, даже былых названий. Монголо-татарское разорение нанесло чудовищный удар по культурному и государственному развитию русского народа. Киевская Русь погибла, но ее смерть была столь же героической, как и славное существование». Для понимания трагического надлома для всей последующей русской истории необходимо помнить, что «после чудовищного монголо-татарского опустошения, огромная территория Поднепровья, называемая прежде “Русской землей”, в буквальном смысле превратилась в “дикое поле”. Русская цивилизация, издревле наступавшая на юг, вновь откатилась к родному северу, а южные земли, некогда Русские земли, превратились в Дикое поле — “окраину”.

По ней кочевали разбойничьи орды, окончательно истребляя и вытесняя уцелевшие остатки прежнего населения Не случайно былины о Киевской Руси, князе Владимире и богатырях записаны на русском Севере, преимущественно в Архангельской и Олонецкой губерниях, а украинский фольклор не помнит древнего Киева и вообще событий до XVI века». Некому в Южной Руси было донести до потомков священную память об истории предков. Малороссия в своих исторических песнях помнит себя только с XVI века.

Татарский погром выжег и Северо-восточную Русь. Для того чтобы представить определенные «бытовые» условия, в которых начиналась активная политическая жизнь Александра Невского, сделаем небольшое историко-географическое отступление. Здесь необходимо особенно отметить, что во времена Александра продолжал существовать так называемый в научной литературе «Переяславль древний» — городище Клещин над озером Плещеевым, основанный еще в IX веке, если не раньше. Вероятнее всего, предание, по которому терем Александра Невского в Переяславле, в период после татарского погрома, располагался на Ярилиной горе, рядом с Клещином, имеет под собой веские основания. Не случайно в дальнейшем здесь возник деревянный монастырь, окруженный стеной и шестью башнями, который назывался «Александровым». Мы можем предполагать, что Переяславль был частично разрушен Батыевой и Неврюевой ратями татар. Может быть, далеко не все погибшие от татар защитники города были преданы земле. Даже сейчас археологи находят в Переяславле не погребенные должным образом останки людей, ставших жертвами татарских погромов. Такая находка была сделана в 2013 г. Тела были погребены под развалинами дома прямо в центре древнего Переяславля-Залесского. По этой причине Александр и мог избрать своей резиденцией загородную Ярилину гору, с высоты которой открывался печальный вид на разрушенный Переяславль — город его детства, гнездо его рода.

7
{"b":"560136","o":1}