ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как это — с полной загрузкой? — не выдержал Димка. — Это же дутых шестнадцать тонн груза. Вы что, товарищи?..

— У меня все, — селектор замолчал.

— Слышали? — поднял глаза начальник порта. — Решайте, товарищи, решайте. Я вас не задерживаю.

— Грабеж, — негодовал Димка, когда мы вышли на улицу. — Обдираловка среди бела дня…

— Ладно тебе. Говорил бы там.

— А ты чего молчал, дед? Это же хамство…

— Что я должен — рядиться, как на базаре?

— А как ты думал, что на них закона нет…

— Придет время, будем иметь свои вертолеты, тогда все станет на свое место. Вертолетная колонна. Понял?!

— Понял, чем дедка бабку донял, — зло бросил Димка.

— Не заводись бесплодно. Качаем деньги из кармана в карман, одно ведь государство.

— Только и всего? — поклонился Димка. — Нет, дед, нет этому оправдания.

— Ну ладно. Решили. Это единственный выход. Что теперь-то орать на улице.

— Не помню, то ли Петр Первый, то ли кто, — миролюбиво заговорил Димка, — спрашивает своих солдат: «Как вас кормят, служивые?» — «Недокармливают, царь-батюшка», — отвечают в один голос. Дал им царь прибавку, опять спрашивает. Ответ тот же. Подумал-подумал и велел перед строем все начальство полковое построить, а на краю поставил солдата. Зачерпнул царь пригоршню муки — и в руки полковника, тот муку насыпал в ладоши следующего, так они передавали ее по строю, а пока до солдата дошла, так едва ладони припудрила.

— Ну и примерчик. И при чем здесь Петр Первый со своей мукой?

— Притом. Пока опоры поставят, то так ошкурят.

— Пример не из той оперы — не подходит. Лучше скажи, где ждать вертолет будем?

— Не здесь же. Собираемся принимать, а посадочная площадка где? Почитай-ка инструкцию. Тут и флажки, и песок, и огнетушители.

…Утро было ярким. Мороз накалил воздух до хруста. Пощелкивали стены домов. Мы наладили котомки, достали из-под снега лыжи и уже собрались в путь, но тут Димке на глаза попали нарты. Они были прислонены к забору кверху полозьями. То ли их геологи бросили, то ли старатели.

— Возьмем, дед? — вдруг предложил Димка.

— На черта они нам, тащиться…

— А что мы выболели? Прихватим ребятам в магазине свежих продуктов.

— Ладно. Нагружай.

Воз получился — впору лошади увезти. Димка потяг через плечо, лыжи на нарты. Вышли за Дражный, на лыжи. По мари нарты скользили — потяга ни разу не натянули. Но вот полезли мы на кручу, тут уж воз стал из нас выжимать пот. Димка к полозу пристроил на скрутки две палки: одну впереди, другую сзади. Палку в руки, грудью на ремень. Я толкаю нарты за палку сзади. Юзим и снова карабкаемся.

— Давай, Димка, что пуп надрывать…

У Димки только шея бугрится, красная, да глаза вот-вот из орбит покатятся в снег.

— Ты, дед, пушки через Альпы не таскал, а предок мой таскал и ни одной не бросил. Ты ставь, дед, лыжу поперек горы, ступом, ступом иди…

Только на третий день перевалили хребты и вышли, на скат своей горы.

И тут Димка горько вздохнул:

— Смотри, дед, словно Мамай прошел.

Весь косогор был изорван тягачами. Наверное, пытались станки поднять.

— Ну куда на такой крутяк. Только технику рвали. — В голосе бригадира обида. Ты хоть поддерживай, дед, нарту, а то занесет, как того зайца.

Откинувшись назад, Димка упирается, едва сдерживает воз. Видно, как палка водит из стороны в сторону Димкино сильное тело. По тракторной колее навстречу карабкается Андрей, машет руками, кричит. И парни повыскакивали без шапок из палатки.

— Осторожнее — стекло, — предупреждает Димка.

Талип по-хозяйски ощупал воз, пощелкал языком.

Взял у Димки потяг. Андрей сразу ко мне.

— Дед, а Нельсон выдру поймал! Она рыбу ест. Ландорики вовсе не берет. А у нас хлеб кончился. Хлебаем без хлеба… Ты, дед, женился, да?

— Откуда ты взял?

— Мужики говорили. Дед бросил нас, женился.

— Слушай их, они наговорят.

— Я и так слушаюсь, — округлил глаза Андрей. — Будешь, дед? — Андрей вынул из-за пазухи кусок лепешки. — Бери!..

Я помогаю Андрею подсесть на воз.

— Держись, а то эти коняги разнесут. — Пацан крепко хватается за увязку, и мы юзим вниз. Собаки заходятся лаем, хватают за пятки.

Около палатки отдышались. Стряхиваем снег с шапок, соскребаем его со спины. Он уже коркой взялся. Прибежал из-за реки Нельсон, и все вместе пошли в палатку.

— Нельсон, дед, тут рвал и метал, — бросил на ходу Славка. — Все тросы оборвали, а воз и по сей там…

Талип сразу на стол кастрюлю, чашки, ложки, соль. Пока мы едим, парни курят, переговариваются. Талип все подливает, подгорячивает. Нельсон сидит с краю на лавке, сцепив узловатые крепкие руки. Пальцы схвачены так, что побелели ногти. Нервничает адмирал. Но первым разговор не начнет.

Димка обеими руками держит кружку, рассматривает стол, будто впервые видит.

— Чай будешь? — Талип ставит — перед Нельсоном большую эмалированную кружку. От кружки поднимается пахучий пар, но Нельсон вроде не видит. Даже шапку не снял, так в шапке и сидит.

Я допиваю чай и опрокидываю кружку кверх дном.

— Кружка зад показал, значит, шабаш, — замечает Талип.

Поворачиваюсь к Нельсону.

— Вертолет встречать готовься.

— А что его встречать. Прилетит — мимо не пройдет.

— Площадку готовь.

— В какую дырку опоры будешь втыкать?

Действительно, пока ни одной скважины не забурили. Даже станки на пикеты не смогли затащить.

— Снег вертолетом обдувать станешь или пот с наших лбов, — развивает мысль Нельсон. — Так лбы как коленка, — приподнимает он шапку. — Ты, Дюжев, тумана не напускай, если что надумал — выкладывай, если нечего предложить, так и скажи.

Ребята насторожились.

— Скат к реке видел, знаешь?

— Вот-вот. Стрижу гнезда не прилепить, а мы захотели станки поднять…

— Плохо. Не смогли справиться.

— Что уж тут хорошего, — в голосе адмирала металл. — «Разулись» — порвали тросы, угробили водила… Сдается мне, что ты не за свое дело взялся, Антон. Не за свое, Дюжев. — Нельсон шумно отдышался. — Надо шевелить мозгой. — Нельсон ткнул пальцем в потолок. — Решать вопросы там.

В палатке наступила такая тишина, что стало слышно, как скребется в трубу поземка.

— Всему предел есть, Дюжев, — заключил Нельсон и уставил на меня глаз.

Вот так. Что и сказать, что ответить. Сижу, жую спичку.

— Ну, дак как? — повышает голос Нельсон.

— Да вот так. Вертолетом подадим станки, — сказал и не услышал себя.

— Вертолетом? — переспросил Нельсон.

Чувствую, как лэповцы впились в меня глазами. За сказанное отвечать надо. Болтунам не прощается.

— Ну, ну, — подстегивает Нельсон…

— Сдемонтируем станок, разделим напополам. И МИ-6 возьмет, подаст на пикет… А собрать недолго… — Стараюсь говорить как можно спокойнее, но голос выдает.

— Это тебе только пришло в голову или предвидел? — оттаяв, переспрашивает Нельсон.

— Другого выхода не вижу, если есть, предлагай. И менять сию минуту производителя работ тоже не представляется возможным, потерпеть придется… — Нельсон будто не слышит моих слов, подкуривает потухшую папироску и сверлит меня глазом.

— А во что обойдется вертолет, интересовался? Ну, допустим, час работы на наружной подвеске сколько? Я тебе скажу — без малого две тысячи. Перегон: каждый час — тысячу двести рублей… Вот и крути, сколько выйдет? А за опоры что получим, сколько закроешь по форме? Сожрет нас, проглотит без соли эта стрекоза… А чем дальше будем жить, Дюжев?

Парни заерзали на лавках, ждут моего ответа.

— Ну, живы будем — не помрем! Заказчик обещал компенсировать.

— Чем?

— Закроют мост, временную переправу…

— Мост, говоришь? — Нельсон прищурил глаз. — Мост, говоришь? А не изворачиваться не можем?

— А иначе ты как хотел, — подсказал Славка, — хочешь жить, умей вертеться.

— В своем-то государстве изворачиваться, — кривит рот Нельсон.

— Не изворачиваться, а проявлять смекалку, инициативу, — не удержался Димка. — Мы что, для себя, в свой карман?

24
{"b":"560137","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто. Решите вашу проблему номер один
Невеста бывшего друга
Северное сияние
Dragons corporation
Если б не было тебя…
Англия. Глазами воронов
Финальная шестерка
Ровно посредине, всегда чуть ближе к тебе
Бой бабочек