ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Декабристы-победители
Мы против вас
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Застолье Петра Вайля
Женщины Лазаря
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
Олимпийские игры
Танки, тёлки, рок-н-ролл
A
A

Я не мог не написать тебе, после того как увидел твою фотографию в профиле. Твои красные очки привлекли мой взгляд, как и твои красивые голубые глаза под ними.

После дальнейшего просмотра, я увидел, что тебе нравятся тако, что сделало тебя девушкой моего сердца. Я не могу наесться тако — они моя единственная зависимость. Если ты не очень занята, может быть, я смогу сводить тебя за потрясающими тако, недалеко от моей квартиры. Обещаю, это лучшие тако в Нью-Йорке.

Что скажешь?

Жду твоего ответа.

Алехандро.

— Ну, он кажется милым. — Покраснела я.

— Он хочет сводить тебя на тако, — предупредил Генри. — Как это может быть мило?

— Он хочет съесть твой тако, — хихикнул Дерк.

— Будь осторожна, — нехарактерно для себя предупредил Генри. — Мне не нравится Алехандро. Я ему не доверяю.

— Ты его даже не знаешь, — возразила Делани, собирая у всех пустые тарелки. — Напиши ему в ответ, Рози. Назначь свидание.

Я еще немного изучала профиль Алехандро, пока Дерк убирал за Делани, как послушный парень, которым он был.

Алехандро казался милым, искренним парнем, но что вообще можно сказать из интернета? В реальной жизни он может быть сумасшедшим убийцей, но его профиль может сказать, что он вяжет свитера для монахинь во время Рождества. Должна ли я ему на самом деле дать шанс? И почему Генри был против Алехандро? Он видел что-то, чего не видела я?

— Почему тебе не нравится Алехандро? — спросила я, нарушая тишину, которая опустилась на кухню.

— Он кажется... слишком опытным. Я не хочу, чтобы он использовал тебя, — ответил Генри.

— Ты не думаешь, что я сама смогу справиться с опытным человеком?

Генри окинул меня недвусмысленным взглядом, и сказал:

— Лав, прошлым вечером ты ударила парня по яйцам, не уверен, как хорошо ты справишься в очень напряженной ситуации.

Оскорбленная, я откинулась назад на своем стуле и посмотрела на Генри. Боль наполняла меня, пока я думала о его словах. Да, я была не опытна, но была уверена, что смогу справиться сама, когда окажусь в ситуации, которую хотела для себя.

— Ты задница, — наконец произнесла я, вставая и забирая планшет Генри к себе в комнату. Алехандро получит сообщение.

В минуту, когда я прошла через дверной проем, я захлопнула за собой дверь, чтобы получить немного уединения, но была остановлена рукой Генри.

— Уйди, — сказала я, не трудясь поворачиваться.

— Рози, прости. Я не хотел оскорбить тебя. Я просто беспокоился.

— Ну, перестань беспокоиться, Генри. Я могу справиться сама — я не ребенок.

Он сделал глубокий вдох и провел рукой по волосам, растерявшись.

— Я знаю, ты не ребенок, я просто... Боже, Рози, я забочусь о тебе.

Наконец оборачиваясь, я положила планшет на кровать и подошла к нему. Опустила руки ему на плечи и сказала:

— Я ценю твое беспокойство, но я хочу друга, а не старшего брата. Я хочу, чтобы ты помог научить меня тому, что мне нужно знать, а не был моим рыцарем в сияющих доспехах.

— Но мне нравится быть твоим рыцарем, — улыбнулся он смущенно.

— Я знаю, но пришло время тебе отойти, Генри. Ты не можешь быть рядом со мной вечно; когда-нибудь ты будешь двигаться дальше, может быть, с одной из этих дам с большой грудью, как прошлой ночью.

— Шарлин? Нет, она лишь для траха. С ней никаких настоящих отношений.

— Видишь, вот чего я хочу. Может быть, Алехандро просто для траха, может, он будет достаточно веселым, чтобы я смогла немного расслабиться и набраться немного опыта. Мне нужен опыт, Генри, потому что прямо сейчас, моя книга такая же сухая, как и моя вагина.

Губы Генри растянулись в улыбке.

— Я же говорил тебе, что могу с этим кое-что сделать.

— Ты что с Луны свалился? — я оттолкнула его, но он схватил меня за руки и притянул в объятия, заставляя бабочек в моем животе трепетать, оттого, что я была так близко к нему.

— Ты прощаешь меня? — мягко прошептал он у моих волос. Как я могла не простить?

— Обязательно. — Я крепко сжала его, прижимаясь щекой к его обнаженной груди.

— Ты правда собираешься ответить ему?

— Собираюсь.

— Ты, по крайней мере, скажешь мне, куда вы пойдете?

— Ты обещаешь не наблюдать за мной через окно?

— Я не могу давать таких обещаний, но могу попытаться.

Смеясь, я сказала:

— Думаю, это лучшее, о чем я могу просить.

Как только Генри отпустил меня, я схватила его планшет, и мы сели на кровать вместе, и написали ответ Алехандро.

Алехандро,

Ты ведешь меня на тако. Дай мне знать, когда и где.

Готова есть.

Рози.

— Ты уверен, что это не слишком отстойно? — спросила я, прежде чем отправить. Это было не очень поэтичное сообщение, но оно было точное.

— Нет, оно идеально.

— Не думаешь, что есть (прим. перев. munch, кроме как есть/чавкать, можно перевести как оральный секс), звучит немного сексуально?

— Да, и в этом весь смысл, — Генри скривился. — Не то чтобы я действительно хочу, чтобы ты посылала сексуальные намеки, но как друг, дающий совет, это идеально.

— Ок, хорошо.

С уверенностью, я нажала отправить и просто надеялась, что не прозвучала слишком дешево.

— Я тобой горжусь, — сказал Генри.

— Почему это? — спросила я, подходя к своему столу и открывая свой ноутбук на сайте свиданий, чтобы оценить остальные сообщения.

Генри поправил свое место на моей не заправленной кровати и помял в руках одеяло.

— Что решилась на все это — это очень храбро.

— Это все для исследования, — ухмыльнулась я.

— Как движутся дела с книгой?

— Все перечеркнула. Я не знаю, смогу ли написать средневековый роман.

— Почему это?

— Ну, с тех пор как я начала это новое путешествие, я читала более современные романы, и должна быть с тобой честной, я влюбилась в них. Современные романы так отличаются от исторических. Они более резкие, сленг современный, и секс, святое дерьмо, Генри, ты должен прочитать некоторые из этих сексуальных сцен.

— Правда? — спросил он, правда заинтригованный. — Как легкое порно?

— Больше как жесткое порно, — я наклонилась вперед и оживленно заговорила. — Девушкам нравится жестко, им нравится, когда с них срывают трусики, и они говорят парню, что они собираются... — я осмотрелась кругом и прошептала: — кончить, и кричать до самых крыш.

Ревущий смех вылетел из Генри, пока он держался за живот.

— Что смешного? Это правда. И ты должен прочитать кое-какие вещи, которые делают эти девушки. Генри, я читала в одной книге, что девушке нравилось, когда парень засовывал карандаш в ее задний проход.

Смех Генри утих и одна из его бровей вопросительно приподнялась.

— Рози, какого черта ты читаешь? Я не помню, чтобы загружал тебе что-то подобное.

— Это роман профессор/студентка. Я знаю, у меня смешанные чувства о таких историях, но я увлеклась. Это оказалось интересно, но затем все вышло немного из-под контроля... но это все еще захватывающе. Ей нравится карандаш в заднем проходе; она протягивала его ему, пока он оценивал ее телосложение. Она получила отлично с плюсом, конечно, но все еще это завораживающе.

— Рози, ты знаешь, она могла просто держать карандаш в руке, он не должен был засовывать его в ее задний проход... это, своего рода, странно.

— Погоди, — остановила я его, поднимая руку и спрашивая: — Разве это не обычная вещь?

— Засовывать карандаши людям в задницы? Нет, Рози, это ненормально.

Я откинулась на спинку сиденья и подумала об этом в течение секунды. Это казалось таким нормальным в книге... не было никаких сомнений. Это было так, будто: о, ты засовываешь карандаш в мою задницу, отлично! Как будто женщина знала, что ее задница была идеальным держателем для карандашей, и должна быть моделью для современных держателей карандашей.

21
{"b":"560142","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Человек, научивший мир читать. История Великой информационной революции
Размороженный. Книга 3. GoodGame
Ярость
Северное сияние
Призрачный остров
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Капитализм в Америке: История
Астролябия судьбы
По ту сторону от тебя