ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девять Вязов
Адвент-календарь ожидания Нового года
Кремль 2222: Юг. Северо-Запад. Север
Она смеется, как мать
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Вскрытие мозга: нейробиология психических расстройств
Каким человеком вырастет ваш ребенок? Мораль и воспитание детей
Радзіва «Прудок»
Испанская тетрадь. Субъективный взгляд
A
A

Дерк подмигнул ей и сказал:

— Все правильно, красавица.

— Дерк, иди сюда; давай будем держать бананы для девушек, так они смогут полностью использовать свои руки. Обхвати вот так основание, — сказал Генри. — Лав, притворись, что мой кулак, это яички, хорошо?

— Это так глупо.

— Просто представь, — продолжил Генри. — Как только станешь мастером в этом, ты сможешь описать минет в своей книге, даже не думая; это придет естественно. Ты этого не хочешь, Лав? — его голос был дразнящим, но я знала, он пытался помочь мне, и это то, что я любила в нем, он всегда старался помочь, не важно, какой была задача.

— Ладно, но клянусь Богом, если что-то получится с кем-то из этих парней, вы будете молчать. Я не хочу, чтобы они знали, что я практиковалась на банане.

— Обещаю, это останется между нами, верно, ребята? — спросил Генри.

— Да, — вместе ответили Делани и Дерк.

— Хорошо, откуда мне следует начать? — спросила я, смотря на банан, который сжимал Генри.

— Снять рубашку, задание номер один, — сказал Дерк, пока смотрел на Делани.

— Чувак, — отчитал его Генри. — Нет, рубашки остаются. Генри повернулся ко мне и сказал: — Помнишь, о чем мы говорили? Начинай отсюда.

Наклоняясь ниже, я посмотрела на банан, и в неверии покачала головой. Я правда собираюсь сосать банан? Я хотел научиться, и если я окажусь в подобной ситуации, буду ли я с Лансом или Алехандро, то не хочу растеряться. Я хотела бы иметь немного уверенности, и вот так я обнаружила свои губы вокруг банана, пока притворялась, что кулак Генри был яичками.

— Это идеально, — произнес Генри. Я посмотрела на Делани, и заметила, что они с Дерком затерялись в своем собственном мире, пока она ублажала банан и смотрела на Дерка, соблазняя его.

— Мы с этим закончили, — сказал Дерк, откидывая банан в сторону и хватая Делани. Он вывел ее с кухни обратно в спальню, Делани хихикала все время.

Я отодвинулась и посмотрела на Генри.

— Это так смешно. Люди не практикуются на бананах.

— Ты можешь практиковаться на мне, — Генри подергал бровями.

— Ты продолжаешь предлагать, Генри, когда ты поймешь, что этого никогда не произойдет?

— Однажды ты скажешь: «Да», Лав.

— Хорошо, — закатила я глаза. — Вернемся к банану. Что насчет презерватива? Я читала, что парням нравится, когда девушки надевают на них презерватив. Это правда?

— Мы закончили с сосанием банана?

— Не знаю, это кажется странным.

— Просто сделай это очень быстро, и затем мы поговорим о презервативах.

— Хорошо, — я схватила кулак Генри и начала легко его массажировать, пока проводила языком по краю банана, и затем к низу банана, пока не достигла кулака Генри. Я облизнула его пальцы, смеясь, и затем поднялась вверх, как сказал Генри. После того, как я вернулась к кончику банана, я взяла его в рот и начала сосать. Я подняла взгляд на Генри, глаза которого были затуманены, и когда я посмотрела вниз на его пах, то заметила, что он был возбужден. Генри, мой Генри, был возбужден. Он поймал мой взгляд и отстранился, но не пристыженно.

Пожимая плечами, он сказал:

— Это было горячо.

На моем лице расплылась маленькая улыбка, пока я пыталась избежать зрительного контакта с его возбуждением.

— Я не использовала трюк с мурлыканьем.

Боже, я чувствовала себя так неловко, и ненавидела, абсолютно ненавидела тот факт, что Генри было так комфортно с его сексуальностью, что он может просто сидеть здесь, возбужденный, и для него это нормально.

— Уверен, когда ты помурлыкаешь, с тобой все будет прекрасно. Это проще простого. — Он подмигнул и затем ушел в свою спальню, немного поправляя свои штаны. Когда он вскоре вернулся, я не могла не смотреть вниз на его пах, и к моему разочарованию, ничего не выпирало к тому времени, как он вернулся. Я, видимо, завела его, но не так сильно, не то чтобы я пыталась. Просто было бы мило видеть его твердым немного дольше.

Какого черта я говорю? Нет, я вообще не хочу видеть его твердым. Святой боже. Мне нужно начать контролировать себя. Все эти новые любовные романы в моей жизни и разговоры о сексе блуждали в моей голове.

— Вот, — сказал Генри, протягивая мне маленький пакетик, на котором было написано «Большой». Я не была полностью тупой, я знала, что такое большой презерватив... смотрела по телевизору. То, что Генри протянул мне такой, заставляет меня думать, что он, должно быть...

— Перестань пялиться на мой член, — сказал Генри, заставая меня врасплох.

— Извини, — ответила я, чертовски смущенная. — Просто, это большой презерватив, — практически прошептала я, заставляя Генри хихикать и шептать в ответ.

— Я знаю. Я все время их ношу.

Я просто пялилась на него, потому что прямо сейчас все становится слишком интимным. Да, я сосала банан, который он держал, это то, что я заблокирую в своей памяти, но прямо сейчас, я держала его презерватив, и это было более личным, чем все, что мы до этого делали вместе. Казалось, будто я держала в руках его пенис, что, как я знала, не было правдой, но все равно, не могла не думать об этом в таком ключе.

— Рози, это презерватив, не бомба, которую ты должна дезактивировать. Открой его и надень на банан.

— Почему парни просто сами не могут этого сделать? — бормотала я, так как упаковку было открыть немного тяжелее, чем я ожидала. — Они должны делать их такими, чтобы открывать было немного легче, — сражалась я.

Прямо когда я разорвала упаковку, презерватив взлетел в воздух и приземлился прямо в кофе Генри, что стоял на столе.

Я улыбнулась Генри и сказала:

— Хорошая что, мы не используем его по-настоящему, или у тебя был бы кофейный член.

Я хихикала слишком сильно над своей глупой шуткой. Генри просто изучал меня своим вопросительным взглядом, будто пытался прочитать меня. Мне этот взгляд не нравился; он всегда заставлял меня нервничать.

Он вытащил презерватив из кофе и вытер его об штаны. Он отдал его мне и затем посмотрел на банан. Аккуратно, он показал мне, как раскатывать его, и рассказал о процессе, и как доставить удовольствие парню, медленно дразня его. Он также сказал мне, если я стану действительно опытной, то смогу раскатать его ртом, принимая длину парня, но это казалось слишком безумным.

Все, что я могла представить, это что презерватив застревает в задней части моего горла, и я умираю от удушья из-за презерватива. Сейчас я могла видеть свое надгробие.

Рози Блум, умерла от удушья презервативом. Ее последние слова были: «Смотри, как я надеваю его».

Да, не так я хотела уйти, так что думаю, буду держаться подальше от старого трюка со ртом.

— Кажется, это довольно легко.

— Это так. Просто раскатай его вниз, — заверил меня Генри. — Теперь, парень внизу должен быть хорошо выбрит, но если это не так; убедись, что не зажимаешь резиной его волосы на лобке. Это дерьмо очень болезненно.

— Погоди, значит я иду и делаю чертову депиляцию, но парень может прийти с волосатыми ягодками, и это нормально?

— Это не нормально. Это гадость, но да, некоторые парни думают, что это мужественно, чтобы волосы торчали из каждой морщинки его яичек.

— Фу, гадость. Разве у них там все не потеет?

— Да, иногда ужасно потеет, так что если у парня куст, предлагаю двигаться дальше; ты не захочешь иметь с этим дело.

Учтено, подумала я. Что, если у Ланса есть куст? Может быть, это был его недостаток. Если бы это был его единственный недостаток, уверена, что могла бы справиться с ним, потому что все, что ему будет нужно — это немного женского поощрения.

— У тебя там есть волосы? — спросила я Генри. — У тебя есть эта маленькая полоска волос от пупка до лобка, — акцентировать внимание я. — Так значит ли это, что у тебя нет стрижки?

Генри послал мне знающий взгляд и ответил:

— Лав, разве кажется, будто я буду парнем, который носит огромную кучу сожженных спагетти с моими шарами?

— Нет, но люди иногда удивляют.

С ухмылкой, он схватился за пояс и оттянул его вниз, так что я увидела самый край его лобковой области, и она была абсолютно чиста. Единственные волосы, что у него были, это полоска волос от пупка до лобка, что, как я думала, было невероятно сексуально.

27
{"b":"560142","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Планировщики
Камасутра. Энциклопедия любви
Метафорические ассоциативные карты. Полный курс для практики
Пик
Книжный магазинчик Мэделин
Мамин торт
Лестница Якова
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
Демоны сновидений