ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки
Полевая практика, или Кикимора на природе
Именинница
Всего лишь тень
Криптия
Планируем меню, или Как перестать жить на кухне
Фауст. Сети сатаны
Гадкая ночь

***

- Как он? – спросил Микки, оставшийся в зале ожидания, как только Йен подошел к нему.

- Херово, - лишь ответил тот и прошел к стойке регистрации, чтобы забрать вещи брата.

- Он что-то рассказал? – не унимался Милкович, поспешивший следом.

- Ничего нового, - соврал рыжий.

Конечно, марка машины, на которой его пасли люди «Алана» не могла сказать ничего кому бы то ни было, но только не Йену, прекрасно помнившему этот автомобиль, поразивший его своими размерами, а также парой знакомых глаз и ехидной улыбкой человека, вольготно развалившегося на заднем его сидении, в тот момент, когда дверь авто открылась, чтобы забрать танцора «Ласточки» и увезти в неизвестном никому направлении.

- Здравствуйте, я – Йен Галлагер, брат Филлипа Галлагера из палаты двадцать три четырнадцать. Могу я забрать его вещи? – поинтересовался Йен у медсестры, сидевшей за стойкой приемной, протягивая девушке свое удостоверение личности.

- Да, конечно, - ответила та, сделав пару кликов мыши и несколько ударов по кнопкам клавиатуры. – Сейчас принесут, - добродушно добавила она, позвонив кому-то. – Перед выпиской нужно будет привезти чистые вещи. Но, думаю, пока об этом рано говорить, - улыбнулась она, указывая взглядом на пакет, принесенный одним из санитаров буквально через минуту.

- Спасибо, - кивнул Йен, забирая пакет и отворачиваясь. – Мы можем пойти к вам? – обращаясь уже к Микки, спросил он.

- Что? Да. Конечно, - совершенно не ожидающий подобного вопроса, планирующий еще по меньшей мере несколько часов провести в больнице, ответил тот. – А Мэнди?

- Сказала, что останется с Липом, - проговорил Галлагер, забирая свою куртку у Милковича, все это время не отпускающего ее из своих рук. – Пошли, - как-то слишком торопливо произнес Йен, накидывая на себя парку и спеша к выходу.

Если бы Микки за последнюю неделю спал в общей сложности хотя бы двадцать часов, он непременно бы заметил странный блеск в зеленых глазах рыжего.

Если бы дикая усталость, что ломила кости и туманила мозг, не лежала тяжким грузом на его изнеможенном сознании, он обязательно бы понял, что что-то не так.

Если бы странное поведение рыжего Милкович не списал бы на волнение за брата и чувство вины за случившееся, он, конечно же, догадался, что Галлагер что-то задумал.

***

- Бляяяяяяяять, - весь воздух из легких был выпущен со свистом, когда, вернувшись в свою комнату, Микки Милкович не обнаружил в ней Галлагера, оставленного там всего несколькими минутами ранее, впрочем, как и револьвера, что валялся на его комоде рядом с злоебучей серой шапкой уже пару дней.

Комментарий к Лип

Если это все еще кто-то читает, буду очень признательна, если Вы напишите мне пару строк о своих впечатлениях.

========== Алан (Часть 1) ==========

Для тех, кто все еще ждет…

пишет мне в ЛС и другие места, требуя проду=)

В десятый раз перебирая вещи Липа, разбросанные по кровати, Микки Милкович матерился под нос, безуспешно роясь по карманам одежды в желании найти хоть какую-то зацепку.

Галлагер ни словом не обмолвился о своих намерениях, но брюнет был уверен – Йен сейчас на пути к непоправимому.

И Микки никак не мог решить, стоит ли ему волноваться за сохранность его тощей задницы или рыжей башки, в которую вдруг пришла идея пристрелить мудака, оставившего на его теле все эти ужасные шрамы.

Кошелек Филлипа упал на пол, вынуждая Милковича наклониться, обреченно выдыхая, поняв, что ничего путного найти так и не удалось.

– Что за нахуй? – пробубнил он, сосредотачивая внимание на небольшом листке, валявшемся под кроватью, поднимая мятую бумажку, чтобы разобрать буквы и цифры на ней.

Адрес.

Возможно, если бы непродолжительное общение брюнета с полицией не заканчивалось тюремными сроками, Микки бы задумался о том, чтобы набрать 911; определенно, если бы Милкович был сейчас способен соображать здраво, он бы позвонил семье Галлагера или Мэнди, чтобы сообщить о находке, и рассказать о намерениях рыжего; скорее всего, брюнет бы подумал, прежде чем сорваться с места, собирая остатки наличности по дому, и выскочить на проезжую часть, останавливая первую попавшуюся машину, вываливая мятые купюры водителю, зачитывая короткое послание на клочке грязного листка.

Но в тот момент им руководили совершенно другие эмоции.

***

Особняк находился на окраине города, огороженный высоким забором и под чутким контролем десятка камер, висевших буквально через каждый метр.

Йен стоял в тени большого раскидистого дерева, прожигая взглядом кирпичи, пытаясь сообразить, как незамеченным пробраться внутрь, но каждый из возможных вариантов отметался прочь, разрушаясь о возможные препятствия к их реализации.

Галлагер видел, как массивные ворота отъехали в сторону, когда злополучный Эскалейт, шурша шинами о гравий, подполз к въезду, возвращая своего хозяина домой после ранней утренней встречи с партнером по бизнесу. Длинные холодные пальцы крепко сжали металлический корпус револьвера, но машина скрылась из поля зрения зеленых глаз раньше, чем рыжий успел сдвинуться с места.

Размышляя над тем, что делать дальше, Йен не услышал тихих шагов за своей спиной и не смог заметить появившуюся из ниоткуда фигуру невысокого брюнета, захлебывающегося глубокими рваными вдохами от продолжительного бега.

– Слава Богу, блять, – услышал Галлагер и тут же обернулся: Микки стоял, согнувшись, пытаясь отдышаться, татуированными пальцами впиваясь в собственные колени, благодаря свою удачу и мудака-водилу, гнавшего через весь город, чтобы его пассажир успел.

– Уходи, – отворачиваясь, проговорил рыжий, не понимая, как Милковичу удалось его найти.

– Ага, блять, уже побежал, – прорычал в ответ Микки, выпрямляясь, делая несколько шагов навстречу напряженному парню.

– Мик…

– Завали, – протягивая руку, вырывая из ладони Йена пистолет, приказал брюнет, резко разворачивая его к себе лицом, в зеленых глазах не находя ничего кроме страха и боли. – Ты хоть убивал когда-нибудь? – открывая барабан, убеждаясь, что все до одного патрона на месте, спросил Милкович, защелкивая его обратно и убирая пушку поглубже в карман.

– Убью, – тихо ответил Галлагер, обернувшись на забор, понимая, что вряд ли когда-то сможет осуществить свою угрозу.

– Кто он? – задал свой следующий вопрос Микки, понимая, что границы галлагеровского вранья окончательно стерты и он, наконец, узнает правду.

– Помощник сенатора, – ответил рыжий, даже не думая о том, чтобы умалчивать теперь хоть какие-то детали.

– Пиздец, – хватая переносицу пальцами и сильно сжимая, выдохнул Милкович, делая несколько шагов назад, впервые за все время осознавая, в какую большую лужу дерьма вляпался Йен.

Галлагер молчал, а Микки не требовал от него дальнейшего рассказа, ожидая момента, когда тот решится сам.

Пыл рыжего, мчавшегося на расправу с обидчиками брата и своим собственным мучителем, заметно поутих, возвращая голове способность мыслить, а памяти вновь воссоздать картинки той роковой ночи, навсегда отпечатавшиеся в сознании нестерпимой болью.

– Думаю, я был не единственным, – проговорил Йен, прикрывая глаза, вздрагивая от холодного металла хирургического стола, обжигающего кожу ледяным прикосновением, так четко и реалистично ощущаемым сейчас в районе лопаток. – Но, кажется, стал любимчиком, – нервно усмехнулся рыжий, понимая, сколько сил и времени потребовалось «Алану», чтобы его найти, ведь документально Галлагер не зависел от своих родных уже довольно продолжительное время.

– Йен, – Микки не понравилась нотка истерики, проскользнувшая в смешке рыжего. – Напиши заявление, – он не хотел признаваться себе в том, что способен дать подобный совет, ведь его отношения с хранителями закона были довольно напряженными, но для Галлагера другого выхода он не видел.

– Нет, – твердо ответил Йен, втягивая большую порцию прохладного воздуха, наполняя легкие свежестью и решимостью.

– Да почему, блять? – Милкович никак не мог понять.

41
{"b":"560147","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Большая книга рождественских рассказов
Моя семья и другие звери
Бронтозавр – новенький в классе
Дыхательная гимнастика китайских долгожителей
Война и язык
Врата скорби. Следующая остановка – смерть
Хаос и симметрия. От Уайльда до наших дней