ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лечимся тем, что есть под рукой. Носовые кровотечения, перегревы и переохлаждения, мозоли и подагра, ревматизм и боли в спине
Mindshift. Новая жизнь, профессия и карьера в любом возрасте
Аня де Круа 2
Конан Дойль на стороне защиты
Светлик Тучкин и украденные каникулы
Чернобыль 01:23:40
Оно
Золотой дождь
Обсидиановое зеркало

– Йен, – позвал Микки, аккуратно дотронувшись до твердой спины Дома кончиками пальцев, заставляя замереть на месте. – Мне нужна твоя помощь, – едва слышно попросил он, опуская руку.

– Что случилось? Кран опять… – разворачиваясь к собеседнику, хотел спросить рыжий, но не смог закончить, встречаясь взглядом с голубыми глазами саба, легко выдающими его намерения.

Впрочем, как и отсутствие одежды на покрытом мурашками дрожавшем теле.

***

– На кровать, – толкая Микки перед собой, длинными пальцами крепко впиваясь в тазобедренные косточки брюнета, направляя, рычал Доминант, покрывая шею саба укусами и поцелуями, особенно большое внимание уделяя выступающему седьмому шейному позвонку.

Коленями соприкоснувшись с матрасом, Милкович вздрогнул, получая очередной укус чувствительной кожи, прежде чем забрался на мягкое покрывало, разворачиваясь лицом к Дому, уже спешившему освободиться от одежды.

– Микки, ты помнишь, что я сказал тебе? – спросил Йен, снимая футболку, предоставляя взору голубых глаз подтянутую грудь и впалый живот с тонкой полоской темно-рыжих волосков, уходящую к поясу джинсов.

– Да, – кивнул брюнет, внимательно разглядывая очертания напряженных мышц под бледной кожей.

– П-о-в-т-о-р-и, – приказал Дом, расстегивая штаны.

– Первое: ты не мой Доминант и делаешь это только потому, что мне это нужно.

– Дальше, – спуская джинсы на пол.

– Второе: мы прекращаем все, как только один из нас этого захочет.

– Следующее, – освобождая ноги от ткани окончательно и залезая на кровать к сабу, нависая над дрожавшим телом Милковича.

– Третье: мы не целуемся в губы.

– Молодец, – лаская языком нежную кожу шеи. – И, последнее? – заводя руки Микки над головой, крепко сжимая ладонью оба запястья.

– Мы никогда…

– П-о-в-т-о-р-и!

– Мы никогда не спрашиваем друг друга о метках, – выдохнул Милкович в темноту комнаты, чувствуя давление разгоряченного тела Доминанта на свое собственное, закрывая глаза и отдаваясь во власть умелых рук Галлагера.

========== Не останавливайся ==========

Рваные вдохи вперемешку с хрипами и отчаянными стонами наполняли темную комнату, сопровождая каждое движение двух тел, переплетенных на кровати, ласкающих друг друга, изучающих каждый сантиметр кожи партнера.

Йен покрывал грудь и живот Милковича короткими поцелуями, оставляя влажные следы там, где секунду назад были его губы, терзая горячую кожу зубами, втягивая ту в рот и вновь отпуская, удовлетворенно отмечая появление каждой отметины на теле сабмиссива.

Пометить Микки, оставить на нем небольшое напоминание о сегодняшней ночи – Галлагер не смог удержаться от раздирающего внутренности желания.

Освобожденные от крепкого захвата руки брюнета переместились на плечи Доминанта, цепляясь дрожавшими от возбуждения пальцами за твердые мышцы под бледным полотном кожи рыжего, сплошь усыпанном крохотными коричневыми пятнышками конопушек. Царапая коротко стриженными ногтями спину Йена, Микки громко стонал и хрипел, получая очередной укус, чувствуя руки Доминанта, крепко сжимающие его бока.

Галлагер не был нежен, Милковичу эта нежность сегодня была не нужна.

Он чувствовал себя желанным – этого вполне хватало.

Опускаясь ниже, погружаясь языком в пупочную выемку, рыжий утробно зарычал, почувствовав резкий укол боли от слишком сильного давления острых ногтей саба на свою кожу, с никому не слышным треском рассеченную в порыве страсти.

– Подними руки за голову, – приказал Доминант, отрываясь от вылизывания напряженного живота Милковича, поднимая взгляд на лицо его обладателя, покрытое уже начинающими подсыхать и рубцеваться ссадинами.

Брюнет подчинился тут же: крепко сжав спинку кровати, он держал свои руки в обозначенном положении, не смея вернуть требующие новых прикосновений к его партнеру ладони на прежнее место.

Чуть поморщившись от неприятного жжения на плече, прекрасно понимая, что поутру обнаружит на коже несколько кровоточащих царапин, Йен вернулся к исследованию тела саба, продолжая ласкать языком его живот, с каждым новым прикосновением опускаясь все ниже.

Кадыком он отчетливо ощущал возбуждение Милковича, скрыть которое не способна была легкая ткань его черных боксеров: очертания полностью затвердевшего от подаренных телу сабмиссива ласк члена легко просматривались через хлопковую материю, с удвоенной силой распаляя Доминанта, терзающего нежную кожу, украшенную короткими черными волосками над чуть приспущенными трусами.

Длинные бледные пальцы, в десятый раз пересчитав все ребра брюнета легкими прикосновениями подушечек, опускались ниже, хватая острые тазобедренные косточки парня, сжимая их изо всех сил, вызывая очередные стоны сквозь сомкнутые зубы Микки, непроизвольно генерируемые голосовыми связками саба.

Нажимая сильнее, блокируя движения бедер Милковича, Йен ухватился за резинку трусов брюнета, оттягивая ее и проникая внутрь пальцами, блестевшими от возбуждения глазами цвета изумруда наблюдая за дернувшимся навстречу членом, требующим свободы.

Его собственный, давно затвердевший орган, так же скованный тканью трусов, терся о ногу Микки чуть ниже колена, желая получить необходимое давление, которого катастрофически не хватало для получения истинного наслаждения, обещанного почти полностью обнаженным телом его партнера.

Резинка боксеров сабмиссива скользнула по нежной коже его члена, подарив первое прикосновение прохладного воздуха к разгоряченной плоти под громкий полухрип-полустон, вырвавшийся из часто вздымающейся груди парня, резко подавшегося бедрами вперед, задевая коленом возбуждение Галлагера, тут же сжавшего зубы от неприятного ощущения в паху.

– Прекрати ерзать, – не задумываясь, проговорил осипшим голосом Йен, поняв, что отдал нежелательный приказ лишь тогда, когда тело сабмиссива замерло без движения. – Черт, Микки, – выдохнул он, признавая ошибку, – просто будь аккуратней, – перефразировал он, удовлетворенно отмечая тот факт, что ноги брюнета разъехались в стороны, открывая пространство для его собственного тела, разместившегося между ними. – Не спеши, – улыбнулся рыжий, понимая, что такое положение конечностей Милковича станет препятствием к тому, чтобы снять с него последний предмет гардероба.

Поднимаясь на колени, хватая саба за лодыжку, Галлагер свел его колени вместе, сгибая ноги, свободной рукой оттягивая легкую ткань, скользившую по коже, окончательно снимая с брюнета боксеры, довольным взглядом облизывая возбужденную плоть меж его бедер.

Однако долго любоваться открывшемся взору зрелищем Дом себе не позволил: резко наклонившись, удобно размещаясь между согнутых коленей Микки, Йен вновь поцеловал оставленную без внимания кожу, втягивая ноздрями возбуждающий аромат своего партнера.

Кусая и зализывая следы языком, рыжий продолжал истязать дрожавшее тело страстными ласками, оглаживая пальцами твердый ствол сабмиссива, желающий получить свою порцию необходимых прикосновений, следуя от основания до головки и вновь опускаясь вниз, иногда переключаясь на обтянутые мягкой кожей яички.

Милкович не мог сдержать стонов: еще свежие воспоминания крышесносного оргазма, подаренного брюнету Галлагером у противоположной стены этой комнаты, заставляли желать большего.

Перевозбужденный член Микки просился в теплый и влажный рот Дома, слегка подрагивая от каждого прикосновения прохладных пальцев к чувствительной коже, но, кажется, у Йена в планах на сегодня минет не значился.

– Перевернись, – приказал рыжий, вновь поднимаясь, отрываясь от кожи саба, подарив ему последний поцелуй-укус.

Милкович не мог ослушаться.

Только не сейчас, когда его тело горело от каждого к нему прикосновения. Только не теперь, когда он таял как мягкий воск в умелых руках Доминанта, получая неописуемое наслаждение от подаренных ласк.

Хлопковые простыни кровати Галлагера совершенно не были похожи на нежность кожи его пальцев, но первое прикосновение возбужденного органа к грубой ткани смогло вызвать утробное рычание сквозь зубы саба.

11
{"b":"560148","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адвент-календарь ожидания Нового года
Кот Сократ выходит на орбиту. Записки котонавта
Рабыня
Слово и Чистота. Проекция
Бессмертный огонь
Немного ненависти
Лабиринт: искусство принимать решения
Оленёнок Метеор и зимний сюрприз!
Ты и деньги