ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обыденный Дозор. Лучшая фантастика 2015 (сборник)
Архимаг ищет невесту
Scrum. Революционный метод управления проектами
Мертвое озеро
Гувернантка с секретом
Война ангелов. Великая пустота
Я беременна, что делать?
Принцесса Америки
Зимние сказки и рождественские предания

Возможно, виной тому стало соединение меток, все чувства и эмоции, ощущаемые партнерами, увеличивающее в разы, в том числе и не самые приятные из них – ревность и чувство собственничества.

А, может, и то, что Микки не был похож ни на одного другого саба, и Галлагер просто боялся, что его любимый человек однажды сможет разорвать эту связь между ними, не подкрепленную таинством церемонии, ведь идти наперекор приказам ему как-то удавалось.

Подобные мысли все чаще стали наведываться в голову Доминанта, ожидая удобного момента для того, чтобы быть озвученными, а удачно подвернувшийся поднос с шотами стал отличным помощником в том, чтобы развязать язык рыжему:

– Мы говорим о тех, кто не стесняется показать всем, что занят, – проворчал Йен себе под нос, сосредотачивая взгляд на браслете саба.

– Мне насрать на всех, – Микки не планировал сейчас развивать эту тему, хотя уже не раз задумывался над тем, чтобы, наконец, связать себя узами договора со своим Домом, но для принятия окончательного решения парню не хватало последнего толчка.

– Или, может, тебе выгодно, что на твоей руке до сих пор коричневый, м? – предположил Галлагер сквозь зубы, вставая со своего стула, и направился к бару, намереваясь взять еще выпить.

Нет, он не хотел говорить этого, но забирать слова обратно Доминант не спешил – алкоголь помог молодому человеку, наконец, признаться в своих страхах и сомнениях, а теперь он должен был помочь усмирить возникшее раздражение и злость на оставшегося за столиком парня.

– Мик, куда брата моего дел? – спросил Лип, вернувшийся вместе с Мэнди с танцпола, опускаясь на диванчик и подхватывая свой высокий бокал в надежде промочить пересохшее за время плясок горло.

– Хер его знает, – пробормотал Милкович в ответ, заставляя пару напрячься подобной интонацией. – Психанул и свалил куда-то, – добавил сабмиссив, ничего по сути тем самым не объяснив. – Я тоже, наверное, пойду, простите, – допивая виски и поднимаясь, сказал он, обернувшись в направлении входа, не желая больше оставаться в клубе, в который и поперся лишь поведясь на столь значимый повод. – Вернется, скажите, что я дома, – попросил он, разворачиваясь.

– Что это было? – провожая спину брата долгим взглядом, поинтересовалась Мэнди, прижимаясь к боку своего Дома, опуская голову тому на плечо.

– Сам бы хотел узнать, – ответил кудрявый, целуя макушку девушки.

Пробираясь сквозь толпу танцующих, Микки крутил головой по сторонам, пытаясь найти взглядом рыжую шевелюру, но Галлагер будто испарился.

– Ну и пошел в пизду, – прорычал он себе под нос, когда от двери его отделял лишь десяток метров.

– Микки? – а от ухода домой – неожиданно раздавшийся прямо над ухом знакомый голос.

– О, Тим, здорово, – разворачиваясь, в позвавшем его молодом человеке узнавая своего сослуживца и одного из самых давних приятелей, поприветствовал того брюнет.

– Не ожидал тебя тут увидеть, – улыбнулся парень, – я думал, ты не жалуешь подобные заведения, – поделился он своими догадками с коллегой.

– Сеструха затащила, – намерено не упоминая Йена, ответил Милкович. – Я уже ухожу, – добавил, указывая взглядом на дверь.

– О, я тоже валю, Лорен с ребятами на улице ждут, а я за столик расплачивался. Кстати, пошли, я вас, наконец, познакомлю, – с энтузиазмом предложил Тим, приобнимая приятеля за плечи, вместе с ним двигаясь к выходу. – А то я тебе уже все уши про нее прожужжал, а ты ее даже не видел, – пояснил он, улыбнувшись, свободной рукой хватая массивную ручку тяжелой металлической двери.

Но выйти ему не дали.

– Блять, сука, Галлагер, харэ, – пыхтел Микки, безуспешно пытаясь оторвать своего Доминанта от Тима, лежавшего уже на полу, получая по лицу очередной удар кулака рыжего, оседлавшего его для удобства.

– Йен, черт, – пришедший на помощь Лип тоже терпел неудачу.

– … МОЙ! – рычал Галлагер, разбивая нос сопернику, блокируя попытки вырваться крепко прижатыми к полу коленками.

– Сука, ЙЕН! – хватая рыжего за руку, не позволяя больше калечить ни в чем не повинного сослуживца, проорал Милкович во все горло. – Какого хуя ты творишь? – сильно дергая на себя парня, заставляя того подняться на ноги, прорычал саб в лицо Доминанту.

Но безумный блеск в изумрудном взгляде и сжатые желваки не позволяли рассчитывать на адекватный ответ. Впрочем, как и удар тяжелого ботинка, пришедшийся на бедро Тима.

– Успокойся, блять, – хватая своего парня за плечи, встряхивая того, прокричал Микки. – Это мой знакомый, мы в дверях столкнулись, – торопливо объяснял он, пытаясь успокоить разъяренного Галлагера, продолжающего содрогаться в гневе. – Он хотел меня с женой своей познакомить, – бросая быстрый взгляд на приятеля, которому Лип помог уже подняться, проговорил саб. – Какого хуя ты завелся-то? – конечно, он знал ответ на свой вопрос, но отвлечь внимание и успокоить рыжего сейчас было просто необходимо.

– Я…

– Хуя, – поведение Дома разозлило Милковича, а кровавые подтеки на лице сослуживца лишь подливали масла в огонь. – Пиздуй в туалет и бошку под холодной водой проветри, – выплюнул он, отпуская Йена и толкая того в направлении уборных.

– Мик, – небольшой огонек понимания появился в зеленых глазах, вынуждая Галлагера опустить голову, не желая встречаться взглядом со своим сабом или увидеть последствия неожиданного взрыва эмоций, подогретых большим количеством алкоголя.

– Иди, я сказал, – в такие моменты окружающим казалось, что Доминантом в этой паре был совсем не тот, кто носил свой браслет на левой руке.

Не смея больше спорить, Йен последовал указаниям своего парня, услышав за своей спиной виноватую интонацию Милковича, пытающегося извиниться перед своим коллегой за Дома, ссутулившись плетущегося через расступающуюся толпу, с интересом рассматривающую главного участника недавнего махача.

– Ну, че? Полегчало? – подал голос Микки, на протяжении последних нескольких минут стоявший в дверном проеме, наблюдая за Галлагером, склонившимся над раковиной, крепко сжимающим побелевшими пальцами керамический борт.

– Я не собираюсь извиняться, – проговорил он в ответ, поднимая голову и поворачиваясь, встречаясь взглядом с голубыми глазами своего саба.

ЕГО саба.

Конечно, Йен сожалел о своем поступке, но еще не утихомирившиеся ревность, раздражение и злость не позволяли Дому признать это, продолжая рисовать в мыслях все новые отговорки и поводы для столь необдуманного действа, оставившего на лице того парня не один синяк и ссадину.

– Будешь избивать каждого, кто ко мне подойдет, пока не пометишь меня своим блядским черным браслетом? – Милкович тоже злился, еще не успев остыть от состоявшегося несколько минут назад представления и неприятного разговора чуть раньше.

– Да, – выдохнул Йен, выпрямляясь, делая шаг навстречу брюнету. – Ты мой, Микки, –останавливаясь в шаге от него, рычал Дом, позволяя вместо себя сейчас говорить собственнику, обычно крепко сдерживаемому внутри, но теперь рвущемуся наружу, разрывая плоть и царапая ребра. – З-а-п-о-м-н-и это, – приказал он, совершая последнее движение, поднимая руку, чтобы в следующую секунду вцепиться пальцами в горло своего парня, не сумев больше сдерживать зверя, желающего доказать строптивому сабмиссиву свое на него право. – Только мой, – прохрипел Галлагер, сжимая ладонь сильнее и подаваясь вперед, блокируя попытки Микки что-то ответить жестким поцелуем.

Раздвигая языком плотно сжатые губы, пытаясь протиснуться между ними, Дом сильно толкнул Милковича к стене, вжимая того в прохладный кафель своим телом, вторую руку размещая на боку брюнета, прихватывая кожу вместе с тканью рубашки.

А Микки, не планировавший завершать ссору подобным образом, отчаянно сопротивлялся, пытаясь отвернуться и оттолкнуть от себя Галлагера, упрямо стиснув зубы в нежелании уступать.

Вот только сабмиссив забыл, что перед этим Доминантом он бессилен.

Крепче сжимая руку на горле брюнета, кусая его нижнюю губу до разрыва мягкой плоти, рыжий довольно прорычал, чувствуя движение челюсти, разомкнувшейся и позволившей получить желаемое: язык Йена проскользнул в слегка приоткрытый рот, даря вкусовым рецепторам Милковича металлический привкус его собственной крови, смешивая алую каплю с успевшей уже в большом количестве выделиться слюной.

32
{"b":"560148","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иным путем. Вихри враждебные. Жаркая осень 1904 года
Анатомия семейного конфликта. Победить или понять друг друга
Анекдоты до слез и без отрыва
Курсант
Злитесь, чтобы не болеть! Как наши эмоции влияют на наше здоровье
Кентийский принц
Поток: Психология оптимального переживания
Время порядка. Эти правила изменят ваш дом. И вашу жизнь
Фиктивный Муж