ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выпечка в мультиварке. Пироги, пирожки, кексы
Госпожа Ангел
Когда я вернусь, будь дома
Падчерица (не) для меня
Прорваться сквозь шум
Безграничный разум
Суси-нуар 2. Зомби нашего века. Занимательное муракамиЕдение от «Подземки» до «1Q84»
Видок. Чужая боль
Шанс переписать прошлое

– Но ведь его должны искать, – предположил Йен, бросая быстрый взгляд на темное окно своей комнаты, начиная беспокоиться о судьбе укрытого там беглеца.

– Они искали, – пожала плечами гибрид, – сначала. Но уже столько времени прошло, – добавила она, вспоминая поднявшийся в питомнике кипиш, скрытый от взглядов посторонних, но не сумевший укрыться от внимания лично заинтересованной в этом вопросе девушки. – И сейчас, кажется, все поутихло, – поделилась она с сидевшим рядом студентом своими наблюдениями. – Вот только Света до сих пор не говорит мне, где Микки и что с ним, – недовольно буркнула она, впервые за время разговора посмотрев в глаза собеседника.

Позволяя тому в своих рассмотреть искреннее переживание и боль потери близкого человека.

– С ним все в порядке, – вынуждая его открыть правду. – Не знаю, где он был последние полгода, – не желая рассказывать сестре ушастого о месте их встречи, начал Галлагер, – но сейчас он живет у меня, – кивнув в направлении входа в общежитие, признался он.

– Значит… фшхшш, – прерывая возможную фразу громким шипением, резко подскочила на месте брюнетка, разворачиваясь лицом к неожиданно выросшему за их спинами молодому человеку, не замеченному увлеченной беседой парой ранее.

– Ой, прости, – поспешил извиниться тот, чуть не выронив бумажный пакет из рук, отступая под непривычным его слуху звуком. – Не хотел вас напугать, – смущенно проговорил он, разглядывая лицо под капюшоном и переводя взгляд на своего соседа, так же поднявшегося со скамейки. – Я просто к себе шел, – объяснил парень, обходя лавочку.

– Не люблю, когда кто-то стоит за спиной, – попыталась оправдать свою реакцию Мэнди, неуверенно подходя ближе, по улыбке рыжего понимая, что появившийся молодой человек совершенно безобиден.

А тихая мелодия из кармана ее легкой куртки не позволила Липу ответить, вынуждая захлопнуть открывшийся было рот и проследить за действиями рук девушки, доставшей небольшие часы и отключившей сигнал будильника.

– Мне пора, – указав взглядом на свою ногу, сообщила она Йену, надеясь, что тот поймет ее молчаливый намек. – Передай ему, пожалуйста, что я волнуюсь, – попросила гибрид, надвигая капюшон на лоб и отступая. – Пусть хоть как-то со мной свяжется, – добавила она, несмело улыбнувшись оставшимся на месте парням, и сорвалась на бег, пропадая в вечернем сумраке улицы, оставляя после себя Галлагеру кучу новой информации о его сожителе и нескрываемый интерес во взгляде кудрявого старосты:

– Кто это? – не сумевшего сдержать своего любопытства.

– Сестра друга, – почти честно ответил рыжий, поднимая с земли мешок с бельем и одеждой, и направился ко входу в общагу.

– Симпатичная, – заметил Филлип, догоняя соседа у дверей.

– Ага, – хмыкнул Йен, обернувшись через плечо на старосту, прекрасно зная, что любая девушка с парой рук, ног и отсутствием на лице третьего глаза тому будет казаться красавицей.

Но не отметить привлекательной внешности брюнетки он так же не мог.

Попрощавшись с Филлипом в коридоре, едва избежав настойчивого допроса того о всех известных деталях жизни встреченной ими девушки, Галлагер вошел в спальню, оставляя свою ношу возле двери, в темноте комнаты пытаясь найти кровать с надеждой на спящего на ней Микки.

Не обманувшего его ожиданий и, кажется, даже не сменившего положения своего тела за время отсутствия хозяина апартаментов.

Разложив чистую одежду в шкафу и перебрав разворошенные гибридом полки, каждые две минуты воровато оглядываясь на продолжающего сопеть парня, рыжий запихнул в себя холодный обед, улыбнувшись предусмотрительно оставленной в холодильнике второй его порции и нетронутому стакану молочного коктейля на столе. И, захватив с собой свежее нижнее белье, отправился в душ, радуясь возможности провести под ним хотя бы десять минут, а не обтираться перед сном влажными салфетками, как это приходилось делать в последние несколько дней.

Выстиранное и высушенное постельное белье осталось лежать на стуле, потерпев поражение в неравной схватке с умиротворенностью спящего на кровати Микки, так сладко сопевшего и хмурящего брови, что совесть Йена не позволила ему потревожить того и попросить подняться, чтобы застелить кровать. А также решиться занять место рядом, вынуждая рыжего почти десять минут мять голыми ступнями ковролин, разглядывая свернувшегося калачиком на кровати гибрида.

Но это с легкостью удалось осуществить его черным ушам, дернувшимся от чего-то, увиденного Микки во сне, и тихому «мяу», рожденному голосовыми связками брюнета, заставившему Йена забраться на кровать и протянуть к хвостатому руку в надежде насладиться мягкостью кошачьей шерсти.

Толстовка рыжего грела гибрида, получая дополнительного союзника в виде руки Галлагера, обнявшего своего соседа по кровати и крепко прижавшего его к груди, предварительно закинув хвост того себе на талию.

Зарываясь лицом в макушку Микки и щекоча нос о шелк шерсти у основания черных ушек, Йен прикрыл глаза, надеясь на скорую встречу с миром снов, чувствуя на коже собственной шеи горячее дыхание.

Сопровождающееся мерным «фрррр», ставшим для него самой лучшей колыбельной.

***

– Микки, – позвал Галлагер, аккуратно дотрагиваясь до плеча все еще спящего парня, беспокоясь о том, что тот до сих пор не проснулся. – Ты уже почти сутки дрыхнешь, – сообщил он, тряся его более настойчиво.

Но, как и раньше, не получил ответа.

А ведь он за время течки и забыть забыл об этой особенности гибрида.

За прошедшие в сексуальном дурмане трое суток Микки в общей сложности проспал часов двенадцать, подскакивая и требуя от Йена удовлетворения первичных потребностей чуть ли не каждые двадцать минут, не позволяя отдохнуть ни себе, ни рыжему.

И теперь, вспоминая развернувшиеся в комнате в эти дни события, продолжительность его отключки уже не казалась Галлагеру такой серьезной проблемой, рождая на губах студента нежную улыбку и дикое желание присоединиться к сопевшему парню, посылая учебную пятницу в непродолжительное путешествие по всем известному маршруту. Но большое количество пропущенных часов занятий, уже стоявшее напротив его фамилии в табелях, заставило Йена подняться с корточек и подхватить свою сумку, направляясь к выходу.

А по возвращению в комнату уже вечером после занятий вновь испытать покинувшее было его чувство зависти, увидев, что ситуация ни коем образом не изменилась.

– Микки, это, правда, уже не нормально, – усаживаясь на матрас рядом со спящем парнем, проговорил рыжий, собирая пальцами волосы с его лба и нежно гладя подушечками кожу. – Тебе нужно хотя бы поесть, – предложил он, переходя прикосновениями к скулам, царапая ладонь об уже довольно сильно отросшую щетину.

– Фрррр, – услышав в ответ лишь знакомое урчание.

– Я принес твои любимые макароны с мидиями, – сообщил Йен, устанавливая на колени лоток с еще горячим обедом и открывая крышку, надеясь, что запах любимого угощения сможет пробудить Микки.

Убеждаясь в своей правоте парой распахнувшихся на его действия и слова глаз, быстро пробежавших по украшенному конопушками лицу и ладоням, сосредотачивая свой взгляд на ароматном блюде.

– Наконец-то, – усмехнулся рыжий, едва успев убрать пальцы от контейнера, тут же ставшего жертвой нападения голодного гибрида, запихивающего пасту в рот руками, даже не потрудившись встать. – Эй, подавишься, – попытался отнять у него еду Галлагер, но громкое шипение из набитого макаронами рта заверило его в опасности подобного мероприятия.

– Пифцеф, жфрать хочу, – проговорил Микки, разочарованно отмечая скоропостижность кончины угощения, вытирая рот тыльной стороной ладони и с надеждой смотря на улыбающегося рядом студента, прекрасно зная, что у того есть другая порция.

– Вообще-то я тоже еще не обедал, – принял попытку к сопротивлению тот, но свой лоток гибриду, все же, отдал. – Ты бы сел хотя бы, – посоветовал он, провожая взглядом собственную лапшу с курицей, исчезающую во рту хвостатого.

18
{"b":"560154","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Без своего мнения. Как Google, Facebook, Amazon и Apple лишают вас индивидуальности
Мир измененных. Книга 1. Без права на ошибку
Берегитесь дедушки
Тень медработника. Злой медик
Всепоглощающий огонь
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Лучше. Книга-мотиватор для тех, кто ждал волшебного пинка от Вселенной
Триумфальная арка
Недостойная