ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пока псы лают, коты побеждают
21 урок для XXI века
Где живет счастье
Подмосковье. Эпоха раскола
Югославская трагедия
Молочник
Метка черной розы
Женщины Лазаря
Выпечка сладкая и соленая. Пироги, блины, куличи, начинки

Честно ответить Милкович не смог – разместив голову на плече парня, он прикрыл веки, надеясь на то, что его молчание Хранитель расценит правильно.

Ему не хотелось признаваться в своих слабостях Йену, и тот, кажется, принял его позицию, позволяя тишине стать законным завершением этого непростого разговора.

Но одну крохотную деталь рыжий уточнить все же решил:

– Когда слушанье? – спустя десяток молчаливых минут прошептал Йен в макушку притихшего Микки, заодно проверяя, не уснул ли тот.

– Несколько дней назад было, – провернувшись в его руках и утянув молодого человека за собой ниже, прошептал в его ключицу Милкович, крепко обнимая парня поперек груди, надеясь на то, что теперь ему удастся уснуть. – Выпустили его.

Tbc…

========== 15. Ложь и правда ==========

– Спасибо, что пришел, – кивнул вошедшему мужчине Йен, лишь на секунду отвлекшись от продолжающих мелькать на водной глади картинок.

– Не думаю, что кто-то смог бы отказать твоему отцу, – усмехнулся Хранитель, подходя ближе, через плечо рыжего заглядывая в Чашу.

– Это не приказ, Артей, – качнул головой молодой человек, взмахом руки стирая с полупрозрачной поверхности любимый образ, испытывая какое-то непонятное чувство собственничества и ревности к мужчине, без разрешения сунувшему нос в жизнь Микки. – Мне нужна твоя помощь, – через силу выдавил он, понимая, что обращение к Хранителю, давно подсиживающему его отца и не раз выступающему против действий Йена на собраниях Совета, было его собственной идеей и испытываемые эмоции нужно держать под контролем, если он хочет получить нужные ответы.

– Хм, – задумался мужчина, – и чем же я могу помочь нашему анархисту? – не упустив возможности ткнуть сына Владыки носом в десяток нарушенных им правил, поинтересовался он.

– Мне нужна информация, – задавив на подступах к корню языка грубый ответ, проговорил рыжий, сжимая пальцами обод Чаши, надеясь скрыть от своего собеседника не самого приятного характера эмоции, вызванные его словами. – Я искал тут кое-что в хранилище и увидел, что души одного из твоих подопечных там нет, – резко повернув голову к мужчине, сообщил он, в мелькнувшей на долю секунды в карих глазах искре страха распознавая союзника.

– Не понимаю, о чем ты, – но уже через мгновение от него не осталось и следа.

– Душа Терри Милковича, отца моего Ми… подопечного, – запнувшись на середине фразы, продолжил Йен. – Ты был назначен его Хранителем около двадцати лет назад, твое имя стоит напротив его в Книге, – пояснил он, пытаясь уловить хоть какую-то реакцию на воспроизведенную информацию на побледневшем лице мужчины, но не мог разгадать ни одной эмоции.

– Не помню такого, – задумавшись на пару секунд, ответил Артей, продолжая гнуть свою линию.

– Еще там есть запись, что душу эту ты не сохранил, – но рыжий не верил ни единому его слову. – Вот только осколков в хранилище я не нашел, – пошел в наступление он – разворачиваясь лицом к стоявшему рядом мужчине, Йен склонил голову, пристальным взглядом глаза в глаза призывая к правдивому ответу.

– Ну, завалились куда-то, – отмахнулся от парня Хранитель, не сумев вовремя придумать достойного оправдания потерянных кусков мертвого камня, не желая говорить всей правды.

Под страхом смерти Артей не признается никому в свершенной ошибке.

– У меня десятки подопечных разом, Иоанн, я даже не понимаю, о котором ты говоришь, – убедительно врал он, постепенно повышая интонацию голоса, из занимаемой позиции защиты переходя в нападение. – Мы, в отличие от некоторых, по горло завалены работой, и не носимся с одной единственной душой, попутно трахая ее обла…

Договорить Хранителю рыжий не дал – всю свою собранность и самоконтроль теряя где-то на пути следования сжатого кулака, просвистевшего в воздухе, молодой человек ощутимо приложился к челюсти Артея, единственным ударом выплескивая всю злость и ненависть, отомстив за десятки ранее брошенных в его адрес и адрес Микки фраз, а также за последнюю, неосторожно озвученную сейчас.

– Не смей даже говорить о нем, – пригрозил Йен, пытаясь сдержаться от следующего нападения, бушующее в груди пламя затушив мыслями о возможном отстранении, узнай кто о драке. И на секунду позволил себе улыбнуться, понимая, что продолжительная компания Милковича на него повлияла не самым лучшим образом – раньше рыжий в спорах никогда не прибегал к насилию. – Где душа его отца, Артей? – прихватив Хранителя за грудки, прорычал Иоанн, бросив формальности и не думая теперь даже держать лицо.

– Не знаю я, – прохрипел мужчина, пытаясь отцепить от своей мантии длинные пальцы. – Осколки я сдал, куда они их дели потом, спроси у Виктора, – переводя стрелки на старика-Хранителя, занимающего свою должность, кажется, уже около десятка веков, освободился от захвата он и поспешил отступить к выходу.

– Ты же сказал, что не понимаешь, о ком я говорю? – но от внимания рыжего не смог укрыться факт несостыковки.

– Я не говорю про конкретную душу, – пятясь к двери, пробормотал Артей, бегая глазами по свободному пространству Зала, надеясь поскорее закончить этот неприятный разговор. – Все плиты и осколки я всегда сдаю в хранилище, и, если кто-то что-то потерял, разбирайся с ними, – бросил он и поспешил убраться подальше от ринувшегося было ему вдогонку Иоанна.

Торопливыми шагами удаляясь от оставшегося в Зале рыжего, Хранитель крепко сжал руки в кулаки и скрипнул зубами, понимая, что придать огласке свершенное на него нападение, гарантирующее отстранение сына Владыки от работы и возможное свержение самого Фрэнка, он не сможет. Слишком велика в случае разбирательства была вероятность того, что Совету станет известно и о его нарушениях, четверть века назад приведших к потере еще целой к тому времени души земного мужчины, так «удачно» оказавшимся отцом подопечного Иоанна. А отвечать перед Хранителями за свою халатность у Артея не было никакого желания.

Йен и сам не знал, чего именно он хотел добиться, начиная этот разговор с мужчиной. Душа Терри, если верить записям, была разбита, и, даже если бы Артей сообщил рыжему, где осколки, связать его с Милковичем и установить его место нахождения с помощью кусков холодного камня все равно не получилось бы. Но пропажа души из хранилища заметно обеспокоила молодого человека, вынуждая призвать Хранителя к ответу и понадеяться на то, что Артей нашел способ сохранить связь с «потерянным» и сможет подсказать Йену, где его найти.

Ведь спрашивать самого Микки о том, где может быть отец, он боялся.

Еще свежи были в памяти последствия прошлого разговора с подопечным, закончившегося обмороком и очередным кошмаром брюнета. Еще чувствовались на губах крохотные кристаллики соли, сцелованной с лица спящего парня. И болело где-то глубоко в груди при одном только взгляде в отражение Чаши на Микки, задумчиво крутившего в пальцах зажженную сигарету или сжимающего в руках бутылку алкоголя.

Йен хотел помочь, но не имел ни малейшего понятия, как это сделать.

Выбрав первоочередной задачей поиск Терри, чтобы хоть как-то контролировать действия своего парня и своевременно воспрепятствовать встрече с отцом, Хранитель использовал все земные и неземные связи, но найти вышедшего из тюрьмы мужчину он так и не смог.

И отказ Артея сотрудничать лишь окончательно разрушил последние надежды Йена на положительный результат.

До сих пор заведенный произошедшим в Зале, Хранитель материализовался в квартире Милковичей, радуясь отсутствию в ней брата и сестры, дающему возможность привести в порядок мысли и успокоиться, и расположился на диване, дожидаясь возвращения брюнета с работы.

Но Микки домой сегодня почему-то не торопился.

Когда опоздание брюнета перевалило за час, рыжий начал волноваться. А через еще тридцать минут и вовсе запаниковал.

Руками разгоняя по полу клубы серебристого тумана, Хранитель намеревался вернуться наверх и найти Милковича через Чашу, но послышавшийся в последний момент щелчок дверного замка остановил его в шаге от перемещения.

30
{"b":"560156","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Средняя Эдда
Попадать, так с музыкой
Держись и пиши. Бесстрашная книга о создании текстов
Королева брильянтов
День опричника
Кукушка
Скелет в шкафу
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
400 узоров