ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это было на магнитоходе в присутствии многих-многих пассажиров.

Что хотите, то и думайте.

…А я подумаю над заголовком. (Беда с ними: каждый раз приходится ломать голову.) Он будет таким:

Твердь

Когда магнитоход подошел к причальной мачте, сумрачный матрос Спартак, получивший наконец разнос от «мастера», свернул швартовый конец в кольцо и ловким движением захлестнул им приемную укосину. Тут же сработали магнитные захваты, и корабль намертво прилип к мачте.

Видно было, что за нарочитой ковбойской небрежностью матроса скрывается длительная тренировка. Может быть даже, в этом и был смысл его существования, может быть, каждый рейс он только и ждал того момента, когда корабль подойдет к причальной мачте и он, Спартак, как бы нехотя, на глазах у всей публики заарканит электронным швартовом приемную укосину. Капитан высунулся из рубки и ласково ухмыльнулся, глядя на ловкача. Он любил его.

Фант не любил Спартака. Он знал, что через минуту они расстанутся и, очевидно, больше никогда не встретятся. Поэтому червь обиды спокойно прогрыз дыру в душе и гордо вылез наружу.

— Сам рыло, — невозмутимо шепнул наш герой Спартаку, исчезая в люке мачтового лифта. Глаза у Фанта были красные.

Бессмысленная фраза — бессмысленная потому, что вызвавший ее инцидент давно уже заплыл в памяти Спартака другими мыслями и делами, — настолько поразила матроса, что он нелепо взмахнул руками, пошатнулся и едва не упал за борт — нет, конечно, он не разбился бы, но наверняка испортил бы впечатление у девушек-продовольственниц от меткого броска лассо-швартова. Фант провалился вместе с лифтом, не оглянувшись на мимолетного врага. Он ликовал. (Что, как не крохотные подвиги, вселяет в нас спокойствие и возрождает давно умершую уверенность в собственных силах и благополучный исход безнадежных предприятий?)

А Иоланта, опять не расслышавшая тихих слов Фанта и благодарная всему белу свету за твердь под ногами, вежливо сказала обалдевшему Спартаку:

— Большое спасибо. Это было очень приятное путешествие. На том мы и порешим: это было приятное путешествие.

С больной головы на здоровый желудок

А не забыли ли мы с вами, друзья, какой сильный голод мучает наших героев? Нет? Тогда вперед: в авангарде — двое, за ними — я, вслед за мной — сколько: пятеро? десяток? тысяча? восемь миллиардов? Бог знает, по крайней мере, один есть — это вы, мой дорогой читатель, дочитавший до этого места сей бесконечной повести и чающий хоть когда-нибудь дождаться окончания столь долгого, долгого, долгого дня…

…Мимо складов, мимо героических барельефов, мимо студии голографии, мимо бездействующего цветомузыкального фонтана, мимо рощи бесплодных деревьев — то ли гранаты, то ли авокадо, мимо аптеки (увы, анальгина, конечно, нет), мимо волшебных каналов с голубой водой — черт знает, чем ее подсинивают, мимо Дворца спорта, мимо Телецентра Орпоса (он занимает всего несколько кварталов, но кто считал, на сколько ярусов протянулось это титаническое сооружение, единственная функция которого — дублировать программы земной Телекомпании)…

Десять минут в пути… Двадцать… Полчаса…

И вдруг… Фант с Иолантой поняли, что они слишком глубоко забрались в недра АЦОПа и желанные предприятия общественного питания, которых здесь и так не очень-то много, уже не попадаются вовсе. Ох, как не хочется возвращаться в далекий уже ресторан, запримеченный возле причала! И как хочется кушать, если не сказать, жрать! И они, эти упрямцы, все идут и идут, не отклоняясь в сторону, словно кто-то им задал направление, словно кто-то приказал пересечь Центр по прямой линии, дабы установить предел выносливости человеческой, а попутно выяснить, прав ли был Чеширский Кот, когда утверждал, что куда-нибудь обязательно можно попасть, если только долго идти, никуда не сворачивая.

А в пути им встретились: пять окошек с мороженым (Иоланта: «Фисташкового я бы съела»; фисташкового не было, элементарного эскимо, впрочем, тоже), пивной киоск (Фант: «О-о-о!»; надпись: «Пиво ожидается»), универмаг (Иоланта: «Может быть, там есть кафетерий?»; кафетерий был, зато не было кофе), контора «Изготовление знаков отличия космонавтов» (Фант: «Подайте пирожок с повидлом мастер-пилоту запаса»), фонтанчик с питьевой водой (Иоланта пьет), редакция газеты «Эфирный город» (Фант рвется в редакционный буфет, но его не пускают по причине отсутствия журналистского билета), столовая для работников типографии (исчерпывающая табличка с, нетрудно догадаться, опечаткой: «Закрто»; Фант в голос ругается матом; потом добавляет уже сдавленным голосом: «Да что они здесь, с ума посходили, что ли?!»). Но вот… правда ли это?.. верить ли глазам?.. Наконец-то широко распахнутая металлическая дверь, запах как будто бы съестного и вывеска: «Рыбная». Ура!

Читатель напрасно будет биться над определением типа заведения, гадая, какое слово находится в грамматическом соответствии с призывным прилагательным. Рыбная траттория? Ресторация? Таверна? Или совсем плохо — рыбная столовая? (Место, где столуются рыбы, что ли?) Так мы дойдем и до шашлычной. А впрочем, весьма мило: рыбная шашлычная. Осетрина на вертеле, например, а? Также: галантин из форели; осетрина марешаль; сазан, фаршированный орехами; севрюга под соусом бешамель; карпы, жаренные во фритюре с грибами; сациви из судака; цоцхали. Далее: тройная уха, солянка рыбная, буайабесс, олья подрига. Прочее: лососина в тесте, тюрбо а ля эспаньоль, далмацкий гуляш, фискеболлар, саламис, тань су ю, майтокалакейто, темпура. Отдельно: ныок мам…

Нет, милые мои, ничего этого не было. И заведение на шашлычную не походило. Это было кафе. Просто и хорошо: рыбная-кафе.

Как ни размышляли Фант с Иолантой, как ни ломали голову, как ни прикидывали, а придраться к вывеске они не смогли.

В меню действительно было блюдо из рыбы: скумбрия жареная. Правда, с таким же успехом кафе могли назвать «Борщная» (наши герои взяли по борщу). Или «Шницельная» (Иоланта взяла шницель). Или «Огуречная» (им дали по куску огуречного брикета, хотя в меню значился «салат из св. огурцов»). Или даже «Компотная» (взяли и десерт). И, конечно же, Фант — натура взыскательная и, если так можно выразиться, консеквентная, то бишь логически последовательная сама и требующая логики от других, — торжественно водрузил на поднос, а затем церемонно перенес на стол тарелку с фирменной жареной скумбрией.

Слышу голоса читателей: ну откуда, откуда на Орпосе — в 27-ми тысячах километров от ближайшего моря — может взяться скумбрия? Если бы пресная рыба — понятно: Орбитальное Поселение может похвастать несколькими пресноводными бассейнами, где разводят вкусные породы рыб. Но морская фауна… Да, приходится завозить с Земли, а что делать? Не лишать же восемьдесят миллионов обитателей Орпоса даров океана?! Конечно, продукты типа скумбрии здесь деликатес и дефицит: уж больно дорого обходится перевозка. Но зато жители Орпоса могут с гордостью заявить: «У нас, как в Греции: все есть!»

Для тех, кто не знает: темпура — это японское блюдо из рыбы, которое не так-то просто приготовить.

Когда Фант отведал скумбрийного жаркого, он моментально понял: уже не по вкусовому контрасту, а по технологической аналогии, что это блюдо тоже готовили сложным путем. Сначала скумбрию, выловив, долго держали под солнцем на прибрежном песке. Потом спохватились и упрятали в холодильную камеру. Потом еще раз спохватились, вытащили и как следует просолили: гигиены ради. Затем снова заморозили. Через какое-то время вспомнили и дали оттаять. Потом долго вымачивали, чтобы никто не перепутал с селедкой. Потом загрузили в открытый контейнер и забросили с первой транспортной оказией на орбиту. Снова дали оттаять. Наконец, чтобы как-то отделаться от нее, поскольку дальнейших операций придумать не смогли, зажарили на комбижире и выдали в окошко Фанту. Впрочем, последний был настолько ошеломлен вкусовыми ощущениями, что ни скумбрию, ни селедку, ни даже целаканта в поданном блюде не признал, и с мужеством исследователя съел его. На гарнир была гречневая каша. Гречиха на Орпосе, между прочим, не растет…

18
{"b":"560163","o":1}