ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Жми на курок!

— Ваня, может, не надо? — вступилась Мария.

— Папа, он же погибнет! — крикнул Алик.

— Ты не прав, Иван, — пожал плечами Лавровский.

Багров промолчал.

— Жми на курок, Сыч!

— Пощади, Филин. Помнишь, я же не стал убивать тебя? Я ведь настоял, чтобы тебя приняли в ТИПы. Мы не тронули твою жену. Согласен, мы немного круто обошлись с сыном, но ведь не погубили же его! Напротив — даже поучили жизни. Я сам вел его по разным мирам и следил, чтобы парень не пропал. Я был к тебе милосерден, будь же и ты ко мне! Пощади!

— Я уже пощадил тебя, Сыч, раз не пристрелил сразу. Жми! Или… Иван Данилович снова поднял пистолет.

И ТИП по прозванию Сыч исчез.

Он исчез на дачном участке поселка Акрихин, а появился непонятно где.

Над головой светило беспощадное солнце. Вокруг расстилалась глинистая пустыня. До самого горизонта — ни деревца, ни здания, ни души. Далеко-далеко вздымались буро-фиолетовые горы.

Жабрев пощелкал клавишами ТОПки. Прибор вроде бы работал. Но нажимать на реверс было опасно — после ударов о металлический столб прибор наверняка разладился, Бог знает, куда он может занести.

Жабрев порылся в памяти и припомнил простейший код: 333 — бутылка минеральной воды. Он трижды нажал на тройку — под его ноги упал какой-то предмет. Жабрев нагнулся — это был перстень с крупным бриллиантом.

Двадцать семь — это, кажется, код жестянки пива. Жабрев, еще, видимо, не осознавая своей беды, нажал — на растрескавшуюся глину со звяканьем упала кирка-мотыга.

Жабрев озверел. Он стал перебирать все известные коды, которые раньше соответствовали вкусной жратве, дорогим коньякам, лучшим сигаретам, ювелирным изделиям, изысканнейшим предметам одежды, — всему тому, что Жабрев привык получать не задумываясь.

За полторы минуты перед ним выросла куча, в которой соседствовали: грозовой переключатель, допотопный тиристор на 10 килоампер, банка нафталина, адмиральские погоны, подшивка газеты «Водный транспорт» за март 1997 года, эндоскоп, полуметровая пластиковая скульптура «Лаокоон», отрез драп-меланжа и антикварная шарманка. При очередном нажатии кнопок на этот винегрет брякнулся великолепный гроб, обитый пурпурным атласом.

Жабрев испугался до потери пульса. Он начал наобум давить на клавиши, при этом то и дело нажимая на курок. Что тут началось! Никогда еще пустыня Симпсон в Австралии (а это была она) не видела такого дождя бестолковщины. Впрочем, пустыня Симпсон вообще видела мало дождей.

С небольшими интервалами на иссохшую глину упали: послеродовый бандаж… пустой дубовый сундук… газобетонная плита 2 х 1,5 м… китайская литавра нугула в единственном числе… установка для родирования металлических изделий… поэма «Саундарананда» индийского поэта II века Ашвагхоши на санскрите… 20-мм зенитная пушка без снарядов… телекамера… пятилитровая бутыль циклогексанола… пробирный камень… флюксметр… нарты… хон — абразивная головка для хонингования… балалайка… рулон логарифмической бумаги… гибочный станок…

И так далее.

Хотя к вечеру того дня Жабрев впал в истерику, за него можно было не волноваться. ТОПка работает — и это главное. Рано или поздно он наберет достаточно бесполезных или даже полезных предметов, чтобы обеспечить себе сносное существование в глинистой пустыне Симпсон.

«Закон о телепортации — закон, объявивший использование телепортации в личных целях, в целях обогащения определенных групп населения, а также в целях внесения поправок в ход исторического процесса тяжелым преступлением и установивший за нее уголовную ответственность. Принят 15.07.98».

ТП-энциклопедия. М., 114. С. 237

…Организации ТИПов давно разогнаны. Производство ТОПок поставлено на промышленную основу, и сейчас каждый взрослый гражданин может заказать этот прибор, если ему недостаточно того экземпляра, что вручается любому человеку по достижении совершеннолетия. Разумеется, пользование ТОПками строго регламентировано. (Кстати, все ТОПки ныне оборудованы системами безопасности, и отправить беззащитного человека в космос, под воду или внутрь какого-либо твердого тела практически невозможно. ТП-кабины сейчас можно увидеть лишь в музеях.)

Алик — уже взрослый человек, он работает в Институте Пространства и бьется над проблемой истощения вакуума. Живы и здоровы и Иван Данилович с Марией, и Паша Багров с Колей Лавровским. Они пережили неприятный период. За узурпацию прерогатив органов юстиции и самосуд наших друзей судили. Николай с Павлом отделались легко, а Иван Данилович получил три года условно — главным образом, за применение огнестрельного оружия и за то, что своевременно не обратился в компетентные органы. На суде в качестве свидетелей и потерпевших выступала вся верхушка Малаховской ТИПовой организации. Особенно безумствовали перебинтованные Вукол Черпаков и Панкратий Кабанцев — последний даже требовал немедленного расстрела обвиняемых, посягнувших на святое дело ТП, но тут были предъявлены новые свидетельства и доказательства, обличающие деятельность самих ТИПов, тут же огласили санкцию на арест, и всю верховную ТИПовую братию прямо из зала суда препроводили под стражу…

Семья Филиных, Багров и Лавровский часто собираются вместе. Главная тема разговоров — воспоминания о лихих боях на ТОПках, которые они вели со всемогущими ТИПами.

Они часто задают себе один вопрос, который беспокоит их очень давно: где Медведь? Что стало с Альфредом Бэром, когда он вышел из внепространства?

Не так давно эта загадка была разгадана. Бэр до сих пор падает в псевдобесконечном тороидальном газовом облаке, принадлежащем к системе гаммы Девы. Разумные «археоптериксы» относятся к нему как к домашнему животному — кормят, поят, птенцы подолгу играют с ним. «Археоптериксы» уже несколько тысяч лет знакомы с телепортацией. Когда-то и у них была каменная планета, на которой бурно развивалась жизнь. Но истощение вакуума повлекло за собой вырождение пространства, и планета рассеялась, оставив после себя гигантское газовое облако, которое сохраняет приемлемую для жизни плотность лишь по причине игры гравитационных сил.

«Археоптериксы» без труда выяснили, откуда прибыл к ним диковинный зверек, но не спешат наносить ответный визит. Им кажется — а другого образца, кроме Альфреда Бэра, у них нет, — что эти зверьки находятся еще на очень низкой стадии умственного развития.

Стоп, машина!

День минус первый

Итак, завтра в путь! Удивительно все же, каких командных высот достигла наука, если человек решил померяться силами со Временем, покорить само Четвертое Измерение!

Во время путешествия я решил вести записки. Обязанности мои не так уж и велики. Малая котельная, доложу я вам, — это не маршевый хронодвигатель. Тем более, нас здесь шесть сменщиков, — так что всегда выкрою минутку, чтобы занести в тетрадь интересные наблюдения и попутные замечания. Ведь какое дело поднимаем, товарищи, — выводим Машину Времени на столбовую дорогу прогресса! Небывалый в истории опыт! Подвиг…

Что такое Машина Времени? — спрошу я вас. Достижение? Правильно. Эпоха? Тоже верно. А с технической стороны? Я хоть и низовой работник малой котельной подвального этажа, но с тоской обращаю взор в прошлое на домыслы классиков и измышления писателей-фантастов. Многое они предугадали и спрогнозировали, но истинного прообраза Машины Времени ни один из них не представил. Взять, например, британца Герберта Уэллса. Добротный писатель, крепкий, но его Машина — это, я вам скажу, крысам насмех. Слоновая кость, горный хрусталь, кварцевая ось, какие-то рычажки, седло (седло!!!)… Прямо какой-то трехколесный велосипед. Далее: у кого-то из писателей Машина Времени — это маленькая коробочка, помещаемая в мозг, у другого — одноместное стеклянное яйцо, у третьего кабина на пять посадочных мест… Но где спрашивается, размах? Где, простите, правда жизни? Где, наконец, научно-техническая реальность?

68
{"b":"560163","o":1}