ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дело, за которое я взялся, одному мне не по зубам. Мне нужна помощь. Вот и приходится вербовать для себя команду. Не могу похвастаться, что нашлось много желающих. Вы можете мне помочь! Если захотите.

– Вы ищете дочь моего старого друга, и я обязан сделать все, что от меня зависит.

– Рад это слышать. Я уверен, что в заборе есть лазейка, о которой вы наверняка знаете. Покажите мне ее.

Старик щелкнул языком.

– Необычная просьба.

– Возможно. Но у меня складывается такое впечатление, что в сад можно проникнуть, минуя ворота. Так, чтобы вы не увидели ночного пришельца.

– После того как дом запирается на ночь и все ложатся спать, я спускаю собак с привязи. Четыре громадных волкодава несут со мной службу. Даже такой пройдоха, как я, не способен окинуть взглядом десять гектаров участка, покрытого деревьями и кустарником.

– Против собак есть хорошее средство и не одно, но об этом мы поговорим в следующий раз. Так что вы скажете о лазейке?

– Вы правы. Здесь действительно была лазейка, но ее заделали после свадьбы Лин. Я сам присутствовал при этой церемонии.

– Бастион неприступен! Интересно знать, кого же так боится новый хозяин дома?! Вряд ли у человека его профессии могут быть враги. Бог с ним! Существуют мнительные люди, и с этим ничего не поделаешь. И все же, если вам не трудно, мне хотелось бы взглянуть на бывшую лазейку.

Старик сунул секатор в карман фартука и, кивнув мне головой, направился по тропинке к дальнему участку, который упирался в лес.

Через десять минут, когда мы миновали теннисный корт, бассейн, псарню, прошли аллею роз, тропинка вывела нас к противоположной от ворот части участка. Территория усадьбы имела громадные размеры, о которых можно было лишь догадываться.

Когда мы подошли к колючему кустарнику, отделяющему нас от стальных копий ограды, старик сказал:

– Обратите внимание, мистер Элжер, лес отступает от забора на десять ярдов. Невозможно взобраться на дерево и по ветке перелезть на эту сторону. Могу добавить, что при необходимости к ограде подключается электрический ток. Правда, мы никогда не использовали такой крайности, за исключением того периода, когда по местным лесам бродила банда сумасшедших. Провода сигнализации проходят по верхней перемычке. Она полая внутри, и если ее перепилить, то сработает сигнал тревоги. Высота каждого копья равна десяти футам, на вершине острый наконечник. Расстояние между стойками пять дюймов.

– Я уже успел оценить фантазию создателя этой ограды, но не могу понять, где здесь лазейка.

– Вы исходите из того, что видите. Так же думает и грабитель, который плюнет на свою затею и уйдет. Но есть одна хитрость. Вы видите этот кустарник, который достигает вашего пояса? Даже с нашей стороны невозможно приблизиться к ограде, не порвав о его колючки одежду и не поцарапав кожу. Но в этом участке на ширину трех футов растет обычная ветла. Она мягкая и нежная, как пух, но издали ничем не отличается от общего зеленого пояса. Вы легко пройдете в этом месте и даже не почувствуете сопротивления.

Старик погладил куст рукой, словно расчесал взлохмаченную голову.

– Никакого сопротивления. При жизни Рона эта лазейка действовала и ею пользовались. Во всей семье о ней не знала только Жаклин, хозяйка дома. По ночам Рон удирал из дома на соседнюю ферму, где проигрывался в карты. Пожалуй, это был единственный секрет Рона, который он хранил от своей супруги. Профессор был очень азартным человеком и игроком, а Жаклин терпеть не могла карт и бессмысленной траты денег на развлечения.

– Если мы пройдем сквозь кустарник, то упремся в забор. В чем же хитрость?

– Три копья были сделаны из дерева и выкрашены в черный цвет. Они легко выдвигались из гнезд. Дерево не пропускает электричества и в то же время не нарушает цепи сигнализации, которая проходит по горизонтальной перемычке. Для копий есть пазы, и они легко двигались вверх и вниз.

– Вы сказали, что после свадьбы Лин лазейку заделали. Почему?

– Семь лет назад Майк Хоукс проникал сюда по вечерам, и они с Лин проводили ночи в беседке под лупой. В конечном итоге эти свидания привели к свадьбе.

– Кто же показал ему лазейку?

– Лин, конечно. После свадьбы Хоукс заявил, что в этом доме не осталось людей, которые могут бегать на свидание украдкой. Деревянные прутья заменили на стальные и приварили их к поперечникам. На этом экзотика закончилась. Если быть точным, то его слова звучали так: «Период романтической любви закончен, и настала пора неразделимого семейного очага, и нет такой силы, которая способна его разрушить».

– А не ревновал ли он свою молодую супругу?

– Вряд ли. В отличие от родителей Лин, они спали в одной комнате.

– Любопытная история, но я не уверен, что лазейка замурована. Возле забора примята трава.

Я прошел сквозь кустарник к ограде. Кусты и впрямь были нежнее пуха. Взявшись за копья, я попытался выдернуть их из основания. У меня ничего не вышло, я ощущал руками холод железа. Но на этом я не успокоился, а проверил еще несколько прутьев. Моя настырность принесла свои результаты. Схватившись за копье в одном шаге слева от прохода, я не почувствовал того холода, которым обладает металл. Внешне оно не отличалось от остальных. Я дернул его вверх, и грозный стержень с легкостью поддался. Таких фальшивок оказалось три кряду, и я легко пролез сквозь образовавшуюся брешь наружу. С той же легкостью я вернулся обратно и установил копья на место.

Вид у Джозефа был обескураженный. Он стоял с открытым ртом и хлопал тяжелыми веками без ресниц.

– Что скажете?

Старик не сразу пришел в себя.

– Ума не приложу, я сам видел, как здесь устанавливали железные стойки.

– Но вы не видели, как их вновь меняли на деревянные. Кто из живущих сейчас на территории усадьбы знал о существовании лазейки?

– Никто, сэр. Только Гилберт. Остальная прислуга работает не так давно и знать об этом не может.

– А Рокки? Он служил шофером у Лионел Ричардсон еще до свадьбы.

– Нет, сэр. Если бы он знал, то не стал бы звонить в ворота в три часа ночи, когда возвращается со своих свиданий.

– Собаки знают людей, живущих в имении?

– Да, конечно. Они у нас много лет. Такие же старики, как я, но по собачьим меркам. Ну хитрец! Ну пройдоха!

– О ком это вы?

– О Хоуксе, конечно! Это же он их заменил. Стойки эти!

– Ну, так просто на такой вопрос не ответишь. Давайте попробуем решить его. Вы мне очень поможете, если понаблюдаете за тайным ходом. Ничего не предпринимайте. Кто бы ни использовал эту дыру, оставайтесь в тени.

– Я вас понял, мистер Элжер. Я залягу в кустах. Зрение еще позволяет мне видеть без фонаря. Ночи сейчас лунные.

– По утрам мы будем проводить с вами совещание по этим вопросам. У меня складывается впечатление, что кто-то пользуется этим входом. Но важно не спугнуть зверька. Пусть ходит, но за ним нужно понаблюдать.

– Вы думаете, что этим зверьком может быть хозяйка? Лин, да?

– Не знаю, Джозеф. Об этом вы мне расскажете завтра утром. Кто-то затеял опасную игру, и нам надо предотвратить ее.

– Вы мне кажетесь искренним и порядочным парнем, мистер Элжер. Я сделаю то, о чем вы просите.

Я кивнул старику и направился к дому. Чтобы добраться до него, нужно хорошо знать усадьбу. Высокие деревья загораживали особняк, узкие тропки петляли, извивались, имели множество ответвлений и перекрестков.

Возле подъезда меня дожидался «Бентли». За ночь он стал чище, и, как можно догадаться, Гилберт приложил к этому руку.

Часы на приборном щитке показывали девять утра. Я уже выбился из намеченного графика, так что не стал больше терять времени и тронулся в путь.

2

Через два часа я подъезжал к северным воротам Санта-Роуз. Въехав в город, я тут же свернул на Бэлл-стрит, по которой, как утверждал брат Тины, поехал розовый «Кадиллак» Лин. Рик точно сказал, на Бэлл-стрит не было ни одного жилого здания, сплошные конторы и представительства фирм и торговых компаний.

33
{"b":"560171","o":1}