ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вся твоя история – стопроцентное политическое дело. Возможно, она представляет интерес, но только для книги, которую собирается писать с твоей помощью Рик. Я не увязываю членов комиссии с исчезновением Лионел Хоукс.

– Хорошо. Вывод логичный, но позволь мне закончить.

– Валяй. После такой работы ты вправе требовать себе терпеливого слушателя.

– Твое терпение вознаградится. Я не буду разбирать всех членов комиссии, остановлюсь только на одном. Клод Шейвер – директор тюрьмы Сан-Квентин, человек, который занимает это кресло с двадцать седьмого года. Тот самый хромоногий Шейвер, которого ты видел в кабинете Майка Хоукса. Газеты пишут, что личная охрана Шейвера превышает по численности гвардию президента Соединенных Штатов. Узнать о Шейвере правду невозможно. О нем ходят всевозможные сплетни, но никто из репортеров не брал у него интервью, и Шейвер никогда не выступал публично. Он скрыт от людей как улитка.

Пять лет назад возле ворот тюрьмы был устроен митинг вдов заключенных. Дело в том, что в застенках Сан-Квентина погибает более сотни человек в год. Эта статистика касается тех, чьи тела получают родственники осужденных. Причины смертей абсолютно разные: болезни, насильственная смерть, увечья на принудительных работах, перегрузки, сердечные приступы и многое другое. Но большой процент заключенных составляют бродяги, люди, не имеющие родственников на свободе. О них статистика умалчивает.

Мы копали компромат на Шейвера всю ночь, но так ничего и не нашли, за исключением одного факта. В сороковом году был арестован очень крупный делец в сфере наркобизнеса. Его звали Сирато Пако. Он попался, когда ему было всего двадцать два года. Этот мальчик переправлял из Мексики в Соединенные Штаты тонны марихуаны, или, точнее, индийской конопли. Его папочка имеет огромные плантации этой травки на юге Мексики и в Панаме. По оценкам следственной группы, Сирато Пако обладал незаурядным умом, огромными познаниями в химии, а также в области финансовой деятельности. Вундеркинд. Гений. Он развернул огромную сеть под названием «Конвейер». Марихуана поступала из Мексики в Сан-Франциско, где у Сирато был куплен весь профсоюз рабочих доков. Далее это зелье перерабатывалось и распространялось по всей стране. Сирато попался случайно. Его заложил компаньон, который захотел перехватить бизнес в свои руки. Парень получил пожизненное заключение и был пометен в Сан-Квентин. Вот его фотография, сделанная в момент ареста. Тут же есть фотографии, сделанные во время процесса.

Эмми разложила вырезки на столе.

Я смотрел внимательно и был поражен тем сходством, которое казалось мне нереальным.

– Но это же Джек Юджин, с некоторой поправкой на возраст, разумеется. Тот самый тип, который приезжал с Шейвером к Хоуксу, его же я встретил в яхт-клубе.

– Ты прав, Дэн. Теперь его зовут Джек Юджин. Скажу тебе сразу, что мы бы не обратили внимания на Сирато Пако, если бы не случайность. Мы искали фотографию Дюка О'Робби, члена комиссии, выбранного от общественности. Он владелец торгового центра в Лос-Анджелесе. Интересно то, что, когда нам попалась вот эта фотография, Рик воскликнул: «Гляди! Он здесь вместе с Джеком Юджином. Помнишь того типа, о котором говорил Дэн!»

Эмми достала еще одну фотографию и передала мне. Два бизнесмена собирались садиться в открытый белый «Роллс-Ройс». Оба были в смокингах и в хорошем настроении. Подпись под снимком Эмми срезала, но у меня уже не оставалось сомнений, что Джек Юджин и Сирато Пако – одно и то же лицо.

– После этого нам на глаза попался снимок из газеты, где печатались новости с процесса над Сирато Пако. Нам показалось, что мы уже где-то видели это лицо. Пришлось вернуться к пройденным материалам. – Эмми перевела дух. – Джек Юджин ухитряется ускользать от репортеров. Даже на открытке яхт-клуба, где снимали группу первых членов, он ухитрился отвернуть голову в сторону. Здесь его щелкнули, когда он этого не ожидал, и, наверное, это единственный снимок. Мы сделали феноменальное открытие. Бандит и торговец наркотиками Сирато Пако, получивший пожизненное заключение в Сан-Квентин в сороковом году, через тринадцать лет под именем Джек Юджин навещает Майка Хоукса в его кабинете в сопровождении директора тюрьмы Клода Шейвера. По ходу дела мы вспоминаем, что Джек Юджин владеет яхт-клубом, ну, если не владеет, то не последний человек в клубе, где стоят яхты «Сан-тана» и «Джилда». Но этого мало. Человек мексиканской внешности две недели назад за рулем розового «Кадиллака» Лионел Хоукс въехал в Санта-Роуз и свернул на улицу, которая ведет к известному уже клубу. Вся эта обойма новостей и заставила Рика вскочить на ноги, отобрать у меня ключи от машины и помчаться в Санта-Роуз. Остановить его я была не в силах. Он сказал, что в пять будет тебе звонить, что у него гениальная идея и он не может тратить лишнее время на пустяки.

– Я все понял.

Мне не хотелось пугать Эмми, но и понимал, что Рик сунул голову в пекло. Не у каждого есть за спиной опыт войны, чтобы уметь увертываться от снайперской пули. Я нес ответственность за то, что втравил парня в эту историю. Теперь моя главная задача – вытащить его из этой передряги. Но пока он не сообщит мне, где находится, я ничего не смогу сделать. Придется ждать его звонка.

– Хорошо, Эмми. Я позвоню тебе вечером. Мне нужно торопиться. В три часа меня ждет Сойер. Прошу тебя, никуда не отлучайся. Будь дома и жди.

– Конечно. Я набрала кучу материалов, и мне понадобится не один день, чтобы с ними разобраться. Только не забудь: я жду твоего звонка.

– О'кей. А теперь собирай свою макулатуру, я подвезу тебя до дома, у меня есть в запасе еще несколько минут.

4

Кит Сойер смотрел на меня так, словно на моем затылке выросли ослиные уши. Парень выдохся, решил я. Он сидел в своем кресле, как побитый пес, с капельками пота над верхней губой, взмокшей шеей и распущенным галстуком.

– Скажи, Кит, почему ты, как только видишь меня, теряешь дар речи?

– Лучше ты мне скажи, во что ты вляпался? Какую игру ты затеял, чем ты занимаешься? Я слишком много тебе доверяю, а ты этим пользуешься и молчишь!

– У тебя несварение желудка?

– Порошок, который ты мне передал, не что иное, как кокаин. Ребята из лаборатории и впрямь потеряли дар речи. В нашем городе давно забыли об этом зелье. После войны всю банду наркодельцов пересажали. Кто мог эту дрянь завезти в наш округ?

– Я обязан отвечать?

– Можешь не отвечать, но они доложат об этом шефу, и капитан сделает из тебя бифштекс. У нас в управлении отдел по борьбе с наркобизнесом упразднен в сорок девятом году. Ты понимаешь, что означает твоя находка?

– Хорошо. Нам нужно выиграть пару дней, Кит. Порошок я нашел в фургоне, на котором разъезжает Рокки Вудс, шофер Хоукса. Этого парня пока нельзя трогать. Он у нас проходит по всем звеньям. Арестовав его, мы упустим главное. Арест Рокки приведет к тому, что мы спугнем крупную рыбу. Мне нужно, чтобы люди, связанные с Рокки, действовали без опасений и настороженности. У нас слишком мало фактов и ни одной достойной версии. Я не исключаю того, что может начаться бойня.

– Хорошо. На два дня я смогу оттянуть взрыв, но он неизбежен. Ты знаешь нашего шефа.

– Двух дней мне хватит. Что выяснили ребята по поводу клочка волос?

– Гай ездил в морг и взял локон с трупа блондинки. Провели экспертизу, и твоя гипотеза подтвердилась. Тот клочок, что ты дал, принадлежит убитой. Где ты его взял?

– Извини за навязчивость, но имя то же. В тайнике машины Хоукса. Это Рокки снял квартиру, в которой убили Грету Веймер, это он был в мастерской Кевина Марча, и это в машине Хоукса сделали дополнительное отделение. В нем я и нашел волосы.

– Ты хочешь ждать еще два дня? Тебе мало фактов против этого ублюдка?

– Не спеши, Кит.

– Девушку сбросили со скалы, ее волосы найдены в машине Хоукса. Что здесь не понятно? Убитая и есть Лионел Хоукс, и убил ее Рокки по заданию Хоукса.

51
{"b":"560171","o":1}