ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зимние сказки и рождественские предания
Не кладите смартфон на стол
Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто
Генетическая одиссея человека
Длинный палец
Про ЭТО
Сборник медитаций, визуализаций и гипнотических сценариев
Закон высоких девушек
Дом для жизни. Как в маленьком пространстве хранить максимум вещей
A
A

– Двое в черных шляпах, зашли следом за мной. Пьют пиво. Похожи на копов: пиджаки под мышками оттопырены.

– Бар на первом этаже?

– Да.

– Значит, в сортире есть окно. Зайдешь туда и вылезешь через него. Машину брось у входа, садись в такси и езжай в отель.

– Ладно-ладно, только ты не психуй. Вечно ты все преувеличиваешь.

– Выполняй, Рик, и жди меня.

Я бросил трубку. У меня взмокла спина, словно я поработал в доках Фриско. Давно я не ощущал на своей шкуре капель пота.

«Кольт» армейского образца, который не раз выручал меня в Корее, я сунул за пояс, а короткоствольный «смит» в специальную кобуру, которая крепилась к ноге под правой брючиной, чуть выше резинки от носков. Этот маневр давно себя оправдал, я им пользовался неоднократно. В шкафу у меня хранился портфель со старой армейской формой. Нашивки с нее я сорвал, но с костюмчиком расстаться так и не смог – мягкий, теплый и просторный. В нем все было предусмотрено и продумано от карманов до защитного цвета. Я прихватил с собой портфель с формой и засунул в него еще две коробки патронов.

Телефонный звонок застал меня в дверях, я вернулся и снял трубку.

– Это вы, Элжер?

– Конечно.

– Рад, что нашел вас. Хоукс беспокоит. Жаль, что не застал вас здесь, у себя. Мне было очень неприятно узнать, что вы запретили Гилберту говорить о находке. Я имею в виду зажигалку Лин.

– Но он все же сказал?

– Нет. Я увидел ее случайно в его комнате. Он не ожидал, что я вернусь сегодня и зайду к нему. Обычно я не захожу в комнаты прислуги.

– Мне жаль, мистер Хоукс, но я хотел, чтобы вы не обращали внимания на появление в доме вещей вашей жены.

– Но как это возможно?! О чем вы говорите? Значит, Лин жива?

– Она жива!

– Не может быть…

– Что вы сказали?

– Вы уверены в этом?

– Послушайте, мистер Хоукс, я делаю свое дело и знаю, о чем говорю. К сожалению, обстоятельства складываются так, что мне не удастся с вами увидеться еще пару дней. Через два-три дня моя работа будет закончена, и я представлю вам отчет. Единственная просьба к вам: будьте внимательны и осторожны. Сейчас настал тот период, когда вам стоит подумать о своей безопасности. Постарайтесь не покидать свою крепость и оставайтесь дома.

– Я не понимаю, о чем вы говорите. О какой опасности? Кто может мне угрожать? Абсурд! Нонсенс! У меня есть работа…

– Не надо мне ничего говорить. Работа так работа, но не отклоняйтесь от своего постоянного маршрута: дом – больница – дом.

– Может быть, вы приедете и все объясните?

– Не сегодня. Но я постараюсь вам позвонить. Извините, у меня сейчас много дел, ваших дел, мистер Хоукс. До встречи!

Я оборвал бесполезный разговор. На данный момент Хоукс отошел на второй план.

Стрелка спидометра замерла на отметке семьдесят миль, я рисковал свернуть себе шею, но сбрасывать скорость не собирался. Чуть больше двух часов ушло на дорогу, и в семь тридцать я подъехал к отелю «Виктория». Возле центрального входа стояла полицейская машина, несколько свободных такси, но машины Эмми, которой пользовался Рик, здесь не было. Значит, он выполнил мои инструкции.

«Бентли» я оставил на соседней улице и вернулся к отелю пешком. Вестибюль был пуст. Портье болтал с горничной и не обратил на меня внимания. Я прошел мимо лифта и поднялся на третий этаж пешком.

Как только я повернул в коридор, так сразу все понял. Возле одной из дверей стоял коп в форме. Я уже не сомневался, что это дверь номера 324. Уверенность моя подтвердилась, когда я подошел ближе. Коп не отрывал от меня глаз, не зная, что ему делать. Очевидно, его смущал мой самоуверенный вид.

– Туда нельзя, сэр.

– Я из окружной прокуратуры. А ты не болтайся здесь и не привлекай внимание жильцов. Иди к лифту и сядь в уголок, чтоб тебя не видели.

– Хорошо, сэр.

Я дождался, пока молодой и неопытный страж порядка отойдет в другой конец коридора, и после этого толкнул дверь.

В одноместном прокуренном номере находилось четыре человека, двое живых и двое мертвых. Кряжистый здоровяк с красной бычьей шеей расхаживал из угла в угол. На нем трещал мундир лейтенанта. Второй – хлюпик с сержантскими нашивками, сидел за столом и вел протокол.

Я вошел в комнату, как к себе домой, и захлопнул за собой дверь. Оба легавых слегка оторопели, увидев незнакомое лицо. Пока они шевелили ржавыми извилинами, я осмотрел все, что мог. Мне стоило больших усилий держать себя в руках. Каждая мышца моего тела была напряжена, а нервы натянулись, как лески под грузом акулы.

Рик сидел в кресле с откинутой назад головой. У него было прострелено горло под подбородком. В свисающей с подлокотника руке, на указательном пальце, болтался короткоствольный револьвер тридцать восьмого калибра. Возле самой двери, на полу, сидел парень, похожий по описанию Рика на Джека Арлина. Его белая рубашка была вся в запекшейся крови, ему прострелили грудь. Рядом с рукой валялся шестизарядный «браунинг». Я ощупал труп Арлина и внимательно осмотрел тело Рика. На его бедре зияла еще одна рана. Я знал, что повторного осмотра мне сделать не удастся.

– Эй, приятель, тебя Кенинг прислал? Ты врач?

Пока лейтенант это мычал, я успел осмотреть все и даже подумать.

– Нет.

– Тогда какого черта ты здесь вынюхиваешь? Трупов не видел? Сходи в кино, там дуэли устраивают интереснее, не то что эти сосунки.

– Дуэли?

– А ты не видишь?

– Только не вноси в протокол эту чушь!

– Эй ты, красавчик, ты начинаешь мне действовать на нервы. Кто тебя прислал?

– Окружная прокуратура Санта-Барбары. Мое имя Дэн Элжер.

– Мы ничего не сообщали в окружную прокуратуру. Вали отсюда в свою Барбару и не болтайся под ногами. Ты на территории округа, который принадлежит капитану Шерду.

– Идиот! Округа не принадлежат полицейским, они принадлежат людям, живущим в них. Ты хотел сказать, Шерд контролирует округ, но Санта-Роуз входит в юрисдикцию окружной прокуратуры, и это убийство будет поставлено на контроль. Даже если Шерд этого не захочет. Понял, лейтенант?

– Не тебе, щенок, указывать мне на законы и порядки. – Здоровяк подошел ко мне и, задрав голову вверх, залаял: – Я без тебя разберусь, что здесь произошло. Когда два придурка после попойки устраивают дуэль, то прокуратура свой нос не сует. Это мое дело! Два выстрела, два трупа – и на этом конец! А теперь пошел вон!

Он ткнул меня в грудь своим жирным пальцем. Сержант, сидящий за столом, хихикнул.

– Теперь ты выслушаешь меня, лейтенант. То, что ты здесь изрек, твой мальчишка занес в протокол, и этим ты подписал свою отставку. Иди торгуй гамбургерами и не марай мундир лейтенанта. А ты, сынок, пиши в документах то, что нужно. Того парня, что сидит у стены с дыркой в груди, зовут Джек Арлин, и вы про него наверняка слышали. Труп уже заледенел, его убили днем и привезли сюда специально для вас. Сюрприз! Ты видишь, лейтенант, что он весь в крови, а на полу нет ни капли. Разуй глаза и скажи мне, где его пиджак, шляпа, плащ? Что, он в таком виде ходит по улицам? Холодновато. Если постараешься, то сможешь выяснить у портье, что номер снял не он. Пойдем дальше. Арлина убили в упор. На его рубашке следы пороха. Однако покойники находятся друг от друга на расстоянии семи шагов. Рана смертельная, и ответного выстрела он сделать не мог. Ослу понятно, что парня подкинули в номер, но тот, кто подкидывал, знал, что имеет дело с ослами. Второго зовут Рик Адамс. Он корреспондент из спортивной хроники, а не ковбой. Его убили не более часа назад. Здесь, в этом номере. Температура тела почти не изменилась. Стреляли от двери, но пуля угодила в бедро, и его отбросило к креслу. Убийца пытался его добить в упор, но репортер оказал неожиданное сопротивление. Второй выстрел убийца сделал от бедра вверх и попал в горло. Это и была смертельная рана. Теперь я вам опишу убийцу. Высокого роста, брюнет, носит бороду, а сейчас ходит с расцарапанной мордой. У убитого Рика Адамса, который боролся за свою жизнь, под ногтями несколько коротких черных волос с запекшейся кровью. Кстати, Джек Арлин, как видите, бороды не носил и никогда брюнетом не был. И, наконец, для справки. Ни тот, ни другой никогда не имели оружия и не умели им пользоваться. Обрати внимание, лейтенант, номера на оружии сточены. Таким пользуются только профессионалы, а не журналисты и нотариусы. Ну что, смешливый, ты все успел записать? Не бери примера с начальства, а то вылетишь на улицу следом.

54
{"b":"560171","o":1}