ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Этого не может быть! – процедил сквозь зубы мой собеседник. – На ней был браслет с изумрудами, я видел.

– А сумочка? А золотой пояс? А серьги и жемчужное ожерелье?

– Черт! Не было на ней этих вещей!

– А дорожная полиция утверждает, что были. Они видели ее возле бензоколонки, за две мили до перекрестка. Кроме твоих ребят, ее никто не мог раздеть.

– Я это выясню!

– Если выживешь! Кто останавливал ее машину?

– Со мной было три человека. Надежные люди. Я оставался в лимузине. Мы поставили его посреди дороги. Когда Лин затормозила, Фрэнк выскочил из машины и запрыгнул в «Кадиллак». Девчонка сопротивлялась, и ему помогли ребята. Возня длилась не больше минуты. Они перетащили ее в лимузин и заткнули ей рот платком. Я отлично помню, что на ней, кроме браслета, из драгоценностей ничего не было. Затем Фрэнк поставил «Кадиллак» к обочине, так как вдалеке вспыхнули фары. Мы переждали, пока машина пройдет, затем я пересел в «Кадиллак» и поехал в Санта-Роуз, а ребята на мыс Бич-Гроут. Я ничего не нашел в «Кадиллаке», никаких украшений.

– Фрэнк успел прибрать все к рукам, пока ты берег свои музыкальные пальчики. Теперь ты понял, о какой промашке я говорил?

– Я думаю, что из этого положения найдется выход.

– Возможно. Переходим к следующему вопросу. Ты знаешь о том, что твой шеф Джек Юджин и беглый каторжник Сирато Пако одно и то же лицо?

Коди усмехнулся и сделал еще один глоток.

– Он не беглый каторжник. Сирато Пако умер в тюрьме от сердечного приступа, а на волю вышел Джек Юджин, человек с самыми надежными документами. Благодаря его идеям вся эта кучка политиканов получила то, что хотела. Он сумел объединить их в одно целое и удовлетворить запросы каждого. Но приходит время, когда в таких людях отпадает необходимость. Машина налажена, механизм отработан, и устаревшие детали заменяют на новые. Семь лет назад, когда каторжник Сирато Пако излагал свои идеи директору Сан-Квентина Клоду Шейверу, он был незаменим. Его гениальность не вызывала сомнений. Теперь, когда идеи Пако воплощены в жизнь, он может уйти с арены.

– Заговор пауков. Но они не всесильны.

– На этих пауках вся страна держится с ее вонючей демократией.

– Вот в этом ваша основная ошибка! Теперь поговорим о Дэлле Ричардсон. Какую роль она играет в этой комедии?

– Ну наконец-то, А я думал, что ты начнешь с нее.

Коди допил виски и налил себе полный стакан.

– Не переусердствуй.

– Не беспокойся. Мне же не нужно заботиться о том, как выбраться отсюда живым. Это твои проблемы.

– Нет, дружок, твои. Я тебе разве не сказал о том, что с территории виллы меня вывозить будешь ты? При этом ствол револьвера будет холодить твой затылок.

Лицо Коди исказилось. Кажется, я перегнул палку, и он уже жалел о своей откровенности.

– Да. Об этом я не подумал!

Его реакция была молниеносной, я слишком рано расслабился. Коди дернул рукой, и целый стакан виски залил мне лицо. Я смахнул жидкость рукавом, но упустил время. Коди был уже у стола. Он выхватил из ящика «кольт» и, выстрелив в меня несколько раз, понял, что пистолет разряжен. Коди бросил пистолет и метнулся к двери. Стрелять я не мог. Шум – главный мой враг. Я бросился за ним и накрыл его своим весом. Он выскользнул из-под меня как змея. На мое счастье, парень был слишком напуган и не мог кричать.

Коди метался по кабинету, как зверь в клетке. Я схватил со стола бутылку с джином и ринулся на пего. Коди бросился к балкону. Он нажал на кнопку, двери раздвинулись, и он выскочил на террасу. На сей раз голос его прорезался, и он завопил хриплым фальцетом. Я швырнул в него посудину. Бутылка разбила ему голову, когда он подбегал к перилам. Коди взмахнул руками и, пролетев по инерции еще несколько шагов, перевалился через парапет.

Не имело смысла идти следом. На такие полеты способны лишь птицы. Но у Коди и в душе не осталось места для крыльев.

Я вернулся к столу, взял красную папку и сунул ее в свою сумку. У меня на вооружении остались револьвер, нож и дубинка. С этим арсеналом мне предстояло идти против семидесятишестизарядных автоматов Томпсона.

Я тихо, не торопясь, спускался по лестнице. На улице возле центрального входа дежурил охранник. В холле первого этажа, устроившись в кресле, дремал второй. На коленях у него лежал автомат. Я подошел к нему, как кошка к мыши, и припечатал дубинкой. В ближайшие два часа от него вреда не будет. Все охранники были одеты в черные костюмы и шляпы, и все они соответствовали моей комплекции. Я не стал долго размышлять, а скинул свою куртку и убрал ее в сумку. Затем натянул на себя пиджак охранника, оставив его в одной рубашке. Шляпа оказалась маловата и едва прикрывала мой затылок, но с первого взгляда я ничем не отличался от местных мордоворотов.

Я вышел на улицу. Охранник кивнул мне и указал пальцем на аллею. Удобный момент. Я взял его в тиски, зажав рот, и давил до тех пор, пока он не осел на землю.

У входа стояло две машины. Я решил, что ярко-красный «Шевроле» больше подходит характеру Коди. Перед тем как сесть за руль, я проколол шины стоящего поблизости «Паккарда» и прихватил автомат скучающего на земле стража.

Машина работала отлично. Уже рассвело, и я отчетливо видел следы от протекторов других машин. Эти следы и вывели меня к центральным воротам.

Я передернул затвор автомата и приготовился к худшему. Возле ворот находились четыре человека. Такую команду одним ударом не собьешь.

Они видели, как по аллее в их направлении едет красный «Шевроле». Возможно, я везунок, хотя трудно такое утверждать по результатам сегодняшней ночи, но что-то не сработало в сложной цепи охраны. Зомби не обращали на меня внимания. Один из них зашел в стеклянную будку, и ворота начали раздвигаться. Я снизил скорость до предела, чтобы не останавливаться возле них ни на секунду. Машина ползла как муравей, с такой же скоростью расползались створки ворот.

Расчет мой оказался верным. Я поравнялся с будкой в тот момент, когда брешь в воротах уже позволяла мне выехать. Я переключил скорость и вдавил педаль газа в пол. Ощущение было такое, будто из-под меня выскочило сиденье. Машина, взревев, вылетела из ворот.

Через пять минут я затормозил в том месте, откуда Рик сделал свой снимок «Вид виллы сверху». Никто за мной не гнался, никого я не интересовал. Трудно попасть на виллу, но выехать с ее территории не столь проблематично. Наверное, сказалось отсутствие хозяина.

Вид с этого места казался сказочным. Еще и суток не прошло с тех пор, как Рик стоял на моем месте и любовался теми же красотами, увековечивая их на пленку. Что-то сжалось в моей груди.

Я уже почти не осознавал происходящего, а действовал автоматически. Сил во мне поубавилось.

Я сел в машину и, проехав несколько миль, свернул в апельсиновую рощу. Мне необходима передышка, или я сломаюсь.

Час. Только час сна – и я смогу соображать!

9

Машину Коди я оставил возле клуба и пересел в свой «Бентли». К девяти часам утра я подъехал к фотоателье Мегильмана. На мое счастье, забегаловка уже функционировала, и я застал хозяина на месте.

– Вы мистер Мегильман?

На меня смотрело улыбчивое лицо, похожее на морду сытой, довольной кобылы. Овал лица, глаза, ноздри – все подходило под это сравнение. С той лишь разницей, что оттопыренные уши не были мохнатыми, а лысина сверкала, как полированная кастрюля.

– Рад помочь. Какие трудности?

– Сплошные.

Я достал фотографию, сделанную Риком, и протянул ее хозяину.

– Здесь стоит ваше клеймо.

Он на секунду задумался, затем взвизгнул:

– Конечно! Помню! Вчерашний репортер! Очень приятный молодой человек.

– Вы печатали эти снимки?

– О, нет, конечно, я предоставил в его распоряжение фотолабораторию, но у молодого человека не оказалось денег. Он мне сказал, что снимки будут опубликованы в газете, и предложил мне поставить свой штамп взамен на услугу. А это, сами понимаете, огромная реклама, я остался доволен!

63
{"b":"560171","o":1}