ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Верно.

– Речь идет о вас, миссис Ричардсон. Вы должны лечь в свою собственную больницу. Вам это пойдет на пользу.

– Но…

Удивленные возгласы: «но», «как», «зачем» послышались со всех сторон.

– Больница может стать вашим единственным алиби. Вы исчезли месяц назад, и никто вас с тех пор не видел. Почему не предположить, что ваш муж избавился от вас, заточив в собственную больницу? Допустим, временно, чтобы умертвить вас впоследствии и подбросить тело на проезжую дорогу в то время, когда, по утверждению того же доктора Уайллера, он будет играть с ним в шахматы. Вы любите затягивать сложные узлы, и это предположение вам должно понравиться.

– Но как я выберусь из этой больницы?

Я видел, что женщине понравилась моя идея, и ее вопрос прозвучал нормально.

– Я постараюсь вытащить вас завтра же, после того, как окажетесь в палате. Если мой план сорвется, то у нашей спасательной бригады есть опыт в подготовке и осуществлении побегов. Другого способа избежать смертной казни я не вижу.

– Но кто может доказать, что Дин убила Хоукса? – возмутился Уайллер.

– А вас не удивит ее появление сразу после гибели мужа? Все подозрения, которые легли в основу версии помощника окружного прокурора, перевернутся на сто восемьдесят градусов и лягут на Лин. На сей раз ее муж превратился в жертву. Мне интересно знать, кто из вас предоставит алиби на сегодняшний день женщине, которая для всех здесь является близким человеком?

Я понял по взгляду Лии, что ляпнул что-то не то. Она смотрела на Дору Скейвол и не могла понять, каким образом я привязал ее к этой женщине.

– Либо вовсе незнакомы, – добавил я после паузы. – Чакмен никому из вас не поверит.

– Черт! – вскочил на ноги Уайллер. – Но моя машина осталась у мыса. Мы загнали ее в кусты! Ее обнаружат!

– Не беспокойтесь, профессор, я заберу вашу машину. Раньше утра труп не обнаружат. Уже темно.

– Она стоит в кустарнике, за первым поворотом от сопки.

– Найду. Итак, миссис Ричардсон, вам придется полежать на дне самосвала, засыпанной углем. Харви найдет вам какой-нибудь шланг для дыхания. Я предупредил профессора Лоури, что ему придется принять женщину, и он не удивится, когда вас увидит в котельной.

– Но как вы могли знать, что мне потребуется алиби?

– Дело не в алиби. Вам в любом случае пришлось бы ехать в больницу. Но об этом мы поговорим, когда вы выйдете оттуда. Вам необходимо написать записку под мою диктовку. Это даст мне в руки дополнительную возможность освободить вас. Садитесь за стол и пишите. Будьте любезны, мисс Скейвол, дайте миссис Ричардсон перо и бумагу.

Лин не очень хорошо понимала меня, но я не видел в ее глазах недоверия. Не было сомнений, что она знала обо мне больше, чем я о ней, и ее подробно информировали о ходе моей работы.

– Что писать? – спросила она, когда на столе появились нужные атрибуты.

– Итак, пишите: «Довожу до сведения органов правопорядка, что я, Лионел Хоукс, жена профессора Хоукса и дочь профессора Ричардсона, подверглась насилию со стороны своего супруга и упрятана по его указанию в психиатрическую больницу». В скобках: «Медицинский Центр неврологии и психиатрии имени Ричардсона». «…Находясь под охраной с пятнадцатого октября, я не в состоянии сообщить о себе ни друзьям, ни близким. Требую срочного вмешательства окружной прокуратуры в вопиющее беззаконие и основательного обыска больницы, которой руководит мой муж. Требую вмешательства властей, как совладелец этого медицинского учреждения, превращенного в каторжную тюрьму моим мужем и его сообщниками! Требую следствия по делу о покушении на мою жизнь». Ставьте подпись.

– О какой тюрьме идет речь? – переспросила Лин.

– На месте вы сами во всем разберетесь. А теперь я прошу всех выполнять мои указания. Завтра ответственный день, я должен дать каждому из вас инструкции и получить от некоторых из вас объяснения. Рокки поедет за Дэллой Ричардсон и привезет ее сюда. Харви отправляется в больницу, профессор Уайллер останется здесь. Я уезжаю и вернусь к вечеру с некоторыми результатами. К моему возвращению все должны быть в сборе. Теперь напутственное слово вам, миссис Ричардсон. Сегодняшнюю ночь вы проведете в котельной профессора Лоури. Он многое вам расскажет, но вы должны передать ему мою просьбу. Арон Лоури должен сделать все, чтобы погасить печи к одиннадцати утра и привести в негодность все коммуникации котельной. Моя просьба подвергает его жизнь опасности, я знаю это, но может случиться так, что опасности подвергнется жизнь каждого третьего узника. Надеюсь, он поймет меня правильно. Теперь мне пора.

– Вы говорите загадками, Элжер! – возмутился Уайллер.

– Но загадывали загадки вы, профессор. Просто я нашел ответов на них больше, чем тот, кто мне их загадывал. Я не прощаюсь с вами, мы еще продолжим наши дебаты.

Я вышел на улицу и вдохнул свежего воздуха.

5

Перед тем как заходить в отель «Атлантик», я изучил все подъезды и лазейки. Самым удобным оказался вход со двора, здесь шел косметический ремонт, и дверь как таковая отсутствовала. Я прошел по узкому коридору, где пахло свежей краской, и уперся в площадку. Две кабины грузового лифта стояли внизу. Поднявшись на третий этаж, я оставил дверь лифта приоткрытой и очутился в конце коридора. Чисто, светло и безлюдно. Меня настораживал тот факт, что Пако приехал в город без охраны, либо он ее замаскировал, чтобы не спугнуть Хоукса. Такие люди, как Пако-Юджин, слишком трусливы, чтобы разгуливать по чужому городу без прикрытия.

Я подошел к номеру, где он обещал ждать Хоукса, и прислушался. Из-за двери слабо доносились звуки музыки. Я постучал. Через пару секунд музыка оборвалась и знакомый голос Пако спросил: «Кто?»

– Хоукс.

Щелкнул замок, и дверь открылась. Он не успел сообразить, что произошло, как получил хук левой в челюсть. Его отбросило назад, как мяч от теннисной ракетки. Пако врезался в стол, перелетел его и затих на полу. Я влетел в номер. Здесь была еще одна дверь, ведущая в спальню. В два прыжка я перемахнул через комнату и ударил ногой по двери. Кому-то здорово досталось – дверь обо что-то стукнулась и отпружинила назад. Я повторил эксперимент. Дверь распахнулась. Возле кровати покачивался парень квадратных габаритов, схватившись руками за лицо. Шляпа валялась на полу, на рубашку капала кровь. Я нанес ему мощный удар в солнечное сплетение, Он крякнул и оторвал руки от лица. Зеленый свет для моего кулака. Следующий удар был прямым в подбородок. Серия закончилась, когда здоровяк распластался на ковре.

Пришлось облегчить его на два револьвера и мексиканский стилет с кривым лезвием. Телохранитель не доверял своим крутым мышцам, он верил в силу оружия и просчитался.

Я вернулся в гостиную, закрыл входную дверь и повернул ключ. Мои карманы были полны оружия, но выбрасывать его я не собирался. Не пришло еще то время.

Склонившись над Пако, я проверил и его карманы. Этот парень не питал страсти к пистолетам и ножам. Я нашел бумажник, портсигар, зажигалку, чековую книжку, связку ключей и платок. Я внимательно обследовал содержимое бумажника. Небольшая стопка стодолларовых купюр, водительское удостоверение на имя Джека Юджина, несколько визитных карточек яхт-клуба и ключ. Небольшой, с хитрыми насечками четырехгранный ключик я решил оставить при себе, а остальные вещи распихал по его карманам.

Выжидать, пока он придет в себя, у меня не было времени. Пришлось принести из ванной кувшин холодной воды. Бодрящая влага привела его в чувство. Я помог ему подняться и усадил в кресло.

Пако смотрел на меня, как на покойника, поднимающегося из гроба.

– Привет, крестный! Вот я и вернулся. Сожалею, но заменить тебе твоих охранников я не смогу Своих дел много.

– Ты сбежал! Это невозможно!

– Все возможно, Пако. Как ты понимаешь, я не намерен с тобой церемониться. Сейчас ты будешь выполнять роль зомби и будешь подчиняться моим приказам. Одно лишнее движение, и я нашпигую тебя свинцом.

86
{"b":"560171","o":1}