ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Скоро я освобожусь и присоединюсь к вам.

Как только сержант и Лин отошли, к нам подбежал парень из отдела Сойера.

– Послушайте, лейтенант. В служебном коридоре была какая-то разборка. Вам лучше самим взглянуть на это.

– Пойдемте, посмотрим.

– Если вам не трудно, сестра, – обратился я к Доре, – приведите туда Эрнста Игана из прачечной.

– Конечно. Но Арона Лоури уже нет. Он взорвал газовые печи, и вы знаете, что осталось от котельной. Арон погиб.

– Газовые печи? – переспросил Чакмен.

– А вы не слышали взрыва?

– Я думал, это ваша работа, Элжер.

– Нет, – ответила Дора. – Вендерс распорядился отправить в печь всех больных, которых он прооперировал в этом месяце. Многие из них оставались в сознании и могли дать показания. Их вывели во двор, как только охрана доложила о прибытии полиции, и отправили в крематорий. Арон Лоури понял, что готовится массовое убийство, и вскрыл баллоны с газом.

– Кто-то еще погиб?

– Да, сэр, – ответил я. – Взрыв был настолько мощным, что обломками, осколками и взрывной волной уложило всех, кого вывели на улицу. Здесь потребуется особое расследование.

– Хорошо. Мы разберемся. Идемте в служебный корпус.

– Еще минутку. Сестра, вы знаете, где находится лаборатория Хоукса?

– Конечно.

– Кит! Отправь туда людей. Пусть опечатают помещение и выставят охрану. Сестра Скейвол укажет им место, а потом присоединится к нам в служебном корпусе.

Кит послал несколько человек с Дорой, а мы направились в цитадель Хоукса.

Возле входа дежурили полицейские. Когда мы вошли в вестибюль, то увидели следы крупного побоища. Шесть человек из числа внутренней охраны были убиты. Люди валялись на кафельном полу, залитом кровью.

– Профессиональная работа, – сделал я заключение. – Это не резня. Это устранение неугодных свидетелей.

– С чего ты взял? – спросил Чакмен.

– У трех человек прострелены лбы. Сначала их сбили автоматными очередями, а затем добивали из револьвера. Похоже на засаду. Кто-то заманил их сюда, и, когда они вошли, по ним дали несколько очередей. – Я указал на труп, лежащий возле лестницы. – Взгляните. Автоматная очередь перебила ему ноги. Когда он упал, к нему подошли и выстрелили в лоб.

– Похоже на правду, – подтвердил один из полицейских. – За стойкой гардероба в правом углу мы нашли целую гору автоматных гильз. Стреляли из укрытия.

– Ладно, сержант. Приведите сюда кого-нибудь из охранников больницы. Необходимо опознать убитых, – сказал Сойер.

– Понял, лейтенант.

Мы поднялись на второй этаж. Знакомый мне коридор пустовал. Возле одной из дверей стоял полицейский. Когда мы подошли к нему, он доложил:

– Там связанный врач, лейтенант. Но мы не стали его трогать до вашего прихода.

– Правильно сделали, Фаскел.

В кабинете, в центре помещения, стоял стул, к которому был привязан профессор Вендерс. Рот его был заклеен пластырем, а руки и ноги связаны.

– Развяжите его, лейтенант, – распорядился Чакмен.

Кит сорвал с лица пластырь и распугал веревки.

– Кто вы? – спросил Чакмен.

– Профессор Вендерс. Главный психиатр этой больницы.

– Кто вас связал?

– Бандиты во главе с начальником охраны Ли Дермером.

– С какой стати? – задал я вопрос.

Вендерс прищурил глаза и взглянул на меня.

– Мне принесли постановление на обыск. Директора на месте не было, и я дал распоряжение открыть ворота перед представителями властей. Дермер сказал, что никогда не сделает этого. Я попытался вызвать свою охрану, но они связали меня.

– Странно, что не убили! – заметил я. –Вы ведь знаете, кто такой Дермер, а он не решился бы оставить живого свидетеля.

– Извините, господа, но я не знаю о Дермере ничего, кроме его имени. Кадрами занимался директор, и только Хоукс нанимал людей на работу.

– Это не соответствует показаниям Хоукса, доктор Вендерс. Но этими вопросами займется следствие.

– Вы ошибаетесь, господа. Я всего лишь жертва внутреннего бунта. Я врач и занимаюсь больными.

– Нет, вы хотели бы выглядеть жертвой. А по поводу больных могу с вами не согласиться. Вы предпочитаете здоровых. Таких, как я, например.

– Вы что-то путаете, мистер.

– Не ломайте комедию. Не пытайтесь мне внушить, что потеряли память. Свой мозг вы держите в новорожденном состоянии. А память вашу легко проверить. Запомните числа: 0, 3, 9, 6, 4, 1, 9, 7, 2. Запомнили? А теперь назовите их в обратном порядке.

– Что за шутки, молодой человек?

Лоб Вендерса покрылся капельками пота. Дверь кабинета открылась, и на пороге появились Дора Скейвол и Эрнст Иган.

– Отличная компания, мистер Вендерс. Кроме меня, появились еще два свидетеля вашей обширной деятельности в области промывания мозгов.

– Но я не знаю этих людей. У нас более трех сотен человек обслуживающего персонала.

– Это уже перегиб, Вендерс.

– Я прошу, чтобы меня сейчас же освободили от допроса. Если у вас есть ко мне вопросы, то можете прислать мне повестку, и я явлюсь на допрос со своим адвокатом.

– Он прав, Дэн, – пожал плечами Чакмен.

– Извините, господа, – вмешался в разговор Иган. – Там внизу лежат трупы. Я знаю этих людей. Ваш паренек искал человека, который смог бы их опознать. Один из них Ли Дермер с простреленным лбом, остальные – его приближенные. Самые кровожадные надзиратели в этой банде убийц.

– Ну! Что я вам говорил?! – возмутился Вендерс. – Они связали меня. Эти головорезы не хотели вас пускать…

– Небольшая поправка, доктор Вендерс, – охладил я пыл взмокшего профессора. – Все произошло с точностью до наоборот. Если бы Дермер вас связал, – а я настаиваю на том, что он убил бы вас, – то он и его подручные уходили бы из здания, но их убили в тот момент, когда они вошли сюда. Я так думаю, что вы подготовили для Дермера ловушку и позвали его к себе, чтобы уничтожить самых важных свидетелей. Дермер, спасая собственную шкуру, не стал бы скрывать от суда преступных приказов, которые получал от вас. Дермер сопроводил в крематорий не одного человека, и действовал он не по собственной инициативе. Вы здесь говорили о собственной охране. Где же ваши люди? Не они ли устроили ловушку для Дермера?

– Вы фантазер, молодой человек. Я не собираюсь отвечать на глупые вопросы. Я требую присутствия моего адвоката.

– Каждый затворник в вашей богадельне хотел бы иметь адвоката и соблюдения законности. Но вы один заменили им и адвоката, и судью, и присяжных заседателей.

– Я больше не намерен выслушивать беспочвенные бредовые обвинения в свой адрес! Я требую, чтобы меня немедленно освободили!

– Вы свободны, мистер Вендерс, – тихо сказал Чакмен.

Я видел, как этот человек с гордым и независимым видом вышел из кабинета. С каким удовольствием я переломал бы ему хребет! Мне с большим трудом удалось сдержать себя. В этот момент я еще верил в непогрешимость правосудия.

– Кажется, мы обломаем зубы об этот орешек, – заявил Чакмен.

– Вы прочитали доклад Гарри Мейера? – спросил я.

– Да. Но там идет речь о злоупотреблении властью, о коррупции и о преступных планах комиссии. О разработках Вендерса ничего нет.

– Мы найдем немало свидетелей в этих застенках.

– Ну что ж! Кажется, мы сделали все, что могли. На сегодняшний день этого хватит. Больницу необходимо поставить под охрану. Пока этим займется лейтенант, а завтра мы решим, как нам поступить. Надеюсь, вы не забыли о пресс-конференции? Я собирался выступить с докладом. – Ты едешь, Дэн?

– Конечно.

Когда мы вышли на улицу, то заметили группу полицейских возле тюремного корпуса. Они пытались выбить стальную дверь, через которую меня уже как-то проводили. Кит указал мне на крышу здания. Из чердачных окон валил черный дым.

Я и Кит бросились на помощь ребятам. Дверь удалось вскрыть спустя десять минут, когда один из полицейских сообразил подбросить гранату.

Мы ворвались внутрь и помчались наверх. Все отсеки с заключенными, запертые на стальные засовы, полыхали пламенем. Стекла смотровых окон полопались, и из них вырывались языки огня.

99
{"b":"560171","o":1}