ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я в курсе, полковник. И, тем не менее, это мой долг и я обязан его выполнить. Вы же знаете, что такое долг, полковник?

Тот кивнул головой. А Иван продолжил:

- К тому же я постараюсь, чтобы ваши страхи так и остались страхами.

Полковник пристально посмотрел на Ивана, вернул ему удостоверение, снял фуражку, почесал голову и сказал.

- Вооон моя машина, пристраивайтесь за ней. Думаю, часов через пять тронемся.

В указанном направлении стоял броневик. Иван кивнул и пошел к своей машине.

- Ну, что он сказал? - Обеспокоено спросила Кати.

- Ты же видела, показал, где нам быть, когда колонна начнет собираться.

Иван подрулил к броневичку, встал сзади и предложил Кати пообедать. Есть не хотелось. К тому же настроение было испорчено увиденным в городе. Ведь если здесь, та далеко от эпицентра землетрясения, есть разрушения, то, что говорить о районах более близких к месту катастрофы? Тем не менее, Кати согласилась перекусить, особенно после того, когда Иван сообщил, что ждать начала движения придется часов пять. А так хоть время потянут, перекусывая.

Перекусывать пришлось два раза. Да и поспать удалось. Кати свернулась калачиком на заднем сиденье, а Иван дремал на водительском сиденье. Когда Кати проснулась во второй раз, был уже вечер. Как приятное дополнение она обнаружила себя под пледом, который набросила на нее заботливая рука Ивана. Это порадовало Кати, мелочь, а приятно. Выглянув в окна машины, она обнаружила, что колонна, по все видимости, уже собралась, но всю колонну Кати увидела только на выезде из города, когда колонная вошла в затяжной поворот. Впереди, перед броневиком начальника колонны, ехал БТР. Такие же БТРы она увидела в колонне. Они шли попарно, прикрывая четыре идущие впереди длинновоза. Их крупнокалиберные пулеметы были развернуты в разные стороны. Таких групп (длинновозы/БТРы) было пять. И в самом конце колонну замыкали два БТРа. Мощная, однако, сила, подумала Кати, будто на войну собрались.

Света по трассе не было, потому на машинах были включены все имеющиеся фары, так что освещения было достаточно. Двигалась колонна достаточно медленно, не более сорока километров в час. Иван объяснил, что такая скорость связана с тем, чтобы не растянулась колонна. Иначе ее будет трудно защищать от нападения. На вопрос, может ли быть нападение, Иван коротко буркнул:

- Увидишь. - Он вообще стал очень молчалив и более сосредоточен на вождении машины.

Кати пыталась рассмотреть хоть что-нибудь за окном, но то, что появлялось в свете поисковых фар, которые постоянно двигались туда-сюда, прощупывая световыми пучками окружающее пространство, ее не радовало похоже, чем дальше на север они двигались, тем больше было разрушений от землетрясений.

Но пришедший день не порадовал Кати. Они въехали на территорию Франции, и Кати убедилась, что здесь разрушений еще больше. От многих маленьких городков и сел не осталось практически ничего кроме развалин. Но что потрясло Кати до глубины души, так это то, что там, где жизнь теплилась, она не увидела французов. Только бесцельно шатающиеся бородатые дядьки, да, изредка пробегали женщины, закутанные в черные одежды так, что сверкали одни глаза. Это поразило настолько, что она не удержалась от вопроса:

- А куда делись французы?

Иван посмотрел в зеркало заднего вида.

- Почти не осталось. Все, кто мог, подались в Испанию и Италию.

- А кто не мог?

Иван лишь сверкнул глазами, догадайся, мол, сама, что Кати увидела в зеркале заднего вида, и промолчал. А Кати стало страшно. И за Францию, которой не стало, и за них, которые едут в неизвестность с непредсказуемыми последствиями. И предчувствие ее не обмануло.

Первым крупным городом на пути колонны, где начальник колонны ее остановил, был Монпелье. В сам город колонна не вошла, а остановилась у несовременной будки рядом с дорожным знаком "Монпелье". Будка явно была новоделом. И, как оказалось, местом встречи с местным начальством.

Из броневичка вышел полковник, за ним последовал Иван. Они явно направлялись на переговоры с местным начальством, которое в величественной позе и в количестве двух человек ожидало приезжих у будки.

Полковник и Иван вежливо, но коротко поклонились, а встречающие приложили руки к груди и предложили войти внутрь будки. Внутри начался разговор о количестве груза, который должны оставить в Монпелье. Местный начальник, назвавшийся Абдурахман, утверждал, что в его фавеле до ста тысяч беженцев. Потому он требует пять контейнеров для них. Иван чувствовал, что турок, а это явно был турок, врет и не краснеет. Он решил применить магию, чтобы докопаться до истины.

- Так сколько вы говорите в фавеле беженцев? - Невинным тоном спросил он.

- Сто тысяч, не меньше.

- Думаю, уважаемый, вы ошибаетесь или хотите ввести нас в заблуждение. - Иван пристально посмотрел турку в глаза. Тот было дернулся, чтобы начать перечить. Потом вдруг опустил глаза.

- Не больше двадцати тысяч, - пробормотал он, чем вызвал удивление его сопровождающего. Но когда Иван и на него пристально посмотрел, он опустил голову и промолчал.

- А сколько в городе французов?

- Я не знаю, они от нас отгородились забором.

- Будьте любезны, уважаемый, пошлите гонца, чтобы сюда прибыли уполномоченные от французов.

Турок сверкнул глазами, что-то прокричал в дверь, где почти сразу нарисовалась фигура стражника.

- Быстро съезди к французам и передай им, что их ждет колонна с продовольствием. Если согласятся, приведи их сюда. Бегом.

Стражник кивнул головой и растворился.

- Уважаемые,- обратился турок к приезжим, - предлагаю пока что попить чаю.

- Ну, чаю, так чаю.

Иван было расслабился, но когда прислуживающий за столом стал разливать чай в пиалы не за общим столом, а на столе рядом, вновь насторожился. Ещё больше он напрягся, когда пиалы стали разносить каждому из сидящих. Такого нет в восточной традиций. Как бы невзначай он провел рукой над своей пиалой и сразу ощутил в пиале яд. Какой-то необычный, явно приготовленный из трав. И, возможно с добавлением опиума. Иван на несколько секунд навел морок на присутствующих и поменялся пиалами с помощником начальника фавелы. Проверив чай, и, убедившись в полной безопасности, снял морок и с удовольствием стал пить наваристый душистый чай. Остальные тоже взялись за пиалы, но было заметно, что местные с интересом следят за Иваном. Но худо стало не ему, а помощнику начальника фавелы. Он стало задыхаться и упал головой на стол.

Все вскочили. Начальник колонны с удивлением спросил:

- Что с ним?

Было видно, что начальник фавелы с трудом сдерживается. Он догадывался, чьих это было рук дело, но доказать ничего не мог.

21
{"b":"560172","o":1}