ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как только армия Света сняла полог секретности со своих действий, шпионы Варравы тут же сообщили о том, что армия Света выдвинулась к установленному полю боя. Варрава по тревоге поднял свое войско и быстрым шагом устремился к горе Мегидо.

Нет, армия Света не стала нападать на армию Тьмы, когда та была на марше. И потому, что исход подобной операции был непредсказуем. И потому, что нарушался боевой порядок войска. И потому, что воины Света считали себя настолько благородными, что для них было унизительным воспользоваться промахами противника.

В общем, две армии выстроились для решающей битвы друг напротив друга. Правда, со стороны, противоположной той, на которую рассчитывал Варрава. Также его ожидание того, что прошедшие в горах дожди поднимут уровень речки, что не даст армии Света перейти ее, не оправдалось. Нет, в горах знатно грохотало и сверкало как раз в том месте, где был исток этой речки. Но и только. Варрава не знал, что вмешался сам Хорос, который посчитал действия верховного демона нарушающими соглашение между богами и демонами о невмешательстве в дела людские. В результате и гром гремел, и молнии сверкали, но не пролилось ни капли дождя, обещанного верховным демоном.

Когда армия Тьмы выстроилась в боевой порядок, Варрава на своем летающем коне взлетел на вершину горы Мегидо и обнаружил, что на противоположной горе уже находится Люба на своей белой, и тоже летающей, кобылицей. Нервно проведя рукой по лицу, Варрава отдал приказ армии начинать наступление.

По этой команде черный вал (а армия Тьмы была одета в доспехи черного цвета в отличие от армии Света, чьи доспехи блестели на солнце своей белизной) покатился в сторону Армии Света. Как и было запланировано, первыми противника встретили лучники, которые осыпали врага тучей стрел. Появились первые раненые и убитые. Но это только разозлило воинов армии Тьмы и они с еще большим остервенением понеслись на позиции армии Света.

Ну, как понеслись, так и откатились назад, поскольку были встречены сдвоенным рядом пик, сквозь которые с налету прорваться не удалось.

Откатившись, армия Тьмы попыталась обойти светлых с фланга. Но стойко стояли пикейщики при поддержке лучников. Да и подковообразная гора не позволяла охватить с фланга армию Света.

Тогда Варрава пустил в ход цвет своего войска - конницу. Она, как и пешие воины была встречена сдвоенным рядом пик, выставленных из второго и третьего рядов Передового полка. Послышался треск ломаемых копий, ржание раненых лошадей, предсмертные крики павших. Но не зря Варрава считал конницу лучшей частью своего войска. В него подбирались исключительно те, в ком были демонические души. Потому они были безрассудно смелы. Кроме того, они обожали Варраву, и считали за честь, умереть за него.

Напор конницы темных не ослабевал, несмотря на потери. Фронт Передового полка прогнулся, но прорваться сквозь него темные так и не смогли. А когда в первые ряды Передового полка встали рыцари Ордена Креста, вооруженные, в основном, боевыми топорами (только Илья предпочел меч) ситуация стала выправляться. Дуга стала выравниваться, отбрасывая темных на исходную позицию.

Среди рыцарей Ордена особенно отличились Вадим и Андрей. Вадим, который был на голову самого высокого воина в войске, играючи размахивал огромным топором. И там, где прошел этот топор, живых не оставалось. Стоящий рядом Андрей, будто бы соревновался с Вадимом в лихости. Его удары также были смертельны. Так что перед этими двумя воинами спустя некоторое время образовалось свободное место, поскольку никто из темных, даже будучи на коне, облеченным в крепкий панцирь не осмеливался вступить с ними в противостояние.

Видя, что очередная атака захлебывается, Варрава нервно дергал лицом, размышляя, как еще подхлестнуть свое войско? Наконец, Варрава решился на безрассудный шаг. Он взял в левую руку круглый щит, вскочил на своего черного летающего коня, выхватил меч из ножен и помчался по воздуху выручать свое войско. Думал ли в этот момент Варрава о том, что Люба может ему помешать? Вряд ли. Да и что может слабая женщина против сильного, да еще и вооруженного мужчины. Потому Варрава был сильно удивлен, когда вслед за ним с противоположной горы взлетела белая лошадка, на которой сидела Люба. И, судя по всему, она имела намерение сразиться с Варравой.

- Что ж, эта женщина сама выбрала свою судьбу, - подумал Варрава и направил коня навстречу Любе. Они встретились почти над речкой, разделяющих два войска. Варрава постарался вложить в первый удар мечом всю свою силу, и был ошарашен, что его меч лишь скользнул по щиту, который Люба держала в левой руке.- О, да эта девочка, понимает толк в битве на мечах, - подумалось Варраве. Но это только его раззадорило.

Лошади разлетелись в разные стороны. Но метров через двадцать всадники стали их разворачивать в обратную сторону. И вот снова навстречу друг другу несутся белая кобылица и черный, как смоль конь. Варрава постарался притормозить коня и это ему удалось. Тоже сделала и Люба. Потому во второй сшибке не только Варрава нанес несколько ударов мечом, но и сам вынужден был прикрываться мечом от разящих ударов Любы. Наконец, лошади вновь разлетелись в разные стороны.

Неизвестно, сколько бы таких сшибок еще было, и кто бы в этой битве победил, но тут Люба вспомнила слова Парфины: И помни, что у тебя есть не только меч и щит, но и другие средства поражения.

Люба повесила щит на луку седла, подняла правую руку так, чтобы она смотрела вперед, а меч был продолжением руки, развернула кобылицу и помчалась навстречу Варраве. Когда до его коня оставалось метров двадцать, она активизировала арбалет, находящийся в правой наручи, и открыла стрельбу болтами. Особо не целилась, ведь уже давно на арбалет было наложено заклятие, которое можно объяснить просто: Стрельнул и забыл. Потому что болты сами отыскивали цель, находящуюся впереди.

Удар болтами был неожиданностью для Варравы. Тем более, что болты почти пробили его щит... который ковался в кузнице самого Гефеста. От удара болтов Варрава качнулся вправо. И в этот момент Люба активировала бумеранг, который полетел в сторону Варравы. Бумеранг обогнул шею коня и своей острой серединой воткнулся прямо в грудь Варравы, войдя внутрь, чуть ли не полностью.

Парень упал на шею коня, и только что и смог, так это развернуть коня в сторону горы Мегидо. Он думал, что Люба не решится лететь за ним в стан противника, но он ошибся. Кобылица Любы помчалась вслед и Люда приземлилась на горе почти сразу за конем Варравы.

Варрава сполз с коня и упал на землю, завалившись набок. Соскочила с коня и Люба. Она подбежала к лежащему на земле Варраве, присела и перевернула его на спину. От увиденного Любе чуть было не поплохело. Бумеранг не только прорвал панцирь Варравы и глубоко воткнулся, сломав ребра, которые воткнулись в легкие. Края панциря также вогнулись внутрь, усиливая степень поражения.

Люба с ужасом смотрела на плоды своей деятельности. В это время Варрава раскрыл глаза, и Люба поняла, что это глаза смертельно раненного человека. На какой-то миг взор Варравы прояснился, и он увидело Любу.

- Добей меня, - попросил он. - Прерви мои страдания. Мне так больно.

Из глаз Любы потекли слезы. Она растерялась, не зная, что делать. Пусть Варрава злодей, но он все-таки симпатизировал Любе. В это время Варрава громко застонал. Взгляд угасающих глаз сконцентрировался на Любе.

43
{"b":"560172","o":1}