ЛитМир - Электронная Библиотека

- Зачем Вы это сделали, мэм? - не выдержав, спросил он.

- Что сделала? - всё так же странно улыбаясь, спросила зелтронка.

- Пригласили присесть рядом, мэм, - пояснил Чимбик, гадая о причине такого поведения. Может, спутала с кем из других клонов? Гражданские часто так ошибаются. Но тогда где она могла их встречать - ведь ВАР впервые на Зелтросе?

- Тебе ведь нравится представление, - добродушно пояснила женщина. - Было бы странно не пригласить тебя присоединиться к нам.

В её словах была непоколебимая логика, тем не менее, совершенно чуждая сержанту. Но, похоже, то, что было нормой для другой планеты, было странным для Зелтроса, и наоборот.

- Мне и там было удобно, мэм, - Чимбик начал нервничать. Он не любил то, чего не понимал, - всё непонятное таило опасность, это намертво, на уровне инстинктов было вбито ещё в первые годы обучения на Камино, а опыт войны только усилил это чувство. Вот и сейчас, даже не ощущая угрозы, клон всё равно напрягся, выискивая подвох. Но вот беда - подвоха всё не находилось, и это почему-то напрягало ещё больше. Очарование праздника было безвозвратно утеряно, и почему-то сержанту от этого стало очень обидно. Чимбик хотел уже встать и уйти, но неожиданно подумал - да какого ситха? В кои-то веки у него свободный день, никто не стреляет, никуда не надо идти, бежать, что-то делать. В задницу. Останусь и буду смотреть. Он чуть пошевелился, устраиваясь поудобнее, и демонстративно уставился на сцену.

Начавшийся уже спектакль снова был кукольным, но на этот раз на сцене блистали искусно сделанные марионетки. Куклы выглядели и двигались, как живые, восхищая мастерством кукловодов, едва различимых в тени. Время от времени клон отрывался от созерцания сказки и подозрительно косился на ту зелтронку, но ничего подозрительного так и не узрел. Пару раз к ней тихонько подбегала пара ребятишек - мальчишка лет девяти и девочка несколько помладше (Чимбик так и не научился точно определять возраст детей женского пола) - и что-то возбуждённо шептали ей на ухо, перебивая и мешаясь друг другу, а дождавшись разрешающего кивка, весело бросились куда-то вглубь парка. Зелтронка улыбалась им вслед той самой улыбкой, что так озадачила сержанта. Тот проводил ребятишек задумчивым взглядом и вернулся к представлению.

Эта сказка не особо впечатлила клона своим сюжетом - рассчитана она была на детей, вдобавок имела много ссылок на легенды, о которых Чимбик даже не слышал. Когда началось следующее шоу, сержант вовсю вертел головой, выбирая, к какому из столов с закусками направиться, поэтому позорно проморгал вступление. А вот отблеск бластерного выстрела тут же привлёк его внимание. Мгновенно собравшись в клубок, сержант развернулся к сцене... и сконфуженно расслабился: голографическое шоу бушевало вовсю. Появились крохотные СНДК, несущиеся над деревьями, и не нужно было даже напрягать память, чтобы узнать место: Рилот, точка высадки первых отрядов, захвативших плацдарм для высадки. А потом... Потом была сказка, которая на самом деле была правдой. Про то, как два клона и джедай решили исход битвы, захватив мост и удержав его до прихода подкреплений. Только тут не было страха, грязи, пылевых бурь, жажды и палящего солнца над головой, а были бесстрашие, самоотверженность, дружба и вера в добро. Генерал-джедай Оби-Ван Кеноби и клоны-разведчики Бойл и Вексер - так их звали. Как и в жизни. Только Вексер погиб, месяц назад, на Умбаре, в безымянном лесу, а тут... тут он жил. И обещал вернуться маленькой девочке с смешным именем Нума. Чимбик почувствовал, как что-то мокрое течёт по его щеке, и с удивлением понял, что плачет. Впервые за всю свою жизнь. Детская сказка оказалась дороже, важнее, и - что самое главное - искреннее, чем сотни часов хвалебных речей сенаторов. И то, что чувствовали окружавшие его дети, принесло клону неожиданное чувство умиротворения. И дело было не в признании, которого он никогда не искал, а в том, что в этой войне для сержанта неожиданно открылось нечто новое. Никогда раньше он всерьёз не задумывался о том, каково на самом деле было героям тех немногих сказок и историй, что он успел прочесть. А ведь за простыми строками вроде "несколько дней и ночей длилась битва" стояли всё те же хорошо знакомые сержанту страх, кровь, боль и потери. Только сейчас Чимбик осознал, что, как ни безумно это прозвучит, был героем сказки, которой являлась его жизнь. Всего-то отличий от происходящего на сцене - не нашлось умелого рассказчика, способного опустить неприятные подробности и "навести героический лоск".

Эта причудливая смесь горечи, тоски, боли, радости и умиротворения незаметно вплелась в общие переживания, растворившись в них и добавив им глубины. Зрители завороженно смотрели на сцену, а сзади беззвучно плакал тот, кто всё это видел вживую.

Когда голограмма погасла, к маленьким зрителям, к удивлению сержанта, вышли на традиционный поклон авторы, или исполнители (тут он не мог сказать точно) представления. На этот раз группа была довольно многочисленной - четверо зелтронов, человек и тви"лекк. Чимбик не знал, много ли нужно народа для создания подобного голофильма, но подозревал, что видит далеко не всю команду авторов. Зато среди них он узнал ту самую зелтронку, что совсем недавно предложила ему присоединиться к празднику. Шапочное знакомство, с точки зрения клона, было отправной точкой для удовлетворения любопытства: кто мог рассказать автору сказки эту историю, причём с теми подробностями, которых не мог знать ни один журналист? Например, про Нуму?

Чимбик вытер щеки, надеясь, что его украшенная жутковатой ондеронской татуировкой морда не напугает никого из детворы, и встал на ноги. Вопреки его опасениям, никто из детей и не думал пугаться. Наоборот, несколько из них без особенного интереса оглянулись на возвышавшегося на ними взрослого и вернулись к своим делам, но один из ребят, лет десяти-одиннадцати, внимательней всмотрелся в татуированное лицо и неуверенно спросил:

- Дядь, а вы - клон?

Этот вопрос мгновенно вызвал интерес всей окружающей детворы, и десятки пар глаз тут же с любопытством уставились на Чимбика. Тот замер, настороженно глядя на детей и совершенно не представляя, как нужно себя с ними вести. После секундного замешательства Чимбик решил, что всё же надо придерживаться привычного уставного обращения, а там уже смотреть по обстановке.

- Да, сэр, - неуверенно кивнул он. - Стафф-сержант КС-355085, Третья пехотная бригада, сэр. Я могу быть Вам чем-то полезен?

В следующий миг Чимбик почувствовал себя неосторожным болваном, вставшим аккурат рядом с готовой прорваться плотиной. Поток вопросов, посыпавшихся со всех сторон, был способен смести и более искушённого оратора, а уж не самого общительного клона он совершенно ошеломил. Детям было интересно решительно всё: знает ли он героев этой сказки, какие приключения довелось пережить ему самому, интересно ли быть клоном, летал ли он на настоящем боевом корабле, любит ли он рисовать, почему сидит тут один, покажет ли эти "здоровские доспехи", довелось ли ему пофехтовать джедайским мечом, придёт ли он в гости к Ивару (это совсем рядом, дядь, честно!), любит ли он медовые пироги...

Первую минуту ошалевший от напора Чимбик честно попытался отвечать на все задаваемые вопросы, но, похоже, сделал только хуже: захлестнувший его поток усиливался, грозя перерасти в настоящее цунами. Сержант понял, что совершил ошибку, позволив затянуть себя в разговор, и завертел головой в поисках путей отхода. Тщетно: детвора окружила его со всех сторон, плотнее, чем когда-то бидоны на Рилоте. Помощь пришла с неожиданной стороны - уже знакомая сержанту зелтронка каким-то невообразимым образом прошла сквозь гомонящую ораву и остановилась неподалёку от Чимбика.

- Дети, вам не кажется, что разумнее будет сперва узнать, располагает ли наш гость временем и желает ли отвечать на ваши вопросы, а потом уже задавать их по очереди?

Один лишь факт, что её спокойный голос был услышан практически всеми шалопаями, заслуживал, по мнению сержанта, как минимум, ордена. А то, что дети ещё и послушались, можно было смело приравнивать к чуду.

11
{"b":"560174","o":1}