ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мунк
Ключ от семи дверей
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Придворный. Гоф-медик
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод
Отель / Hotel
Чизкейк внутри. Сложные и необычные торты – легко!
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Мастер и Маргарита (Иллюстрированное издание)

Индустрия развлечений была востребована во все времена, а уж развлекаться зелтроны умели. Зачастую одного красного цвета кожи хозяина заведения было достаточно, чтобы сделать его невообразимо популярным. Клубы, галереи, театры, танцевальные школы, бары, рестораны, купола удовольствий - всего, чем занимались зелтроны, и не перечислить. Отличный легальный бизнес, нужно только раздобыть сумму подъёмных и подмазать кого надо для надёжной крыши. И никаких больше хозяев, приказов, торговли собой. Весёлое заведение, может, устроение праздников и вечеринок на заказ. А параллельно можно собирать и продавать информацию, которая всегда в цене, как и развлечения.

План был утверждён, и близнецы взялись за его реализацию - попросту говоря, изучали рынок изнутри, неторопливо и вдумчиво пробуя всё, что мог предоставить Зелар. По-хорошему, следовало лететь в столицу или в "Рай" - место сосредоточения всех возможных удовольствий для туристов и жителей планеты - но Свитари успела завести приятеля, и Лорэй решили для начала исчерпать возможности родного города.

С Грэгуаром сёстры познакомились около недели назад, когда пытались вникнуть в работу кафарель. Азил, принадлежащий к этой уважаемой на Зелтросе профессии, охотно отвечал на их вопросы и всё чаще и чаще проводил время с Эйнджелой, которой его компания была неожиданно приятна.

- Я опоздал, - то ли извинился, то ли констатировал факт зелтрон. - Задержался на работе.

Грэгуар стянул с себя рубаху, на мгновение зажмурился, наслаждаясь касанием прохладного ветра к коже, и уселся рядом с Эйнджелой, с интересом разглядывая голохолст.

- Ничего страшного, - улыбнулась Эйнджела, свернула рисунок и выключила деку, привычно спрятав от окружающих маленький фрагмент настоящей себя.

- Могла бы просто попросить не смотреть, - без всякой обиды заметил Грэгуар. Эйнджела вообще ни разу за время их знакомства не почувствовала в нём ничего, что было бы ей неприятно. Он никогда не лез с расспросами, но всегда с искренним вниманием выслушивал полукровку, если она хотела чем-то поделиться. И ни разу она не ощутила и тени осуждения или неприязни с его стороны. Рядом с ним было хорошо.

Какое-то время они молча наблюдали за кажущимися крохотными фигурками в небе. Хотелось просто наслаждаться тишиной, столь редкой в весёлом и неугомонном Зеларе. Кто знает, почему вид сверху всегда умиротворяет, приводит в глубокое, созерцательное состояние, когда можно часами смотреть на ничем не примечательный пейзаж и чувствовать, будто тебе вот-вот откроется что-то сокровенное? Один знакомый поэт когда-то в детстве говорил ей, что где-то тут, между небом и землёй, проходит грань между божественным и человеческим. Здесь можно прикоснуться к силам, творящим миры. Тогда ей очень нравилась эта история, но теперь Эйнджела искренне надеялась, что никаких божеств, коих в обилии породили религии множества планет, не существует. Нет никакого провидения, особого плана и прочих проявлений высших сил, потому что в обратном случае боги выходили жестокими бессердечными существами, ответственными за всё творящееся зло. А кому понравится мысль, что его судьба находится в руках всемогущего садиста? Куда больше Эйнджелу привлекала зелтронская вера в вереницу перерождений, в каждом из которых ты совершенствуешься и своими поступками меняешь мир и судьбы других существ. Мир, в котором от тебя зависит хоть что-то, нравился полукровке много больше божественной предопределённости. Да и происходящее вокруг при таком подходе обретало смысл. Наверное, поэтому ей глубоко в душу запала пара простых слов случайно услышанной песни: "Этот мир для таких, как мы. Этот мир обречён на нас".

От этих размышлений её отвлекла едва заметная вспышка в красном небе. Полукровка рассеянно моргнула, посчитав, что ей просто показалось, но за первой вспышкой последовала вторая, затем третья, и потом разом заполыхало всё, будто те самые боги наверху устроили шумное празднество. Грэг тоже поднял голову, наблюдая за необычным явлением с увлечённостью ребёнка, ставшего свидетелем редкого, а оттого ещё более восхитительного зрелища. Следом среди вспышек появились стремительно увеличивающиеся в размерах силуэты кораблей, вокруг которых, словно рыбки вокруг левиафанов, сновали мелкие, юркие аппараты, а затем горы содрогнулись от взрыва: на равнину, прямо на одно из фермерских угодий, рухнула объятая пламенем бесформенная туша. Заорали перепуганные птицы, тучей взлетая вверх и тут же сталкиваясь с садящимися десантными кораблями - зловещими разлапистыми транспортниками КНС, ставшими за полтора с лишним года войны известными даже тут, на мирном и спокойном Зелтроне. А над ними зловещей громадой маячила сферическая туша "Лурехалка" - медленно и неотвратимо опускающаяся, словно рука, готовая прихлопнуть неосторожное насекомое.

Дымящиеся от жара корабли КНС один за другим приземлялись в космопорт у самой границы Зелара...

Зелар. Зона высадки войск КНС

Рам сидел в своей командно-штабной машине, разглядывая приближающийся город, словно обнявший гору своими руками-улицами. Зелар - так он назывался, если верить картам местности.

- А ничего так, - заметила по коммлинку его комвзвода-два, Ракша. - Красивый городишко.

- Если в нас там стрелять не станут - будет красивее в два раза, - отозвался он.

Но не признать правоту Ракши Костас не мог - город действительно был красив. Вольготно раскинувшийся у подножия горы, увенчанной куполом обсерватории, весело подмигивающий глазами витражных окон, Зелар напомнил Раму эдакого жизнерадостного эпикурейца, весельчака и балагура, так и зовущего как следует повеселиться. В нём не было ни привычной практичной компактности мегаполисов развитых планет, ни деревенской простоты Мандалора - Зелар словно олицетворял сам Зелтрос: красивый, весёлый и взбалмошно-беспорядочный.

- Курорт, - фыркнул сидевший рядом с Рамом контрразведчик. Грэм снял каску и умостил на уголок пульта.

- Мирная, пасторальная картина, - продолжил он, наблюдая, как голова колонны втягивается в город. СТАПы, с такого расстояния похожие на мошкару, брызгами разлетались по сторонам, бдительно оберегая войска от возможных засад и нападений.

- Не хватает только мирно пасущихся ку-па и трахающих их пастухов, - Нэйв приподнялся, распахнул люк и сплюнул на дорогу.

- А с чего ты решил, что пастухи будут их трахать? - слегка обалдев от подобного описания, поинтересовался Рам.

- А кого им ещё трахать? - Люк негромко лязгнул, возвращаясь на место. - Только тех, кого пасут. Ну, или друг друга. И вообще, это Зелтрос, не забыл? Тут всё кругом трахается, даже пастухи с ку-па. Уродская планета, полная моральных уродов, - заключил Нэйв. Выдохнув, он провёл руками в перчатках по голове и уже тише сказал:

- Прости. После высадки потряхивает, вот и сокращаюсь...

Рам понимающе угукнул. Да, высадка у них была ещё та... И ведь как всё хорошо было вначале: разнесли в пух и прах эскадру прикрытия; планета уже, считай, в руки падала, - и нет же, откуда ситх принёс эту республиканскую эскадру? Костас невольно передёрнул плечами, вспомнив тот тоскливый ужас, что довелось пережить, опускаясь на планету в консервной банке транспортника, ожидая, как в любую секунду в его картонный борт ударит заряд турболазера. И повезёт тем, кто погибнет в первый миг - остальным придётся доживать оставшиеся секунды, визжа от ужаса под аккомпанемент вырывающегося в пробоину воздуха, ожидая удара о землю, или - что ещё хуже - заживо горя в плотных слоях атмосферы. Но их батальон, что называется, пронесло: шесть "Венаторов" устроили настоящую бойню боевым кораблям флота вторжения, вставшими щитом между республиканцами и десантом.

Радость оказалась преждевременной: достигшие поверхности войска ожидал сюрприз в виде бомбово-штурмового удара республиканских штурмовиков, наличие которых оказалось откровенной неожиданностью. Казалось, прошла целая вечность, пока подоспевшие "Стервятники" отогнали наглых республиканцев, успевших от души оторваться на выбирающихся из склепов десантных кораблей пехотинцах. Батальону Рама пришлось потратить час, разгребая обломки шаттлов и дроидов, чтобы освободить путь на город.

27
{"b":"560174","o":1}