ЛитМир - Электронная Библиотека

- Настроение начинает подниматься, - заметил один из лётчиков, оглядывая толпу.

- Да, теперь дело за малым: сделать из них солдат, - хмыкнул его товарищ и сунул сигарету обратно в карман комбинезона.

Невзирая на мрачные прогнозы, беспорядки в Зеларе так и не начались. В городе стихли весёлые песни, утихли разнузданные праздники, с лиц горожан исчезли приветливые улыбки, но агрессии по-прежнему не чувствовалось. Город переживал трагедию, не ища виноватых. Бокр, сменивший измотанную Зару на бюрократической вахте, занимался организацией похорон под бдительным оком капитана Нэйва, с подозрением отнёсшегося к идее массового скопления зелтронов. К его удивлению, Кох предложил общую церемонию и для горожан, и для погибших солдат КНС. От последнего Нэйв отказался, не желая допускать даже малейшего повода к беспорядкам - неизвестно, как отреагируют родственники погибших горожан на подобное соседство. Отказался он также от предложения разместить раненых в городских больницах, но уже из опасения, что там их могут убить. Грэму, привыкшему видеть во всем подвох, было сложно свыкнуться с мыслью, что всё, предложенное местными, идёт от чистого сердца. Для контрразведчика было и привычнее и, что самое главное, полезнее считать, что местные пытаются втереться в доверие, чтобы избежать жестокостей со стороны оккупационных властей. Бокр в ответ на недоверие Нэйва лишь качал головой, но настаивать не стал, ограничившись предложением помощи в организации похорон сепаратистов, а также предоставления необходимого медицинского оборудования для раненых в критическом состоянии, но и тут получил вежливый отказ - ничего такого, с чем бы не справился полевой госпиталь сепаратистов, не было, а связываться с незнакомым оборудованием вот так, сразу, никто из врачей не хотел.

Сами похороны состоялись спустя более двух суток с момента трагедии. Слишком много времени понадобилось для извлечения всех тел из-под обломков, их идентификации и приведения в относительный порядок. Местные пластические хирурги в срочном порядке осваивали новую и малоприятную специальность - работу с обезображенными телами. Зато результат оказался превосходным - на всех покойников можно было взглянуть без содрогания, и лишь немногие знали, что в некоторых случаях лица, а то и целиком головы, пришлось заменять спешно изготовленными имитациями.

Тем временем Грэм и Радж занимались организацией охраны похорон - контрразведчик вполне обоснованно опасался стихийного бунта и приложил максимум усилий для того, чтобы избежать подобного развития событий. К месту проведения церемонии были стянуты усиленные патрули как живых солдат, так и дроидов, а на ключевых перекрёстках разместили бронетехнику при поддержке пехоты на случай, если всё же толпа вырвется за пределы оцепления и дело дойдёт до боя. Нэйв даже выбил у Дитля роту дроидов-огнемётчиков и усилил ими блок-посты, прекрасно зная, какой жуткий эффект производит это оружие на живую силу противника. Особенно если эта "живая сила" - взбунтовавшиеся гражданские.

Но толпа не казалась ни озлобленной, ни агрессивной. Зелтроны вообще выглядели довольно буднично: всё те же яркие нарядные одежды, украшения и никаких видимых следов траура. Зато незримых признаков было с избытком. Несмотря на запрет эмпатического воздействия, от толпы исходило гнетущее, тоскливое ощущение. Растерянность и печаль, оттенённые вкраплениями незамутнённого горя, подавляющее чувство потери и тоски - всё это хоть и не било по мозгам подобно агонии раненых, но безостановочно давило на психику.

- Долбаные ретрансляторы, - недовольно проворчал Радж.

Нэйв, не отрывая взгляда от толпы, согласно кивнул. Над его головой тихо прошипел привод турели - дроид бдительно ворочал спаренными стволами бластерной пушки, контролируя движение толпы. Костас, сидящий рядом с контрразведчиком, хмыкнул, не то соглашаясь, не то иронизируя над перестраховками молодого товарища, а потом встал, распахнул люк и, проигнорировав предупреждающий оклик Раджа, выпрыгнул наружу.

- Миссис Зара, - поприветствовал он замеченную в толпе леди-мэра. В отличие от коллег из других миров, где доводилось бывать Костасу, экс-глава города не выделялась из толпы горожан. Никаких кортежей из дорогих спидеров, никаких телохранителей. Она просто шла в компании своей пёстроголовой "брачной партнёрши" с тем же отрешённо-печальным взглядом, как и прочие зелтроны.

Супругу Зары мандалорец удостоил лишь короткого приветственного кивка. Та ответила тем же.

- Комендант, сэр, - непривычно сухо, но строго по установленным правилам поприветствовала его Арора. - Не ожидала, что вы присоединитесь к церемонии. И, надо отметить, у вас довольно странные традиции погребения. Я слышала о том, что милитаризированные расы провожают умерших парадами с оружием и военной техникой, но для Зелтроса это кажется несколько... излишним.

- Мой дом - мои правила, - мрачно отшутился Рам, напоминая, кто тут "правит бал". - Но вообще это на случай, если Ваши, миссис Зара, соплеменники решат устроить... проблемы, - продолжил мандалорец, с любопытством разглядывая группу молодых розовокожих обоего пола, несущих гирлянды из цветов, совершенно не похожие на погребальные венки известных Костасу культур.

- Какого рода проблемы? - удивление Ароры было столь велико, что пробилось даже сквозь вязкую субстанцию эмпатической паутины печали.

- С самого момента вашего появления на планете, - довольно резко заметила Илайри, брачная партнёрша леди-мэра, - проблемы устраивали только вы и ваши люди.

В отличие от супруги, она явно не была излишне дипломатична и предпочитала говорить ровно то, что думает, даже не меняя формулировок на более мягкие.

- А вы не путайтесь под ногами и делайте, что говорят - и проблем не будет, - машинально огрызнулся он на шпильку зелтронки. - Видите ли, на войне иногда убивают, причём насмерть, а не как в ваших ди'кутских играх.

- Вы принесли с собой войну, - всё с той же прямотой ответила Илайри безо всякого страха глядя на мандалорца. - И все, с кем мы прощаемся сегодня, ушли из жизни не потому, что путались под ногами, а потому, что делали то, что им говорили.

- Нещадно путались, - обрубил Рам. - И если бы не миссис Зара - покойников было бы гораздо больше. Честно - вот тех шебсеголовых, которые принялись возмущаться, что их отрывают от игры, мне не жаль совершенно. А что касается войны, что мы с собою принесли... - мандалорец хмыкнул, старательно гася в душе вспыхнувшую злость на эту размалёванную куклу, взявшуюся судить о тех вещах, которые ей лицезреть не доводилось, - ... то заткнитесь: войны тут ещё никто не видел, видели лишь её эхо. И молитесь, чтобы так оно и оставалось.

Он сцепил руки за спиной и отвернулся к процессии - настолько было велико желание влепить пощечину этой дуре. Как Илайри вновь открыла рот, чтобы продолжить спор, и как Арора жестом попросила её промолчать, он не видел. Зато слышал тихие слова леди-мэра:

- Иди к друзьям, вэй-ти, а я составлю компанию коменданту. На случай, если возникнут какие-то недоразумения.

Пёстроволосая красотка фыркнула, нисколько не стесняясь демонстрировать своё отношение к Костасу, и ушла не попрощавшись.

Идущая толпа была огромна, но, несмотря на это, не возникало никаких проблем, традиционно сопровождающих людское скопление. Ни толкотни, ни ругани, ни драк. Даже двигаться в этом море разумных существ можно было в любом направлении - неплотно движущаяся толпа безропотно пропускала сквозь себя одиночек, будто единый разумный организм. Костас даже невольно задумался, ограничивались ли телепатические возможности зелтронцев только эмпатией. Слишком уж понятливо и слаженно они действовали большими группами малознакомых и не подготовленных существ.

- Простите Илайри за эту сцену, сэр, - со вздохом попросила мандалорца Зара. - Она ещё очень юна и склонна к необдуманным и резким суждениям.

Костас, не поворачивая головы, бросил:

65
{"b":"560174","o":1}