ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сначала он принимал непродолжительную ванну в такой холодной воде, какую он только мог достать, а в Петербурге вода часто бывает порядочно холодная. После ванны он никогда не вытирался, но сейчас же начинал свои упражнения, которые у него продолжались полчаса. По прошествии этого времени он совершенно обсыхал.

План, по которому он упражнялся, был тот самый, который изложен в главах IX и XI, так как он всегда работал с гирями. Само собою разумеется, что для него было невозможно проделывать ежедневно все упражнения, которые были описаны в этих главах, но все же он следовал такой программе упражнений, которая была вполне достаточна для того, чтобы привести в действие каждый мускул, и он умел так разнообразить эти упражнения, что ни одно важное движение не было упущено.

Между отдельными упражнениями он никогда не садился отдохнуть, а ходил по комнате взад и вперед, при чем, иногда, клал себе на плечи полотенце.

Окончив упражнения, он одевался и совершал обход своих пациентов.

Покончив с этим, он возвращался домой, что случалось обыкновенно в 2 часа, и обедал. Затем он спал в течение часа, после чего до 6-ти часов принимал больных. Отдохнув немного, он ужинал между 7–8 часами и продолжал прием больных до поздней ночи.

Д-р Краевский, у которого была громадная практика, был в высшей степени отзывчивым человеком и лечил безвозмездно бесчисленное множество пациентов из беднейших классов населения. Его приемная была всегда наполнена ищущими помощи. Он приглашал неимущих больных без стеснения обращаться к нему за советом и они приходили в большом числе даже после 8 час. вечера. В ранние часы дня он занимался своими платными пациентами.

Следует заметить, что подобная усиленная умственная работа в высшей степени утомительна; она подорвала бы силы даже самого выносливого человека. И однако, д-р Краевский был всегда здоров, как физически, так и духовно, одинаково подвижной и работоспособный. Он сам объяснял свое хорошее самочувствие единственно своими ежедневными физическими упражнениями.

Как я уже заметил, он начал свои физические упражнения на 41 году жизни и достиг таких успехов, что он еще 20 лет спустя выглядел гораздо свежее и здоровее, чем когда ему было 40 лет.

Он был настолько удовлетворен успехом своей системы физического развития, что не жалел никаких сил распространить как можно шире относящийся сюда его наблюдения и опыты. Он был также неутомим в привлечении и тренировании многообещающих молодых атлетов. Относительно этого можно будет составить себе приблизительное понятие из истории моей жизни, которую я по настоянию моих друзей, считающих ее достаточно интересной, изложу во всей подробности.

Глава XIV

История моей жизни

По всей вероятности, моим читателям не безынтересно услышать кое-что относительно моей жизни и узнать о ходе моего физического развития.

Я родился 20 июля 1878 года (по старому стилю), так что по новому летосчислению — 2 августа 1878 г. Город, в котором я родился, был Дерпт. У меня есть еще брат и сестра, оба моложе меня. Мои родители, оба, среднего телосложения, однако, мои брат и сестра располагают более, чем средней силой. Мой дед со стороны матери — которого я, к тому же, никогда не знал, так как он умер, когда мне было три года — представлялся мне всегда, по рассказам, как из ряда вон выходящий человек по величине и силе. Он переселился около 60 лет тому назад из Швеции в Россию. Моя мать часто рассказывает мне, что я очень похожу на своего деда, с тою разницей, что он был крупнее меня, ростом в 6 футов.

Насколько я могу припомнить, я с самого моего детства всегда очень увлекался физическими упражнениями и когда мне было около 8 или 9 лет, я командовал над маленькой армией моих сверстников в силу того веского основания, что я был самым сильным из них. Поступив к этому времени в Дерптское Реальное Училище, я вскоре обнаружил особенное предпочтение к занятиям гимнастикой. При одних состязаниях, имевших место в 1891 году, я выиграл в возрасте 14 лет первый приз, как лучший из вступивших в состязания моего возраста — обстоятельство, о котором сообщил в немецкие газеты мой тогдашний учитель, немец, по имени Древес. В то время мой рост был 141 см, а вес — 111 фунтов и я был довольно здоровым мальчиком. Я был одним из лучших игроков в городки, лучше всех упражнялся и с гантелями, мог прыгать 1,90 метра в длину и 1,40 — в вышину. Правой рукой я мог выжать гантель, весом в 30 фунтов 16 раз, а левой — даже 21 раз. Во время одного состязания в беге я пробежал расстояние в 180 метров в 26 секунд. Мою склонность к физическим упражнениям я наследовал, очевидно, от моего деда.

Окончив в 1895 году реальное училище, я поступил в качестве ученика на одну большую машиностроительную фабрику в Ревеле, с тем, чтобы впоследствии стать инженером. Но — человек предполагает, а Бог располагает.

К этому времени я вступил в члены Ревельского Атлетического и Велосипедного Клуба и с наибольшим усердием занялся велосипедным спортом, при чем получил за этот род спорта несколько призов. При наступлении осени и дурной погоды я начал посвящать больше внимания упражнениям с тяжелыми гирями и гантелями, при чем в результате этого рвения оказалось то, что вскоре я превзошел в в этой области всех моих сверстников.

Самым любимым времяпровождением в клубе было поднимание тяжелых гирь и борьба. К последнему у меня было сначала мало склонности и поэтому меня часто тогда побеждали при наших товарищеских состязаниях.

Между тем я значительно вырос и размеры частей моего тела в 1896 году, в возрасте 18 лет, были следующие:

Путь к силе и здоровью - i_055.png

У нас был, в нашем клубе, один очень опытный тренер, по имени Андрушкевич, служивший на государственной службе, который давал нам, молодежи, очень полезные советы относительно ухода и тренировки тела. При одном состязании, происходившем в клубе в это время (осень 1896 года) я обнаружил в поднимании тяжестей следующие результаты:

Правой рукой с плеча я выжимал: 145 фунтов двенадцать раз, 155 фунтов десять раз, 198 фунтов три раза и 214 фунтов один раз. Я поднимал с полу одной рукой, при участии только бицепса, справа — 125 фунтов и слева — 119 фунтов.

В сентябре 1896 года я познакомился с профессионалом-борцом Лурихом. Он был лишь немногими годами старше меня, был только год профессионалом и в то время ездил с небольшой труппой по восточным провинциям.

Лурих вызывал всех желающих бороться с ним; многие из наших сочленов боролись с ним, но все без исключения были им положены. До того времени у меня не было большой склонности к борьбе и я только изредка боролся, занимаясь за то больше подниманием тяжестей. Тем не менее, я несколько раз боролся с Лурихом, который уже в то время был довольно хорошим борцом, хотя, как я скоро убедился, не превосходил меня по силе. Конечно, всякий поймет, что Луриху не представилось особого затруднения побороть такого, почти вовсе технически не обученного борца, каким я тогда был; все же один раз, когда я боролся с ним публично — это происходило в Ревельском Офицерском Собрании, — ему не удалось положить меня в первую схватку, а во вторую я выдержал против него 17 минут.

Путь к силе и здоровью - i_056.jpg

Георг Гаккеншмидт

Я упоминаю об этом моем легко понятном поражении, которое я потерпел вследствие того, что не имел почти никакого опыта в борьбе, потому что Лурих часто хвастался впоследствии тем, что неоднократно клал меня. С тех пор, в течение многих лет он старательно избегал встречи со мною. Однако, это поражение раздражило меня и я начал часто бороться, в результате чего, в течение следующей зимы, положил всех членов нашего клуба.

В феврале 1897 года в Ревель приехал один немецкий борец, Фриц Коницко. Говорили, что он положил в Магдебурге знаменитого Тома Каннон, который в свое время боролся несколько раз с Карлом Абс и всегда выходил победителем из этого состязания. Коницко был значительно меньше меня; ростом он был всего в 168 см и весил около 165 фунтов, Таким образом, в общем, он не представлял из себя импонирующей фигуры. Тем не менее, он был очень ловкий и обладал прямо невероятной силой рук. Эти его качества давали ему возможность победить, до этого времени, всех его противников, а прежде всего и потому, что ему приходилось иметь дело со слабейшими противниками. Я был единственным из любителей, который мог выдержать борьбу с ним; мы боролись в течение 10 мин. без результата. Спустя немного времени после этого в Ревель приехал Владислав Пытлясинский, известный польский борец, который в то время находился в зените своей славы, и положил Коницко. Пытлясинский легко поборол и меня, и мы научились весьма многому от этого выдающегося по технике борца. В следующем году он первый положил в Париже знаменитого турка Кара Ахмеда. Я помню еще, что у нас был тогда из ряда вон выходящий по силе школьный учитель из окрестностей Ревеля, который был одним из главных противников Пытлясинского. Этот учитель знал всего два-три приема, но их было достаточно, чтобы он мог побеждать своих противников. Один раз он положил меня в семь минут.

16
{"b":"560177","o":1}