ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Там осталась. Колька попросил, чтоб она с ним посидела.

— Давайте подождем Инну, — предложила Губина.

— Да что ты, с ума сошла? Инка же там вместо Колькиной мамаши осталась, которая всю ночь не спала, — пояснил Птаха.

…Дважды к Коле приходили врачи и сестры. Побывал за это время и старик в очках с золотой оправой, как Инна узнала позже, профессор. Из разговоров врачей, которые, к сожалению, пересыпали свою речь латинскими терминами, Инна поняла, что они встревожены. Коле не помогал даже какой-то новейший антибиотик. Инна узнала также, что воспалительному процессу в легких сопутствуют какие-то болезни тоже с латинскими названиями.

Когда Коля снова пришел в себя, то сразу спросил:

— Ты здесь, мама? А, это ты, Инна? — Потом, помолчав, продолжал задумчиво, словно в бреду: — Я и не знал, Инка, что ты такая хорошая… И совсем не гордая… И с Губиной хорошо, что помирились…

Коля снова закрыл глаза и впал в беспамятство. Инна склонилась над ним и прикоснулась губами к его лбу. Лоб Коли был горячим и влажным.

Несмотря на протесты врачей и уговоры Надежды Григорьевны, Инна просидела у Колиной постели до позднего вечера. Лишь один раз — это было часов в семь — она выскочила в комнату дежурной, чтобы предупредить по телефону мать о том, что задерживается по очень важному делу.

Около одиннадцати часов вечера Надежда Григорьевна выпроводила, наконец, Инну домой.

Инна вышла из больницы и остановилась. Окна соседнего лечебного корпуса, где электричество было давно погашено, горели серебряными квадратами — отблесками лунного света. Снег больничного парка поголубел, деревья казались черными-черными, и на фоне неба можно было без труда разглядеть каждую, даже самую маленькую веточку. А в небе, купаясь в светлых быстробегущих облаках, царствовала большая луна.

Инна быстро пошла по больничной аллее к выходу. Когда она была уже у троллейбусной остановки, к воротам больницы подкатил «ЗИЛ». Из машины вышли Окуневы: дед и внук. Они быстро прошли по аллее и вошли в больничный корпус.

Дежурная сестра взяла у поздних посетителей конверт и сверток. На конверте было написано: «3-я палата. Николаю Никифорову». А под чертой: «От Рема и Игнатия Георгиевича Окуневых».

Глава пятьдесят девятая

Узнав о несчастье, постигшем Колю, Иван Дмитриевич осунулся и помрачнел. Всю ночь он не спал. Не спала и Василиса Федоровна. Время от времени она поглядывала на мужа. Он лежал неподвижно и смотрел в окно. За окном на стройке дома то и дело вспыхивали сполохи электросварки, и лицо Ивана Дмитриевича озарялось голубовато-зеленоватым светом.

— Иван, поспи. Не убивайся, — шептала жена. — Он поправится.

Но муж не отвечал, словно не слышал.

Утром, когда Вася уже ушел в школу, он сказал:

— Ася, ты сама понимаешь… Я не могу, а ты, как кончишь смену, сходи навести Колю. Позови к нему профессора… если надо… Ну, ты понимаешь…

Василиса Федоровна и медицинская сестра Зоя Николаевна Онищенко оказались знакомыми. В прошлом году они занимались в одной группе на курсах по повышению квалификации. Не вдаваясь в расспросы, какое отношение имеет Фатеева к больному, Онищенко проводила Василису Федоровну к Коле.

Никифоров лежал без сознания. Рядом с ним на табурете с книжкой в руках сидела Инна. Увидев мать Васи, она встала и уступила ей место рядом с больным.

Василиса Федоровна пощупала Колин лоб, погладила его волосы.

— Опять без сознания? — спросила она.

Василиса Федоровна взяла Колину руку. Исхудавшая, она пылала…

— Коля… Коленька… Ну как же это ты?.. — прошептала Фатеева. — Ты б знал, как Ваня убивается, что не может тебе помочь…

Инне пришла вдруг странная мысль:

«Почему это не моя мама? Разве моя не может прийти к Коле? Нет! Никогда она не придет. Не догадается. А ведь когда узнала — тоже жалела…»

— Он перед тобой, Коленька, в неоплатном долгу… — продолжала шептать Василиса Федоровна.

Неожиданно она села на стул и с каким-то отчаянием сказала:

— Ты же, Зоя Николаевна, ничего, ничего не знаешь! Он, Колька, моему Ивану Дмитриевичу кровь для переливания предлагал.

Фатеева закрыла лицо руками и опустила голову на спинку стула. Онищенко шагнула к ней и, положив руки на плечи, спросила:

— Когда? Зачем?

— Ты ничего не знаешь? — простонала Фатеева. — В августе моему последнюю ногу ампутировали… Еле выжил…

Инна кинулась к Фатеевой.

— Тетя Ася! Тетя Ася! Не плачьте!

Василиса Федоровна смахнула слезы:

— Я не плачу.

— Тетя Ася, так, значит, у Коли для Ивана Дмитриевича брали кровь?

— Нет, не брали. Нельзя у подростков брать. А Коля предлагал. Говорил: «Берите! Сколько нужно берите. У меня кровь здоровая».

Зоя Николаевна вывела Фатееву в коридор.

Инна стояла над кроватью Никифорова и не спускала глаз с его неподвижного, сосредоточенного лица.

— Кровь… Кровь свою отдавал, — прошептала она и снова села на табурет у его кровати.

Глава шестидесятая

Кончалась вторая неделя болезни Коли. Ему полегчало. Товарищи почти ежедневно теперь навещали больного. Инна Евстратова после занятий в школе не отходила от Колиной постели.

Ежедневно, приходя в класс, она сообщала о состоянии здоровья Никифорова и подробно рассказывала, как Коля ел, о чем расспрашивал, что кому хотел передать.

Однако классу было известно далеко не все, что произошло за эти две недели в палате № 3. Об этом, кроме Инны, знала лишь одна Наташа Губина. Инна делилась с Наташей всеми своими мыслями и переживаниями.

Сидя у постели Никифорова, Инна представляла себя фронтовой медицинской сестрой, которая своей беспредельной уверенностью в торжестве жизни вселяет бодрость в смертельно раненного героя. Таким героем был для Инны Коля.

В часы, когда Коле становилось хуже и вдруг начинали беспокоиться врачи, Инна думала о слабости человека в борьбе со смертью. Вспоминала она и статью академика Обручева, который ставил перед подрастающим поколением задачу продлить человеческий век.

Да, эта задача благородна!

И здесь, у Колиной постели, Инна решила стать врачом.

Губина со свойственной ей рассудительностью, стараясь проверить, тверда ли подруга в своем решении, нет-нет да и говорила Инне что-нибудь такое, что иного сразу бы охладило, например:

— Вот ты, Инка, врач, работаешь в нашей районной поликлинике. Но вместо того чтобы открывать всякие вирусы или делать операции головного мозга, тебе целый день приходится принимать больных. Один — кха-кха — кашляет, у другого живот болит, у третьего чирей за ухом вскочил.

Конечно, в Иннины расчеты выдавливание чирьев не входило, но она не сдавалась:

— Днем я буду работать в поликлинике, а вечером дома или в лаборатории ставить опыты.

— Ну, а если ты будешь работать в деревенской больнице? Например, у нас в Домодедове? А там нет настоящей большой лаборатории… — продолжала испытывать ее Наташа.

— Привезу из Москвы всяких приборов и пробирок.

Наташе такие ответы нравились.

Наташа тоже ничего не таила от Инны. Она рассказала подруге о событиях, происшедших в доме Зиминых, про которые ей сообщил Олег.

Олега очень беспокоила мысль, что в больнице Колю лечат недостаточно хорошо, что не все сделано для его спасения.

Выбрав удачный момент, Олег самым трогательным образом рассказал отцу о Никифорове.

— Понимаешь, папочка, он мой самый-самый лучший друг! У него отца нет. Мама зарабатывает мало. Давай мы ему за деньги вызовем самого знаменитого профессора! Помнишь, как ты мне вызывал, когда у меня скарлатина была? В золотых очках!

Кузьма Кузьмич был занят какими-то своими мыслями и просьбу сына пропустил мимо ушей.

— Мало ли на свете болеет мальчишек, которые по своему недомыслию гоняют на коньках по речкам и проваливаются под лед? Наука ему будет.

— Папа, да ты все перепутал! Он не на коньках катался! Он девочку спас!

45
{"b":"560181","o":1}