ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проскакивая мимо "мессера", результатов не увидел. Оба ФВ-190, сделав правый переворот, помчались за круто пикирующим Ме-110. Через 20-25 секунд разведчик нырнул в облако. "Фокке-вульфы" этого не сделали, они уходили в свою сторону.

- "Сокол"! Я - "Тридцать третий", атаковал "сто десятого", ушел пикированием в облака. Запросите посты.

Тут же в наушниках голос Полканова:

- "Тридцать третий", нахожусь западнее Толбухина, противник отвернул в Копорский залив. Что делать?

- "Тридцать пятый"! На соединение, курс Ораниенбаум, высота четыре тысячи.

Через пять минут мы всем звеном продолжали патрулирование до прилета усиленной смены.

Когда я вылезал из кабины, меня подхватили десятки сильных рук, в их числе и две богатырские - полковника Корешкова. Подбросив несколько раз, поставили на кронштадтскую землю.

- Поздравляю, Василий Федорович, с триста шестнадцатой победой полка и тридцать шестой твоей лично! Молодец! - тиская меня в объятиях, говорил Владимир Степанович. - Это хорошо, что счет сбитых сорок четвертого года открыл сам командир.

- Что, "сто десятый" упал? - спросил я всех.

- Не упал, а врезался в землю на пикировании. Прямо между траншеями пехоты Второй ударной армии, севернее села Новая Буря, - идя мне навстречу, чтобы обнять, ответил полковник Сербин.

- Будем считать, что завтрашняя операция для четвертого гвардейского началась сегодня, - громко объявил комдив, не дожидаясь им же указанного срока скрытности.

В ночь на 14 января, кроме летчиков, никто не спал. Да и они после проведенного митинга уснули только по строгому требованию командиров эскадрилий.

Штаб полка готовил различные варианты воздушных схваток. Нам предстояло прикрывать части 2-й ударной армии, которая была скрытно переправлена силами флота с ленинградского берега на Ораниенбаумский плацдарм. У нас появились и другие неожиданные хлопоты. Ночные бомбардировщики, наносившие удары по аэродромам, по ропшинской и беззаботнянской артиллерийским позициям немцев, из-за плохих метеоусловий вынуждены были садиться к нам, на Бычье Поле. Пришлось весь технический состав послать для подготовки к перелетам на свои базы двух десятков боевых Ли-2. Это были самолеты полка Гризодубовой.

Полк построился за 30 минут до рассвета. Знаменосцы вынесли боевое гвардейское знамя, заняли место перед строем, рядом с руководством полка и дивизии. Мокрый снег осыпал развевавшееся на ветру бархатное полотнище. Тусклое освещение и тишина создавали особую торжественность. Через несколько минут начнется невиданное под Ленинградом событие. Каждый в строю, волнуясь, ждет начала громовых раскатов "бога войны" - орудийных залпов кронштадтской береговой и корабельной артиллерии. Они возвестят - началось...

Наверное, так же, как и мы, сейчас в предрассветной мгле, осыпаемые снегом, стоят более тысячи летчиков, которые вместе с артиллеристами должны начать авиационную обработку опорных пунктов врага, а потом непрерывно поддерживать атаки пехоты и танков, взламывающих фашистскую оборону.

Даны последние указания, сказаны короткие напутственные речи. 9 часов 25 минут. Дробный, исключительной силы гул потряс весь остров Котлин. Гигантскими сполохами и вспышками озарилось предрассветное мглистое небо. "Ура-а-а!" - прокатилось несколько раз по строю и заглохло в громовой мелодии артиллерийской канонады.

В 10 часов 40 минут внезапно, так же, как и началась, затихла канонада. Но она затихла здесь, в Кронштадте, а там, на Ораниенбаумском плацдарме, в полосах прорыва, десятки тысяч бойцов, поддержанные танками и артиллерией, преодолевая сопротивление противника и отражая контратаки, начали продвигаться в глубь его обороны.

Грохот канонады показывал, что идет подавление отдельных узлов сопротивления гитлеровцев. Несколько локаторов, наблюдавших воздушную обстановку, фиксировали полное отсутствие авиации в воздухе. Но, несмотря на тяжелейшие метеорологические условия, над полем боя появились самолеты Ил-2. Это действовали на предельно малой высоте прославленные балтийские штурмовики. Мы же сидели на аэродроме и, стиснув зубы, ждали улучшения погоды.

15 и 16 января для нас все повторилось. Опять с рассветом оглушительно гремела канонада. Кронштадтские артиллеристы и моряки теперь вели огонь, поддерживая наступление 42-й армии, начавшей взламывать оборону врага юго-западнее Ленинграда. И только 17-го в середине дня в разрывах облаков показалось голубое небо. В это время войска 2-й ударной армии прорвали оборону на участке Петергоф - Гостилицы и вели бои на подступах к Ропше, а 42-я армия, сломив упорное сопротивление фашистов на участке фронта Стрельна - Пушкин, была уже на подступах к Красному Селу и Дудергофу.

Нанеся новую линию фронта на полетные карты, полк начал непрерывное патрулирование над войсками 2-й армии. Восточнее наших эскадрилий истребители фронта держали "зонтик" над войсками 42-й.

До наступления темноты несколько сот штурмовиков и бомбардировщиков морской авиации и Ленинградского фронта нанесли ошеломляющие удары по опорным узлам гитлеровцев. В этих налетах 12-й пикировочный авиаполк под командованием Героя Советского Союза майора Ракова сбросил тяжелые бомбы на командный пункт фашистской пехотной дивизии в Ропше. Уничтожив его, балтийцы оказали неоценимую помощь наземным войскам. К нашему удивлению, немецкая авиация в том районе отсутствовала.

Истребители прикрытия фронта и флота оказались "безработными ".

19 января вечером пришло сообщение о соединении войск 2-й ударной и 42-й армий в районе Ропши, а 20-го разрозненные остатки окруженных частей противника были полностью ликвидированы. Образовав общий фронт наступления, обе армии начали преследование и разгром отступающего врага в западном и южном направлениях.

Полное господство нашей авиации в воздухе в первые дни операции позволило часть истребительной авиации 1-й гвардейской дивизии использовать для нанесения штурмовых ударов по дорогам в тылу врага. Мы гордились каждым вылетом на штурмовку - ведь гвардейцы-летчики вместе со всеми воинами фронта и флота уничтожали врага, расплачивались за все страдания, принесенные фашистами ленинградцам.

Разгром красносельско-ропшинской группировки врага был только грандиозным началом. Перешли в наступление от Гонтоловой Липки у Ладожского озера до Новгорода войска Волховского фронта, а южнее озера Ильмень - войска 2-го Прибалтийского. Повсюду наши части и соединения, ломая сильно укрепленную, глубоко эшелонированную оборону немцев, день за днем очищали многострадальную землю Ленинградской и Новгородской областей.

22 января для полка был особо радостным днем. Добрые вести о наших наступающих армиях были дополнены сообщением Всесоюзного радио. Оно объявило очередной Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза. Высокое звание получил гвардии капитан Е. Т. Цыганов командир 3-й эскадрильи. Поэтому полк начал боевой день не утренним построением, а торжественным митингом всего личного состава по случаю такого события. Перед началом растерявшегося, краснеющего и радостного Женю (так называли его друзья и товарищи) несколько раз подбрасывали в воздух, обнимали и поздравляли.

Женя Цыганов - юноша с красивым девичьим лицом, замечательный воздушный боец, прекрасный товарищ и волевой командир. Ему всего 22 года. Семнадцатилетним он окончил аэроклуб в Баку, потом курсы летчиков-инструкторов и здесь же начал учить летному делу сверстников. Осенью 1940 года окончил Ейское училище. Войну начал 22 июня 1941 года младшим летчиком. Воевал Женя бесстрашно, а командуя парой, звеном и эскадрильей, умело руководил воздушными боями и штурмовиками. Ко дню присвоения высокого звания он совершил 490 боевых вылетов, из них 120 - на штурмовку и разведку, провел 65 воздушных боев, в которых сбил 11 вражеских самолетов лично и 8 - вместе с товарищами.

Капитан Цыганов стал двенадцатым в полку и шестым в 3-й эскадрилье Героем. Поэтому в тот день я запретил вылеты Цыганову. А на его возражения ответил:

104
{"b":"56021","o":1}