ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За этим торжественным событием последовало новое, куда менее важное, личное: пришел приказ о назначении меня командиром нашего полка. Оно, конечно, не было неожиданным. Но сейчас, когда это стало реальностью, весть о назначении глубоко меня взволновала. Вспомнились слова бывшего комдива: "Командир полка - это ответственная и трудная должность... Полк - основная тактическая единица в армии".

Добрые советы, данные Петром Васильевичем в тот памятный день, я вновь глубоко осмыслил и дал себе слово свято следовать указаниям покойного боевого командира, вырастившего меня до уровня командира полка.

Командир полка как единоначальник за все в ответе. За каждый винтик самолета, за любой предмет обмундирования и боевого снаряжения, за исполнение служебного и личного долга каждым солдатом, сержантом, офицером, за выполнение боевых и учебных задач и, наконец, за постоянную боеспособность части в целом. Все это было и остается сферой деятельности командира любого авиационного полка. Но я ведь назначен командиром гвардейского, где особенность этой должности заключается еще и в том, что командир, в первую очередь, должен быть одним из самых лучших, наиболее опытных летчиков. Он обязан вести за собой всех пилотов не только в силу служебного положения, а с помощью личной отваги. Командир полка всегда должен быть примером и всегда побеждать врага по-гвардейски.

Не зря бытует в нашем полку боевой лозунг: "Гвардеец может умереть, но должен победить". В полку я с первых дней войны, передо мной его возглавляли пять командиров. Все они были непохожи друг на друга. Каждый из них оставил след не только в памяти личного состава, но и в больших и малых боевых делах полка. Теперь настал мой черед. Я, летчик, последовательно прошедший все должности, стал шестым командиром полка. Сейчас полк в расцвете сил, он, как вся армия и весь советский народ, оправившись от первых тяжелых поражений, идет по не менее трудному пути к освобождению Родины и полному разгрому фашистских полчищ. Командовать таким полком не только большая честь, но и большая ответственность. Для этого я обязан отдать все силы, весь приобретенный боевой опыт, но сохранить и удержать 4-й гвардейский на правом фланге авиации флота...

Построение полка для объявления приказа и передачи знамени командир дивизии назначил на семь часов вечера. Утром он позвонил по телефону и запретил в течение дня летать на боевые задания. На мое возражение только что получивший звание полковника Корешков ответил шуточной народной поговоркой:

- Чем черт не шутит, пока Бог спит? Вот вечером передам тебе в руки гвардейское знамя полка, потом сам и планируй свои вылеты, но смотри, не виси все время в воздухе. У командира и на земле куча дел, каждое из которых влияет на решение боевых задач. Ясно, о чем я тебе, старый вояка, говорю?

- Ясно, товарищ полковник! - ответил я Владимиру Степановичу.

Повесив трубку, я направился на аэродром, чтобы взять под контроль подготовку групп, вылетающих на боевые задания. И опять беспокойные мысли унесли меня вначале к родным и милым в Старую Ладогу, а потом к 1933 году, первому году моей военной службы. В памяти возникла одна из политинформаций после прохождения курса молодого бойца.

Ленинская комната артиллерийской учебной батареи заполнена красноармейцами-добровольцами. Затаив дыхание, мы слушаем старшего политрука артдивизиона. Он - участник гражданской войны, орденоносец, член партии с 1918 года. Простым, доходчивым языком рассказывает о международном положении, о задачах Красной Армии в этих условиях, увязывая с ними наши задачи в учебной батарее.

- В нашей батарее, - говорит он, - собраны самые молодые и грамотные красноармейцы, вот мы и хотим готовить вас к поступлению в Ленинградское военно-артиллерийское училище. Раз вы пришли служить добровольцами, значит, сбудется ваша мечта: посвятить себя службе в Красной Армии и стать командирами-артиллеристами.

Я, сидя в первом ряду, опустил голову, подумал: "Не та у меня мечта, товарищ политрук... Раз не попал я в авиацию, то и в артиллерийское училище поступать не буду. Отслужу положенный срок и вернусь вновь на Сясьский бумажный комбинат. Туда, где получил первую путевку в рабочий класс".

Как будто подслушал мои мысли старый коммунист:

- Что, товарищ красноармеец, опустил голову? - спросил он меня, улыбаясь.

Я вскочил, одернул гимнастерку, четко ответил:

- Красноармеец первого года службы Голубев. Была у меня, товарищ старший политрук, с детства мечта - стать военным летчиком, да ничего не получилось, забраковали, а быть кадровым артиллеристом не хочу, буду рабочим бумажной промышленности...

Политрук, перестав улыбаться, внимательно посмотрел на меня, на сидящих в ленинской комнате, потом, обращаясь ко всем, спросил:

- Есть еще среди вас красноармейцы, которые не хотят быть кадровыми командирами?

Все молчали: то ли боялись признаться, то ли все, кроме меня, имели желание посвятить себя "богу войны" - артиллерии.

- Ну, что же, хорошо, что вы, товарищ красноармеец, открыто сказали о своих думах. А вот мечту, которую носите с детства, не бросайте, боритесь за нее. Без мечты на свете жить тяжело, человек становится полупустым, а чтобы достигнуть цели, надо не жалеть ни сил, ни времени. Надо бороться!.. Послушай мой совет, товарищ Голубев: вернись к своей мечте! Борись, не отступай, и тогда, лет через девять-десять, будешь не только военным летчиком, а хорошим командиром полка...

Раздался негромкий смех.

- А вы, товарищи красноармейцы, не смейтесь, мои слова относятся ко всем здесь сидящим, - серьезным тоном сделал замечание политрук и добавил: Вас, товарищ Голубев, мы отчислять из учебного подразделения не будем. Учитесь, это поможет лучше осуществить то, что задумали. Занимайтесь и служите хорошо...

Пророческими оказались слова и совет старого большевика. Стали они для меня маяком, указывающим путь к цели. Преодолел все преграды, все препятствия, и в 1939 году наконец сбылась моя мечта: я сел в кабину боевого самолета-истребителя. А через несколько лет и в самом деле стал командиром одного из лучших авиационных гвардейских полков...

Полк замер по команде: "Под гвардейское знамя - смирно!"

Четко чеканя шаг, три летчика, молодые гвардейцы знаменосец лейтенант Бычков, ассистенты лейтенанты Апинов и Селютин, в сопровождении отделения механиков подходят к середине строя, становятся правее группы руководящего состава дивизии и полка.

- Вольно! - подал команду полковник Корешков, вышел на два шага вперед и громко, чтобы слышно было всем, произнес короткую речь: - Товарищи гвардейцы! По состоянию здоровья командир полка подполковник Борисов назначен на другую должность. Новым командиром четвертого ГИАП назначен Герой Советского Союза гвардии майор Василий Федорович Голубев. Я не буду давать ему характеристику, он ваш однополчанин, и вы его знаете лучше меня. Командование дивизии уверено, что гвардейцы четвертого прославленного полка и дальше будут правофланговыми в составе всех полков соединения. И с гордо поднятым знаменем придут к счастливому дню - полной победе над врагом! Я передаю боевое Красное знамя, - продолжал Корешков, - командиру полка и желаю вам боевых успехов!

Полковник Корешков взял знамя и вручил его мне. На меня, нового командира, смотрят все, ждут, что скажу.

Преклонив правое колено, я поцеловал угол бархатного полотнища и обратился к строю:

- Товарищи гвардейцы! Я с первых дней войны разделяю ратную жизнь личного состава полка, вместе с ним переживаю горесть поражений и радость боевых успехов. Тяжелый прошли мы путь. Дорогой ценой заплатили, чтобы выстоять и защитить Ленинград. Среди нас сегодня нет прославленных Героев Советского Союза Антоненко и Бринько, Кузнецова, Васильева и Кожанова. Рядом в могиле лежит Петр Васильевич, первым в полку получивший звание Героя Советского Союза. Десятки других боевых друзей и товарищей отдали жизнь, защищая Родину. Сегодня мы воюем на самых лучших самолетах-истребителях. Больше половины их подарены нам тружениками Горьковской области. Они ждут от нас побед, ждут освобождения нашей страны от ненавистного врага. Мы будем сражаться, будем уничтожать ненавистных фашистов так, как требует от нас Родина-мать, до полной победы! Спасибо вам, дорогие друзья, за доверие, я отдам все силы, знания и опыт, чтобы оправдать высокое звание командира гвардейцев!..

87
{"b":"56021","o":1}