ЛитМир - Электронная Библиотека

Важным следствием крестьянской борьбы на этом этапе в Западноевропейском регионе было усиление роли общины. В ходе локальной борьбы община играла все большую роль в организации коллективных выступлений крестьян. Из подчиненной феодалу организации она постепенно превращалась во влиятельную и относительно автономную самоуправляющуюся единицу, нередко прямо связанную с центральной властью. Особенно больших успехов общины добились во Франции. Многие из них (хотя и далеко не все) получили в ходе борьбы с феодалами статус вольных коммун, независимых от повседневного контроля своих сеньоров в хозяйственной жизни и управлении. Другие общины, даже не имея статуса коммун, добивались все же довольно значительных прав самоуправления.

В Германских землях, Англии, Шотландии крестьяне, хотя не пользовались правами коммун, однако к концу XIII — началу XIV в. имели более или менее широкое самоуправление, в частности получили право издавать по согласованию с сеньорами свои общинные постановления (Weistumer — в Германии, By-laws — в Англии).

К середине XIII в. в ходе социальной борьбы у крестьян, как несколько раньше у феодалов и горожан, зарождаются элементы классового самосознания. В их среде все больше распространяется убеждение, что крестьянский труд вовсе не наказание, но высокое призвание, благородный подвиг на благо всего общества, особенно угодный богу, который в силу этого ставит крестьян выше других сословий. Герой немецкой крестьянской поэмы (70-е годы XIII в.) крестьянин Гельмбрехт, поучая своего непутевого сына, мечтающего стать рыцарем, говорит: «Мужик не словом, делом всех кормит в мире целом» и добавляет, что крестьянский труд обеспечивает власть королей и благосостояние богачей (Садовник Вернер. Крестьянин Гельмбрехт). В самом начале XIV в. в английской «Песне Землепашца» крестьянин, жалуясь на свою судьбу, замечает, что вся «спесь рыцарства опирается на труд бедняка».

Средством сословного и классового самоутверждения крестьян являлась широко распространенная в его среде с середины XII в. трактовка бедности как состояния, наиболее угодного богу и предпочтительного с точки зрения «спасения» после смерти. Такая трактовка бедности также противостояла официальной точке зрения на бедность и богатство, как взаимодополняющие и равно угодные богу состояния. Хотя в реальной жизни крестьяне страдали от бедности, в их глазах бедность противопоставлялась неправедному богатству, с которым ассоциировались прелаты, князья, бароны, рыцари, позднее городская верхушка. Излюбленный герой крестьянской фольклорной сказки всегда бедный, зато обладающий высокими моральными качествами крестьянский сын, который торжествует над жадным и глупым богачом.

* * *

Для политического развития региона в целом характерен переход от феодальной раздробленности к усилению централизации государства. Если в начале данного периода (до конца XI в.) и Франция, и Англия, и Шотландия находились в состоянии феодальной раздробленности (хотя номинально управлялись королями), то к концу XIII в. эти страны уже представляли собой более или менее централизованные государства. Происходил процесс централизации и в Германских землях, хотя и в масштабах не всего королевства, но отдельных территориальных княжеств.

Экономическими предпосылками этого процесса были рост городов и развитие внутреннего рынка, связывавшего общими экономическими интересами области той или иной страны, ранее замкнутые хозяйственно. Социальную опору процесса централизации составляло новое сословие горожан, заинтересованное в усилении центральной власти. Но не менее активно ее стали поддерживать в XII—XIII вв. и мелкие феодалы, видевшие в короле защитника против засилья магнатов, а в отдельные периоды — и весь класс феодалов в борьбе против мятежных крестьян. Важным стимулом для государственной централизации в беспокойном феодальном мире являлась часто и внешняя опасность или агрессивные войны, которые велись в интересах господствующего класса и сплачивали его представителей вокруг трона.

Политическая сущность процесса государственной централизации в Западноевропейском регионе в этот период заключалась в постепенном переходе королевской или княжеской власти от чисто сеньориальных форм управления, когда король правил своим государством, как любой другой сеньор в своих владениях, к общегосударственным, публично-правовым средствам. Следствием этого процесса была постепенная концентрация власти в руках короля и его аппарата управления, который складывался примерно по одному типу во всех странах региона. Вокруг короля создавался узкий королевский совет — королевская курия. В нее входили наряду с духовными и светскими магнатами, угодными королю, также должностные лица, часто менее знатного происхождения, но лучше профессионально подготовленные. Среди них выделялись лица, отвечавшие за отдельные ведомства: канцлер (первый министр короля), хранивший королевскую печать; казначей, ведавший финансовыми вопросами; маршал, коннетабль (во Франции), руководившие феодальным войском.

Королевская курия обычно разделялась на две палаты — судебную и финансовую (в Англии — уже в середине XII в., во Франции — в конце XII — начале XIII в., в Шотландии — в конце XII в.). В Англии судебная палата называлась «суд королевской скамьи», во Франции — «парламент», казначейство соответственно — «Палата шахматной доски» и «Счетная палата». Параллельно создавалось или укреплялось местное управление: шерифы и бейлифы в Англии, прево, бальи и сенешали во Франции. Эти должностные лица на местах отвечали за все управление в своих округах. В Англии существовала еще с XII в. система разъездных судей — своего рода выездных сессий центрального королевского суда, контролировавших также работу местного управления. Аналогичные органы власти развивались и в Германских территориальных княжествах.

В конце XIII — начале XIV в. эта система управления дополняется сословно-представительными собраниями, которые в Западноевропейском регионе имели наиболее ярко выраженную и законченную форму. В 1265 г. такое общеанглийское собрание — парламент — возникло в Англии, в 1302 г. — Генеральные штаты во Франции, в конце XIII в. в Германских территориальных княжествах возникают ландтаги, в масштабе всего Германского королевства — Имперские собрания (позднее рейхстаги). Через эти собрания складывавшиеся в то время сословия — духовенства, светских феодалов и горожан (обычно в лице городской верхушки) — допускаются к некоторому участию в управлении страной. Крупные феодалы взамен их былой политической власти на местах, которую они постепенно теряют, получают возможность влиять на правительство с помощью таких собраний. Крестьянство, даже свободное, а также массы горожан в Западноевропейском регионе, как правило, не были представлены в сословных собраниях.

Процесс государственной централизации вел к установлению прямых связей короны с арьервассалами, в том числе мелкими рыцарями, наиболее значительными городами, а в финансовом отношении — со свободным и даже зависимым крестьянством. Для горожан и крестьян это означало зарождение наряду с сеньориальной государственной их эксплуатации в форме государственных налогов. Уже в XIII в. получаемые от налогов средства частично поступали в руки феодалов в виде пенсий, пожалований, прощения долгов короне. При этом представители господствующего класса или были совсем свободны от государственного обложения (Франция, германские княжества), или пользовались большими льготами в уплате налогов (Англия). Классовая природа средневекового государства отразилась и в том, что судебно-административный аппарат усилившейся королевской власти, располагая более эффективными средствами внеэкономического принуждения, чем отдельные феодалы, помогал им усиливать эксплуатацию крестьян и подавлять их растущее сопротивление.

Процесс государственной централизации уже на первом этапе развитого феодализма способствовал прогрессу общества — развитию экономических связей внутри каждой страны, ослаблению произвола крупных феодалов на местах, прекращению частных феодальных войн. В XII—XIII вв. он был иногда выгоден крестьянству и горожанам, хотя совершался в основном за счет их интересов.

103
{"b":"560219","o":1}