ЛитМир - Электронная Библиотека

Откупившись таким образом от князей, Карл направил свои усилия на то, чтобы захватить корону Польши и Венгрии. В Польше его постигла неудача, но в Венгрии путем династического брака ему удалось сделать королем своего сына, будущего императора Сигизмунда. Попытки следующих императоров Люксембургов — Венцеслава и Сигизмунда — укрепить свою власть в Германии были безуспешны. Ее политический распад продолжался. Не прекратился он и при королях Габсбургской династии (1433—1516 гг.), снова сменившей Люксембургов на германском престоле (Альберте II, Ладиславе, Фридрихе III, Максимилиане I). В XV в. империя неудержимо распадалась. Из ее состава вышли Нидерланды и Швейцария, большая часть земель Ливонского ордена. Тяжелый удар по единству империи нанесли освободительные Гуситские войны в Чехии (1429—1434 гг.), в частности военные походы гуситов во многие области империи вплоть до самых северных. В результате этих войн Чехия получила фактическую независимость от Германской империи. Выделилась из нее как самостоятельное королевство и Венгрия.

Города и крестьянство, страдавшие от тяжелого налогового гнета, произвола князей и бесконечных войн между ними, а отчасти и мелкие рыцари были заинтересованы в укреплении центральной власти, установлении земского мира. В этих кругах росли патриотические настроения, осознание единства германского народа. Такие настроения нашли наиболее яркое выражение в политическом памфлете «Реформация императора Сигизмунда» (1439 г.), вышедшем из городской среды. В нем указывалось на необходимость превратить Германию в централизованное государство, подчинить князей общегосударственным законам, прекратить феодальные войны, а также упразднить цеховые ограничения и монопольные торговые кампании. В памфлете подчеркивалась особая роль городов, а также «простых людей» (возможно, крестьян) в этих предполагаемых прогрессивных преобразованиях. Им, однако, не суждено было осуществиться. Своекорыстие князей, не желавших поступиться своей властью, разобщенность и сепаратизм наиболее сильных городов, бессилие имперских властей помешали проведению подобных реформ. В конце XV в. князья Юго-Западной Германии создали под своим главенством Швабский союз, в который входили также рыцари и имперские города. На рейхстаге 1495 г. они предложили свой проект «имперской реформы», предполагавший постоянное сохранение «земского мира» и создание общеимперского управления и суда для улаживания споров и конфликтов между князьями. Хотя этот проект был принят рейхстагом и императором Максимилианом I Габсбургом (1493—1519), он, однако, не был реализован из-за фактического нежелания самих князей поступиться хотя бы долей своего суверенитета в княжествах. Так, к началу XVI в. Германские земли (успешно развивавшиеся в экономическом отношении) подошли в отличие от Англии и Франции в полной политической разобщенности.

Существенно изменилось на втором этапе развитого феодализма политическое положение папства в Западноевропейском регионе. После жестокого удара, который нанесло его престижу резкое столкновение с французским королем Филиппом IV Красивым из-за государственного обложения церкви, папство так и не смогло оправиться. За этим последовал организованный Филиппом, вопреки воле папы, судебный процесс над орденом тамплиеров. Вскоре из-за нестабильности политической обстановки в самом Риме папы перенесли свою столицу в южнофранцузский город Авиньон. Началось так называемое «авиньонское пленение» пап (1309—1378 гг.), когда глава католической церкви фактически был подчинен французской политике. В это время и Англия предпринимала попытки ослабить влияние папства в стране, ограничивая его ранее очень широкие судебные права, его право назначать своих ставленников на церковные бенефиции в Англии, принимала меры против роста церковного землевладения (постановления 1343, 1351, 1353, 1376 гг.).

После возвращения папской курии в Рим в 1378 г. начался длившийся сорок лет «великий раскол» («великая схизма»), когда за папский престол вели борьбу то два, а то и три претендента. Авторитет папства как фактора международной политики падал все ниже и ниже. Эти изменения в политическом положении папства были следствием в первую очередь процесса государственной централизации в наиболее значительных странах Западноевропейского региона, который объективно вел к формированию в дальнейшем национальных государств, к росту в них национального самосознания.

Одновременно во всех странах региона усиливаются антицерковные настроения, которые находят свое отражение не только в многочисленных ересях, но и в светских оппозиционных движениях в пользу сокращения церковных имуществ, ограничения церковной юрисдикции, вмешательства папства в дела отдельных стран. Светские государи стали домогаться официальной автономии церкви в своих владениях. Так, в «Буржской прагматической санкции» 1438 г. французский король установил известную автономию французской, так называемой галликанской, церкви от Рима; он объявил, что папские постановления должны утверждаться церковными соборами, провозгласил право французского короля влиять на назначение епископов в стране, утвердил подсудность духовенства светскому суду парламента. Однако в раздробленной и разрываемой княжескими распрями Германии влияние папства и католической церкви сохранялось до начала Реформации.

Католическая церковь неохотно сдавала свои позиции. И все же к концу XV в. и в организационном, и в идейном, и в политическом отношении католическая церковь и папство уже не пользовались столь большим влиянием, как в предшествующие столетия.

Изменения в характере и структуре феодальных государств, происходившие в XIV—XV вв. в Западноевропейском регионе, так же как во взаимоотношениях между этими государствами и папством, вызывали к жизни новые явления и в международных отношениях в данном регионе.

На протяжении XIV—XV вв. в рамках Западноевропейского региона складываются более стабильные и прочные, чем в раннее средневековье, народности: французы, англичане, шотландцы, ирландцы, немцы, швейцарцы. В среде этих народностей развивалось уже патриотическое сознание, особенно проявлявшееся перед лицом внешних завоеваний. Создавались предпосылки возникновения современных наций.

Глава III

ЮГО-ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА В X—XV вв.

Политическое развитие стран Юго-Западного региона в период зрелого феодализма было очень различно.

На Пиренейском полуострове в ходе Реконкисты в X—XIII вв. шел процесс консолидации ранее слабо спаянных феодальных владений. К концу XIII в., когда весь полуостров (кроме Гранадского эмирата на юге) был отвоеван, здесь сложились три самостоятельных государства: Леоно-Кастильское на севере и в центре (возникло в 1230 г. в результате объединения Леона и Кастилии), Арагоно-Каталонское (образовалось в 1137 г.) на северо-востоке, Португальское на западе (выделилось в 1143 г. из бывшего королевства Леон). В дальнейшем все они развивались в направлении относительно централизованных монархий.

В другом направлении шло политическое развитие на Апеннинском полуострове, где по Верденскому договору 843 г. на Севере и отчасти в Средней Италии образовалось самостоятельное, но весьма непрочное королевство Италия, фактически распавшееся уже в X в. на отдельные феодальные владения. Большая часть Средней Италии с центром в Риме была занята Папским государством. Области Южной Италии — Апулия и Калабрия — оставались сначала под властью Византии, а в 70-х годах XI в. были завоеваны норманнами (из Нормандии), которые вскоре захватили у арабов и Сицилию.

При нормандском короле Рожере II Гвискаре (1130—1154) Сицилия и Южная Италия объединились в одно Сицилийское королевство, где в течение X—XIII вв. шел, как и на Пиренеях, процесс государственной централизации. В Папской области, хотя папы пытались добиться того же, это удавалось лишь в отдельные периоды. Обычно там, в том числе и в самом Риме, господствовали крупные феодалы, боровшиеся между собой за власть.

119
{"b":"560219","o":1}