ЛитМир - Электронная Библиотека

Наряду с сельскими коммунами продолжали существовать общины, находившиеся почти в полном судебно-административном подчинении сеньора — собственника этой территории (особенно в Папской области и Сицилийском королевстве). По мере усиления городов и расширения их дистретто сельские коммуны на Севере и в Тоскане все более подчинялись городам.

В Кастилии, Леоне и Португалии в ходе Реконкисты сложилась специфическая форма общины — «бегетрия». Так именовались деревни или группы свободных крестьян-землевладельцев, которые пользовались правом самим избирать себе сеньора. Они обычно получали статус бегетрии от сеньоров или представителей королевского дома. Иногда сеньор оставался пожизненным патроном бегетрии. В отличие от итальянской сельской коммуны бегетрии сохраняли ту или иную форму зависимости от сеньора (или короля), хотя вначале права их были огромными: они могли свободно избирать своего сеньора, где угодно «от моря до моря», т.е. от Кантабрийского моря до Атлантического океана, свободно смещать его и избирать нового «до семи раз в день», если сеньор их притеснял или нарушал обычаи общины. На землю бегетрии часто бежали и феодально-зависимые держатели — соларьегос, надеявшиеся найти здесь защиту от произвола вотчинников. Появление такой своеобразной формы общины было связано со стремлением короля и крупных феодалов с помощью подобных льгот обеспечить в ходе Реконкисты вновь отвоеванные земли новыми поселенцами. Но в XII—XIII вв. постепенно все большее распространение получают такие бегетрии, сеньоры которых избираются лишь из определенного рода. Изменяется и характер повинностей сеньору: теперь это уже далеко не символические, как раньше, а регулярные и фиксированные взносы, обычно натурой. Происходит и усиление судебной и полицейской зависимости членов бегетрий от их сеньоров, особенно тех, которые получали на бегетрии иммунитетные права. В XIII в. был введен и ряд ограничений для членов бегетрий в их правах распоряжения имуществом, перехода в другую бегетрию. Помимо бегетрий, на Пиренейском полуострове (особенно к югу от р. Дуэро) существовали и общины других типов.

В Южной Франции, где, как и в Италии, крестьяне по большей части владели огороженными компактными наделами, община устанавливала время сбора винограда или — иногда — снятия полевых изгородей для выпаса общинного скота. Община и здесь приобретала автономию, хотя и более ограниченную властью городов (в более развитых районах) или феодалов (в более отсталых).

Общими характерными чертами аграрного строя в большинстве стран Юго-Западного региона были незначительное развитие домениальной пашни, а следовательно, и барщины, преобладание натуральной или денежной ренты, сравнительно небольшое число крестьян, находившихся в тяжелой личной зависимости. Эти особенности, несомненно, во многом были обусловлены природной средой региона: преобладанием гор и плоскогорий и небольшими площадями низменностей, в большинстве своем к тому же нуждавшихся в ирригации или мелиорации для их введения в культурный оборот. Равнинные участки обрабатываемых земель довольно редко (только в Ломбардии и Кастилии) состояли из чересполосно расположенных клиньев пашни, подчинявшихся принудительному севообороту. Чаще всего встречались огороженные участки поликультуры (использовавшиеся сразу под несколько культур): зерновые посевы или луговины были окружены (или перемежались) фруктовыми деревьями в виноградниками, виноградники и сады могли располагаться и компактно, по соседству с участками пахотного поля и луга.

На Апеннинах повсюду римская агротехника и римские системы земледелия продолжали оставаться господствующими. В хозяйствах повсеместно был распространен симметричный легкий плуг без колес с горизонтальным лемехом. Для глубокой вспашки на влажных почвах — главным образом в долине р. По — был в ходу также тяжелый колесный плуг с отвалом и асимметричным лемехом, а кое-где бесколесный плуг с асимметричным лемехом и отвалом. На Пиренеях встречались как колесные плуги, так и плуг кастильского типа с копьеобразным лемехом. Широко применялись заступ и мотыга, особенно на небольших и гористых участках. Жали обычно вручную серпами. Молотили как вручную — цепами, так и с помощью лошадей, но на сельскохозяйственных работах до XIII—XIV вв. в основном использовались волы.

Преобладало двухполье, но иногда встречалось и трехполье. Уже в XI и тем более в XII—XIII вв. все чаще паровое поле занималось бобовыми культурами. В среднем урожайность составляла сам-3 — сам-4, т.е. хотя и была чуть выше урожайности в раннее средневековье, но не превышала урожайности I—II вв. н.э. Однако по сравнению с римским временем в сельском хозяйстве все же заметен прогресс: широкое развитие внутренней колонизации, внедрение и все более широкое распространение интенсивных культур — новых сортов пшеницы, виноградной лозы, маслин, цитрусовых, хлопка и сахарного тростника (на юге Италии), тутового дерева. Повсеместно создавались системы ирригации и мелиорации. С середины XII в. на севере Ломбардии начали возникать орошаемые искусственные луга для выращивания кормовых культур.

На Пиренейском полуострове в результате Реконкисты к территории Леона и Старой Кастилии к XIII в. были присоединены плодородные земли Новой Кастилии и Андалусии. Переселение на север многих земледельцев-мусульман, широкая торговля сельскохозяйственными продуктами оказали немалое влияние на прогресс сельского хозяйства на большей части отвоеванной в ходе Реконкисты территории. Скотоводы северных областей стали все шире использовать возможности перегона скота зимой на пастбище юга — на равнины Эстремадуры, Андалусии, Ла-Манчи. Во второй половине XII в. появились объединения скотоводов — месты, которые ведали делами охраны стад и распределения пастбищ. В ряде случаев месты получали привилегии от королей на право свободного прогона скота через определенные области.

В странах Западного Средиземноморья в X—XIII вв. размеры господской запашки, которая была невелика и прежде, неуклонно сокращались, а вместе с ней уменьшались роль и место барщины среди крестьянских повинностей. В XII в. в Италии почти везде полевая барщина не превышала нескольких дней в году; чаще с зависимых крестьян требовалась транспортная или подводная повинность — доставка на своих волах натурального оброка на господский двор (обычно к городскому дому вотчинника); либо же — по приказанию того же сеньора — перевозка продуктов из одного пункта имения в другой, нередко в речные и морские порты. Все больший удельный вес в составе феодальных повинностей занимала рента продуктами, которая в XIII—XIV вв. почти повсеместно стала преобладающей.

Небольшой домен и преобладание продуктовой ренты, кроме природных условий, были обусловлены и тем, что в Италии многие вотчинники являлись жителями городов, владевшими там домами, ремесленными мастерскими и торговыми заведениями и входившими в состав городской администрации. Естественно, что вотчинники-горожане (как и находившиеся в городе монастыри) стремились получить из своих имений прежде всего продукты для собственного потребления и для реализации их на городском рынке, а также сырье для ремесленного производства или для продажи. Денежные же доходы они получали в первую очередь от торгово-ростовщических и ремесленных занятий.

Высокий уровень ремесленного производства в итальянском городе подавлял, делал ненужным и малоперспективным развитие ремесла в поместьях и деревенской округе в целом. В этом направлении действовали и запретительные меры статутов городских цехов, нацеленные на ограничение и даже запреты деятельности внецеховых ремесленников — возможных конкурентов, на подчинение ведущим цехам всех видов сельских ремесел (подобные постановления известны и в Португалии).

Среди феодально-зависимого крестьянства Италии, как на Севере, так и на Юге, наиболее многочисленную группу составляли наследственные держатели-либеллярии, эмфитевты и др. Их права на держание приближались к собственности: они могли продавать, дарить, закладывать свои участки, сдавать их в субдержание, соблюдая лишь право возможной предпочтительной покупки их собственником. Помимо уплаты натурального, иногда и денежного чинша (чаще всего фиксированного), либеллярии выполняли транспортную повинность, обязаны были предоставлять постой собственнику или его агенту, подчиняться юрисдикции собственника или иного «судебного» сеньора. Однако в Южной Италии уже с середины XI в. условия либеллярных договоров начинают ухудшаться; возрастает оброк (до половины урожая), вводится барщина, растут ограничения держателей в распоряжении участками и резко уменьшаются возможности их оставления. Более тяжелой, чем у либелляриев, была зависимость сервов и колонов, которые были прикреплены к земле. Господин мог свободно распоряжаться имуществом сервов, продавать, дарить и обменивать их как движимость, подвергать телесному наказанию.

123
{"b":"560219","o":1}