ЛитМир - Электронная Библиотека

Для Молдавского княжества османская угроза возникла позднее. Сменивший Богдана на молдавском престоле господарь Лацку (1365—1374), а затем Петр I Мушат (1374—1392) проводили политику укрепления центральной власти, отвечавшую интересам политической консолидации класса феодалов и защиты княжества от внешней опасности. В 1387 г. Петр I признал вассальную зависимость от польского короля, который обязывался защищать княжество, а господарь должен был в случае войны оказывать помощь сюзерену. Значительных успехов в централизаторской политике достиг господарь Александр Добрый (1400—1432). Для укрепления внешнеполитического положения княжества большое значение имело завоевание им порта Килии в устье Дуная.

Начавшаяся после смерти Александра Доброго борьба боярских группировок ослабила центральную власть (до 1457 г. сменилось 14 господарей), усилила могущество крупного боярства, ухудшила международное положение княжества. Венгерские короли не оставляли надежду на восстановление своей власти в Восточном Прикарпатье. На северо-восточных границах княжества не прекращались нападения татар из Крыма, возрастала османская опасность. По мере усиления влияния Порты в Валахии османская, угроза стала реальной и для Молдавского княжества, особенно после завоевания Мехмедом II Константинополя в 1453 г. В условиях боярских междоусобиц господарь Петр III Арон осенью 1455 г. был вынужден согласиться на уплату султану дани.

Сместивший Петра III Штефан III Великий (1457—1504), опираясь на среднее боярство и военно-служилое сословие, города и церковь, прибегая к компромиссу с крупными боярами и расправляясь с их оппозиционными группами, добился упрочения своей власти. Для защиты от внешней опасности он создал сильную армию, построил сеть крепостей и пограничных укреплений. Имея в виду планы королевства Венгрия по восстановлению своих прежних вассальных территорий, Штефан принес присягу польскому королю. Обострению молдавско-венгерских отношений способствовал и вторичный захват господарем в 1465 г. крепости Килии, уступленной в 1448 г. венгерской короне.

В 1467 г., воспользовавшись тем, что Штефан имел связи с восставшими против короны трансильванскими феодалами, венгерский король Матьяш Корвин предпринял поход на Молдавское княжество, однако, потерпев поражение в сражении при Байя, вынужден был отступить.

В 1470 г. Штефан выступил против валашского господаря Раду Красивого, вассала Венгрии и данника Порты. Стремясь сделать Валахию союзницей, Штефан в течение нескольких лет вел борьбу за утверждение на валашском престоле своего ставленника. Эта борьба привела его к конфронтации с Османской империей. В 1473 г. он отказался от уплаты дани Порте. В ответ на это в конце 1474 г. многочисленное османское войско во главе с румелийским бейлербеем Сулейман-пашой вступило на территорию Молдавского княжества. Применив тактику «выжженной земли», Штефан нанес неприятелю поражение у Васлуя (10 января 1475 г.).

Молдавский господарь понимал, что остановить новый натиск османов можно только совместными усилиями европейских стран. Но, занятые своими проблемами, они были заинтересованы в мирных отношениях с Портой. Польский король также начал переговоры с султаном, которые закончились заключением мира в 1476 г. Это заставило Штефана признать в 1475 г. венгерский сюзеренитет. После захвата в 1475 г. Каффы, Мангупа и подчинения Крыма султан Мехмед II сам двинулся в 1476 г. на Молдавское княжество, но решающего успеха так и не сумел добиться. В османской армии начались голод, чума. Весть о приближении венгерской помощи заставила султана отступить.

Общие интересы в противодействии планам польских Ягеллонов сблизили Штефана с Русским государством. Важное значение для укрепления молдавско-русских связей имело бракосочетание в 1483 г. его дочери Елены с сыном Ивана III Иваном.

В 1483 г. Венгрия договорилась с Портой о мире, который закрепила в 1485 г. Новый султан Баязид II возобновил экспансию против Молдавского княжества и в 1484 г. захватил крепости Килию и Белгород. Внешнеполитическое положение княжества осложнилось. Соседние европейские правители, установив мир с Портой, были заняты соперничеством друг с другом. Валахия оказалась в вассальной зависимости от Османской империи. Внутри княжества оппозиционное боярство открыто выступало за мир с Портой. В этих условиях Штефан вынужден был во второй половине 80-х годов XV в. сохранять мирные отношения с султаном и платить ему дань.

Чтобы избежать окончательного подчинения османам, Штефан Великий использовал конфронтацию Венгрии и Польши с Османской империей, признавая себя вассалом то польского, то венгерского короля. В то же время господарь учитывал польско-венгерское соперничество за право сюзеренитета над Молдавским княжеством, что давало ему возможность действовать в интересах сохранения его самостоятельности. Это позволило Штефану отразить нападение польских войск во главе с королем Яном Ольбрахтом на Молдавское княжество в 1497 г. и содействовать османо-татарским вторжениям в 1498 г. на территорию Польши. Но когда Венгрия и Польша заключили в 1498 г. антиосманский союз, Штефан присоединился к нему, заключив в 1499 г. мир с Яном Ольбрахтом.

Изменившаяся в связи с военными успехами османов в начале XVI в. международная ситуация на юго-востоке Европы заставила молдавского господаря сохранять мирные отношения с Портой. При преемниках Штефана угроза подчинения княжества Османской империи возрастает. К середине XVI в. Молдавское княжество также оказывается в вассальной зависимости от султана.

АЛБАНИЯ В XIII—XV вв.

Территории, населенные предками современных албанцев — иллирийцами, находились на крайнем западе Византийской империи. Такое их местоположение, с одной стороны, ограничивало возможности вмешательства Константинополя в повседневную жизнь этой окраины империи, а с другой — в случаях конфликта империи с внешним миром — превращало эти районы в театр военных действий. Таким образом, слабые социально экономические связи с центром империи в сочетании с разрухой, периодически причиняемой войнами и нашествиями, сдерживали развитие этих районов, вели к устойчивости родоплеменных отношений. Формально территория будущей Албании входила, хотя и с длительными перерывами, в состав Византийской империи до середины XIV в.

Миграционные процессы на Балканах и массовое поселение славян в VI—VII вв., в частности, изменили этнический состав населения, иллирийские племена были оттеснены в горные районы. Оставшиеся в долинах компактные поселения иллирийцев сохраняли свою общинную организацию и относительную самостоятельность в самоуправлении, «откупаясь» от завоевателей уплатой дани. Славяне, обладавшие более высокой культурой земледелия, способствовали развитию этой отрасли хозяйства у иллирийцев, занимавшихся ранее главным образом скотоводством. Свидетельством этого являются заимствованные албанцами из славянских языков и сохранившиеся до наших дней сельскохозяйственные термины, названия феодальных держаний, некоторых категорий крестьян и т.д.

К периоду раннего средневековья восходит начало образования албанской народности, получившей свое название по имени одного из иллирийских племен албанов. В VII в. в византийских хрониках еще встречаются упоминания об иллирийцах, а уже с XI в. жители этих районов стали называться арберийцами, или арбрешами, а территория — Арбрией, Арбаноном, Албаноном. По всей вероятности, с этого же времени ведет свое происхождение самоназвание албанцев — шкиптары, т.е. «люди, говорящие правильно, на правильном языке».

Зарождение феодализма в Албании принято датировать VIII—XI вв., исходя из общепринятой для всего региона периодизации. При устойчивом сохранении родоплеменных отношений в горных районах происходила трансформация родовой общины в сельскую территориальную в долинах рек и около приморских городов, находившихся в зависимости от Венеции. Внутри общины развивался процесс дифференциации, а следовательно, созревали условия для ее распада.

146
{"b":"560219","o":1}