ЛитМир - Электронная Библиотека

С другой стороны, вся административная система была военизирована, войско делилось на десятки, сотни, тысячи, тьмы — так же, как и в других степных государствах. Вассальные, т.е. выраженные феодальные, отношения связывали ханов только с их нукерами (воинами) или дружинниками. Пожалуй, ко времени воцарения Чингиса можно было уже говорить, что побеждает в степях не тот хан, чей род (племя) больше, а тот, у кого сильнее и вернее нукеры. Личная дружина Чингиса достигла 10 тыс. воинов. Это было ядро армии, и в то же время они были обязаны следить за внутренним порядком в огромной империи.

Завоевания поставили в зависимость от кочевников массу земледельцев и ремесленников и этим на столетия приостановили естественный процесс оседания, который всегда шел внутри любого организованного в государство кочевого сообщества. Однако сидя в седле государством управлять невозможно. Крупные аристократы, поддерживавшие Чингиса, и его любимые нукеры вынуждены были, помимо войн, заниматься административной деятельностью. В степях начали появляться административные центры, постепенно перераставшие в города. Возникали они на местах постоянных зимних становищ. В одном из китайских источников сообщается, что на зимовище у реки Керулен «есть несколько лачужек с земляными кровлями, много возделывают землю, но сеют только коноплю и пшеницу», а в районе города Каракорума «жители много занимаются земледелием и орошают поля водопроводами (арыками), попадаются и огороды». Город Каракорум быстро превратился из ставки хана и административного степного центра в настоящий город с собственными ремесленниками и оживленной торговлей.

Таким образом, несмотря на то, что захват новых земель притормозил оседание на землю, у завоевателей все же возникало экономическое неравенство и население делилось на классы, что привело к появлению даже в сердце монгольской империи кочевников-бедвяков, вынужденных наряду с покоренными народами заниматься земледельческим трудом. Монгольская знать быстро освоила утепленные канами (внутренним отоплением) дома и дворцы, явно предпочитая их в зимнее время юртам. Летом же богатые монголы выезжали в степи, пастухи пасли скот, а знать занималась облавными охотами, которые были для монголов прекрасной школой войны. Тем не менее навыки земледелия и оседлой жизни все же развивались в монгольской державе.

Здесь зарождается уже классовый феодальный строй, подернутый вуалью патриархальных отношений. Ведя беспрерывные войны за политическое преобладание над соседними народами, монголы не уничтожали полностью экономику захваченных стран, а заставляли ее служить себе. Огромные размеры монгольской державы, постоянные войны, абсолютная власть и культ правителя позволяют называть это государство Империей и сравнивать его с империей Хунну, империей Аттилы, Тюркской империей VI в. Такие степные многоэтнические государства могли существовать только под властью сильных правителей и легко распадались сразу же после смерти очередного «императора». Уже при жизни Чингисхана из империи монголов начали выделяться отдельные улусы, или орды. После же его смерти (1227 г.) империя распалась. Выделившиеся орды напоминали каганаты, возникавшие в VII—VIII вв. на руинах Тюркской империи. Так, Золотая Орда, более других улусов связанная с Европой, во многом повторяет раннюю историю Хазарского каганата.

Оба эти государства занимали крайний восток европейской степи, вплотную подходя к границам оседлых земледельческих европейских государств. Территория их почти совпадает: Поволжье, Подонье, Предкавказье, Крым и Приазовье. Власть над степями простиралась у тех и других до Днепра и даже далее — до Днестра и Прута. Правда, хазары столкнулись в правобережных днепровских степях и Поднестровье с отошедшими сюда венграми и с передовыми постами Первого Болгарского царства и поэтому не смогли захватить эти районы. Ханы Золотой Орды не встретили никаких препятствий в днепровском правобережье, и потому все степи западнее Днепра были подчинены им. В современной Молдавии локализовался даже отдельный центр ордынской культуры.

Соседи обоих государств были те же, несмотря на разделяющие их полтысячелетия. Наиболее крупными и серьезными врагами были у Хазарского каганата сначала отдельные славянские племена, частично платившие кагану дань, позднее — Киевская Русь, а у Орды — побежденные, но не покоренные русские княжества.

Вассальными государственными образованиями Хазарского каганата вплоть до начала X в. были Волжская Булгария и Алания. В тех же отношениях они находились позднее и с Золотой Ордой.

Население Хазарского каганата в основном состояло из подчинившихся хазарской власти булгарских орд. Самих хазар в государстве было немного. Так было и в Золотой Орде, основным населением которой были не монголы, а кипчаки (половцы). Существенным отличием являлось, правда, то, что хазары не уничтожили булгарскую родовую аристократию. В Золотой Орде половецкую знать безжалостно вырезали. Монголы сами стали правящей аристократией, превратив кипчаков в податной слой населения, постепенно оседавший на зимовищах у речных переправ, рыбных промыслов и т.п. Земледелием в Орде занимались и другие покоренные народы, а ремеслом — мастера побежденных стран. Особенно много их было захвачено на мусульманском Востоке. Именно поэтому культура Орды стала постепенно мусульманской, хотя долго сохранились пережитки язычества: даже Батыя хоронили еще по языческому монгольскому обряду.

Центр Золотой Орды находился, как и у хазар, в Нижнем Поволжье со столицей в Сарае, поэтому большинство крупных городов строилось именно там, хотя монголы по приказу хана возводили города и на Северном Кавказе, в Крыму, в Молдавии. Все они были без оборонительных стен. Стены не разрешалось строить потому, что ханы боялись проявления малейшей самостоятельности со стороны пестрого по этническому составу немонгольского населения.

Большинство золотоордынских городов было выстроено на пустынных берегах рек. Однако, взяв какой-либо крупный город, стоявший на удобном для них месте, монголы не разрушали его дотла, а приказывали только срыть стены и затем налаживали в нем жизнь такую же, как и в новых городах. Правда, если у новых городов основная функция была административная, то у старых она оставалась прежней. Так, захватив портовые торговые города Крыма, монголы через них установили торговые связи с Передней Азией и Европой, и население этих городов продолжало свою торгово-ремесленную деятельность под новой властью.

Внутри Золотой Орды шел процесс слияния этнических общностей. Об этом свидетельствует известный рассказ ал-Омари о Дешт-и-Кипчак, в котором он пишет, что татары и монголы смешались с кипчаками, «и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их, и все они стали точно кипчаками, как будто они одного рода, оттого, что монголы (и татары) поселились на землю кипчаков, вступали в брак с ними и оставались жить в их земле».

Золотая Орда, как и Хазарский каганат, просуществовала сравнительно недолго — всего около 200 лет. За этот период не успела окончательно сложиться самостоятельная культура государства, не сложился и единый народ. Орда пала сначала под ударами Тимура, затем — русских войск. Интересно, что и Хазарский каганат кончил свою жизнь под копытами коней печенегов и после них — русских дружин Святослава.

При наступившем после разгрома упадке из Орды выделилось несколько разноэтнических ханств: Крымское (XIV в.), Казанское и Сибирское, Ногайская Орда (первая половина XV в.), Астраханское (вторая половина XV в.), и, наконец, в центральных областях Золотой Орды осталась так называемая Большая Орда. Экономика этих ханств была различной. Крымское и Казанское ханства были фактически земледельческими и земледельческо-торговыми государствами, Астраханское и Большая Орда — полукочевыми, а в Сибирском ханстве и Ногайской Орде господствовала вторая стадия кочевания. Хотя силы разрозненных ханств были уже не те, что в период золотоордынского расцвета, все они продолжали грабительскую политику по отношению к соседям. Однако они уже не имели целью сбор регулярной подати, это были набеги на пограничье, весьма напоминавшие набеги половцев на русские княжества в XII в.

185
{"b":"560219","o":1}