ЛитМир - Электронная Библиотека

Обе враждующие партии не только осыпали друг друга бранью, но и прибегали к гонениям и к искоренению всего созданного их противниками. Сперва иконоборцы с фанатическим упорством уничтожали в храмах фигурные изображения, заменяя их символом креста или геометрическим орнаментом. Так погибли многие памятники искусства: мозаики, фрески, иконы, в том числе самые ранние мозаики храма Софии в Константинополе. После же победы иконопочитателей победители столь же беспощадно сжигали иконоборческие книги, восстанавливали в храмах антропоморфные изображения Христа, богоматери, святых.

Нет сомнения, что уничтожением памятников человеческой мысли как иконоборцы, так и их противники причинили заметный вред культурному развитию Византии VIII—IX вв. Но вместе с тем эстетическое мышление иконоборцев внесло новую свежую художественную струю в образное видение мира византийцев — изысканную абстрактную символику в сочетании с рафинированной и эстетически привлекательной декоративной орнаментикой. Кроме того, иконоборческое движение послужило стимулом к новому взлету светского изобразительного искусства и архитектуры Византии. В это время в Константинополе продолжалось строительство Большого дворца, среди зданий которого выделялся причудливой архитектурой тронный зал, или Триконх, украшенный тремя апсидами (конхами) и богато отделанный разноцветными мраморами колонн. В светском искусстве иконоборческого периода победили принципы репрезентативной торжественности, архитектурной монументальности и красочной многофигурной декоративности, послужившие в дальнейшем основой развития светскою художественного творчества.

Вместе с тем и в период иконоборчества продолжало существовать гонимое суровое монашеское искусство иконопочитателей. Художественные идеалы этого искусства черпались из гущи народных верований и эстетических представлений народов Востока. Ярким примером этого направления в искусстве служат ранние росписи христианских пещерных храмов Каппадокии. Восточнохристианские влияния прослеживаются в таких памятниках Запада, как Санта-Мария Антиква в Риме (741—742 гг.), в ранних мозаиках Сан-Марко в Венеции (827—844 гг.), в мозаиках монастыря Сен-Жермен-де-Пре во Франции, в ранних каролингских рукописях. Восточнохристианское искусство оказало, разумеется, известное воздействие и на собственно византийские памятники, такие, как мозаики храма Софии в Салониках, иллюстрации Хлудовской псалтыри (вторая половина IX в.) и некоторые другие.

Религиозно-философские споры вызвали необходимость систематизации христианского богословия, что нашло отражение в сочинениях Иоанна Дамаскина и позднее Феодора Студита. Иоанн Дамаскин (вторая половина VIII — начало IX в.) — один из крупнейших византийских богословов — в своем труде «Источник знания» поставил сложную задачу построить целостную систему ортодоксального христианства. Он пытался систематизировать всю сумму знаний христианского богословия, почерпнутую им из Писания и сочинений апологетов и отцов церкви. Вместе с тем Иоанн Дамаскин не отвергал античную философию, а наоборот, использовал для построения своей грандиозной богословской системы учение Платона и логику Аристотеля. Он решительно выступал против иконоборческого движения. Исполненный традиционализма и строгой ортодоксальности труд Дамаскина оказал значительное влияние на все средневековое богословие как в Византии, так и в Западной Европе (в частности, на Фому Аквинского).

Другой идеолог ортодоксального богословия Феодор Студит (759—826) в своем огромном литературном наследии обобщил всю аргументацию иконопочитателей против их идейных противников. Его сочинения проникнуты яростной полемикой против иконоборцев.

В VIII—IX вв. в общественной мысли Византии возрастает интерес к созданию целостной, всеохватывающей картины вселенной и человечества, к постижению общих закономерностей бытия. Наиболее отчетливо, хотя и неосознанно, это стремление к глобальному охвату человеческой истории проявилось в византийской хронографии. Исходя из библейской концепции, авторы всемирных хроник последовательно проводят идеи прогрессивного, обусловленного божественной волей поступательного движения человечества к совершенству. Наибольшей известностью среди исторических произведений подобного рода пользовались «Хронография» Феофана Исповедника (752—818), «Бревиарий» («Краткая история») патриарха Никифора (середина VIII в. — 828 г.) и хроника Георгия Монаха, или Амартола («Грешника») (IX в.). Для них характерны ортодоксальная идейная направленность, безыскусственность, занимательность и доступность изложения, вера в чудеса и прославление этических идеалов монашества, ориентация на широкого читателя. Эти уже средневековые черты византийской хронографии VIII—IX вв. обусловили ее длительное воздействие на византийскую историографию последующего времени.

В VII — середине IX в. усиливается воздействие религиозной идеологии на византийскую литературу, особую популярность приобретают такие литературные жанры, как жития святых и литургическая поэзия. Наиболее крупными представителями последней были Андрей Критский и уже упоминавшийся Иоанн Дамаскин. Иоанн Дамаскин вносил в поэтическое творчество свойственную ему теологическую рассудочность, схоластический пафос, торжественную парадность и одновременно задушевность, утонченность стихотворной формы. Его литургическая поэзия приобрела впоследствии большую популярность и вошла в православную литургию многих стран, в том числе и Руси. Среди наиболее одаренных и образованных поэтов светского направления в IX в. можно назвать имена Иоанна Грамматика и Игнатия, поэтессы Кассии. Иоанн Грамматик, пламенный защитник иконоборческой доктрины, писал поэмы и научные трактаты, увлекался научными опытами. Его современник, дьякон Игнатий, принадлежал к умеренному крылу иконоборцев и так же, как Иоанн, славился знанием античности.

Поэтесса Кассия — знатная девушка необычайной красоты и острого ума в юности пережила тяжкую личную драму и удалилась в монастырь. В тиши монастырской кельи она создала немало эпиграмм, ямбических сентенций, литургических гимнов, к которым сама сочиняла музыку. В поэтическом творчестве Кассии звучат мотивы оскорбленного самолюбия, глубокого разочарования, ненависти к невеждам и глупцам. В стихах Кассии порою проступают теплые, лирические чувства, возвышенное отношение к дружбе, целомудренной любви, бескорыстной помощи достойным людям. Дружбе посвящены многие стихи Кассии. Мысля вечными, общечеловеческими категориями, защищая, казалось бы, известные истины, Кассия во многом вполне самобытна, в ее произведениях очень редки реминисценции из античных и византийских авторов.

Хотя в иконоборческий период создавались значительные трудности в сфере развития научных знаний, оно все же продолжалось. Здесь можно говорить не об упадке, но скорее о серьезной перестройке на новый, средневековый лад. Античное наследие воспринимается теперь все более критически, усиливается воздействие христианской идеологии. Тем не менее и в эти трудные времена появляются блестящие ученые — эрудиты, не знающие себе равных на Западе в те столетия. В области естественных наук к их числу принадлежит выдающийся ученый-энциклопедист Лев Философ, или Лев Математик (конец VIII — 60-е годы IX в.). Образованнейший человек, знаток математики, физики, механики, философии, Лев Математик интересовался медициной и астрономией, изучал античных авторов. Ему принадлежит ряд важных открытий. Среди них применение букв как арифметических символов. Ему приписывается изобретение системы световой сигнализации на расстоянии. Лев Математик возглавил высшую Магнаврскую школу в Константинополе, созданную кесарем Вардой, с четырьмя кафедрами: философии, грамматики, геометрии и астрономии. Сам Лев вел занятия по философии.

В византиноведческой науке долго господствовало представление об иконоборческом периоде как о «темных веках» византийской истории, эпохе упадка культуры и образованности. В действительности же эпоха иконоборчества глубоко противоречива. С одной стороны, заметно временное затухание античных традиций, господство церковной догматики. Античный идеал прекрасной личности постепенно заменяется идеалом духовного совершенства, целомудрия, благочестия и смирения. Но вместе с тем возрастает стремление к спиритуализации мышления, к символике и абстрактным идеям во многих сферах духовной жизни. Другими словами, вызревают новые средневековые мировоззренческие принципы и эстетические идеалы. Продолжается развитие науки и образования, не меркнет и светское художественное творчество. Пышный расцвет переживает светское аристократическое искусство Константинополя, изысканное прикладное искусство столичных мастеров.

232
{"b":"560219","o":1}