ЛитМир - Электронная Библиотека

Книжная миниатюра являлась важной отраслью византийского искусства. В идейном, стилистическом и сюжетном плане она прошла те же этапы развития, что и монументальная и станковая живопись.

Византия унаследовала от античности большую любовь к книге. Книги, особенно иллюминованные (украшенные миниатюрами) рукописи, были очень дороги и высоко ценились при дворе, в кругах знати и образованной элиты империи.

X—XII века ознаменованы также расцветом прикладного искусства: ювелирного дела, резьбы по кости и камню, производства изделий из стекла, керамики и художественных тканей. Поскольку все художественное творчество в этот период было подчинено единой системе философско-религиозного мировоззрения, единым эстетическим принципам, прикладное искусство также подчинялось общим законам. Его произведения были часто недосягаемым образцом для художников многих стран.

Импорт византийских изделий шел не только в страны Юго-Восточной Европы. В эпоху Каролингов и Оттонов импорт византийских ювелирных изделий из золота и серебра, камней и т.п. оказывал постоянное воздействие на искусство Западной Европы.

Наряду с мозаиками, торевтикой (изделиями из металла) и ювелирными изделиями перегородчатые эмали на золоте — наиболее яркое проявление византийского художественного гения.

Видное место в прикладном искусстве Византии занимали изделия из резной кости, дерева и камня. В византийском обществе имели большое распространение предметы глиптики — резьбы по твердым драгоценным и полудрагоценным камням. Геммы и камеи, ожерелья из них, драгоценные панагии и церковная утварь со вставленными великолепными геммами были гордостью византийских мастеров.

Византия прочно сохраняла традиции стекольного производства, унаследованные от позднеантичной эпохи. Из стекла изготовляли сосуды разного рода, стеклянные украшения, бусы, браслеты, перстни и подвески. Преобладала эстетика чистых форм с применением красочной цветовой гаммы. Византийское стекло распространялось по всей Европе: на Руси, в Болгарии, Польше, Прибалтике, в Венгрии, в Крыму, на Кавказе и в других странах и регионах средневекового мира.

В Византийской империи традиционным было изготовление дорогих златотканых с узорами, парчевых, шелковых и шерстяных тканей. Шедевры византийского златотканого искусства были лучшими дарами иноземным правителям, вывозились во многие страны. В XI—XII вв., кроме Константинополя, крупными центрами шелкоткачества становятся Коринф, Спарта, Фессалоника.

Влияние византийского искусства прослеживается в Италии и на Сицилии, в Западной Европе, в Болгарии, Сербии, на Руси, на Кавказе и в ряде других областей.

Безусловно, культура Византийской империи в XI—XII вв. еще оставалась средневековой, традиционной, во многом каноничной. Но в художественной жизни общества, несмотря на силу традиций, начинают пробивать дорогу некоторые, пусть еще слабые, предренессансные явления. Они сказываются не только и не столько в возрождении интереса к античности, который в Византии никогда не умирал, но в появлении ростков свободомыслия и рационализма, в усилении социального недовольства, политического протеста. В литературе обнаруживаются тенденции к демократизации языка и сюжета, к индивидуализации авторского лица и проявлению авторской позиции, зарождается критическое отношение к аскетическому монашескому идеалу и первые религиозные сомнения. Основы будущего гуманистического движения и предренессансного искусства поздней Византии были заложены именно в XI—XII вв.

КУЛЬТУРА ПОЗДНЕЙ ВИЗАНТИИ (XIII — СЕРЕДИНА XV в.)

Прогрессивные явления в византийской культуре XI—XII вв. нашли свое дальнейшее развитие в последний период существования Византийской империи (XIII — первая половина XV в.), когда происходит поляризация основных течений в византийской идеологии: прогрессивного, предренессансного, связанного с зарождением идей гуманизма, и религиозно-мистического, сложного и противоречивого, нашедшего воплощение в учении исихастов.

В XIV—XV вв. появляется целая плеяда византийских ученых-гуманистов и эрудитов, таких, как Феодор Метохит, Никифор Григора, Димитрий Кидоиис, Георгий Гемист Плифон, Виссарион Никейский и многие другие. Феодор Метохит, горячий поклонник и знаток античной культуры, много сделал для возрождения в Византии изучения классической древности. Он занимался философией, историей, риторикой и особенно увлекался астрономией, написал несколько трактатов, посвященных комментированию Птолемея, Гиппарха, Феона и других древних авторов. В своих философских воззрениях он последователь Платона, хотя отдает дань уважения и философской системе Аристотеля. В его исторических и риторических сочинениях в большой мере отразились веяния современности, сложная идейно-политическая и религиозная борьба того времени. В трактате «Этикос» («О воспитании») Феодор Метохит прославляет занятия наукой, считает умственный труд высшей формой наслаждения. Все это роднит его с итальянскими гуманистами.

Никифор Григора (ок. 1295—ок. 1360), ученик Метохита, во многом превзошел своего учителя. Он более трезво и скептически смотрел на учение Платона, был поклонником и знатоком Аристотеля. Самостоятельное научное творчество Никифора Григоры отличалось глубиной и корректностью в решении сложных проблем. Так, например, он предложил реформу календаря, предвосхитившую Григорианскую, много сделал для построения астролябии. Никифор Григора решительно выступил против мистического учения исихастов, за что был подвергнут опале, заточению на многие годы в монастыре Хоры, а позднее предан анафеме, но не отказался от своих религиозно-философских и гуманистических убеждений. В монастыре он создал огромный исторический труд «Ромейская история», в котором с большой силой отразил кипение политических страстей, борьбу гуманистов против церковной реакции, разномыслие среди ученых-эрудитов.

Вокруг Метохита и Григоры группировались передовые представители интеллектуальной элиты: Григорий Кипрский, Никифор Хумн, Димитрий Кидонпс, Иоанн Хортасмен и др. Их связывала общность научных интересов и дух истинной дружбы. Все они были, хотя и в разной степени, приверженцами новых гуманистических идей. Судьба Никифора Григоры была трагична: церковники угрожали сожжением его книг и физической расправой и после его заточения в монастырь, где он умер, не выдержав преследований. После его смерти фанатики надругались над останками Григоры, влача его мертвое тело по улицам Константинополя.

Выдающимся ученым-гуманистом и политическим деятелем XIV в. был Димитрий Кидонис (ок. 1324—1397/98). Он происходил из знатной семьи, был приближенным императора Иоанна Кантакузина, а затем Иоанна V Палеолога. Кидонис побывал в Италии и изучил там латинский язык, познакомился с западной наукой, завязал связи с учеными. Впоследствии он перевел на греческий язык произведения Фомы Аквинского и ряда других латинских авторов. Кидонис был горячим сторонником сближения Византии с Западом, заключения унии между православной и католической церквами. Он энергично боролся с главой исихастов Паламой. Заподозренный в приверженности к католицизму, Кидонис уехал в Венецию, а затем на Крит, где и окончил свои дни.

Многие византийские ученые в XIV—XV вв. ездили в Западную Европу, знакомились с системой преподавания в университетах Италии, Франции, Англии. Но и молодые итальянцы учились в Константинополе и Мистре. Среди них были Гуарино, Франческо Филельфо и многие другие.

Первое место среди эрудитов и философов Византии этого времени бесспорно принадлежит Георгию Плифону (ок. 1360—1452), самому выдающемуся философу, мыслителю и религиозному реформатору поздней Византии. Он был учеником Димитрия Кидониса, в молодости увлекался античной философией, а также философией Аверроэса и многих арабских и персидских ученых. Но решающее воздействие на формирование его философских взглядов оказали Платон и неоплатоники. Большую часть своей жизни Плифон прожил в Мистре, новом центре гуманистической культуры XIV—XV вв., где занимался преподавательской деятельностью. Плифон присутствовал на Ферраро-Флорентийском соборе 1438—1439 гг., имел связи с итальянскими гуманистами, знакомил их с философией Платона. Плифону удалось увлечь своими идеями знаменитого правителя Флоренции мецената Козимо Медичи и добиться от него организации Платоновской академии в этом городе. Важнейшее философско-религиозное произведение Плифона «Законы» вызвало ненависть церковников и уже после смерти философа было сожжено его противником, главой ортодоксальной партии Георгием Схоларием (патриархом Геннадием), увидавшем в них проповедь еретических взглядов.

236
{"b":"560219","o":1}