ЛитМир - Электронная Библиотека

Торгово-ремесленная верхушка византийских городов, в первую очередь Константинополя, постепенно также стала важной составной частью господствующего класса Византийской империи. Купцы, владельцы ремесленных мастерских, навклиры (владельцы торговых кораблей) не играли, однако, первенствующей роли в управлении и находились в орбите политического влияния сената, высшей аристократии и чиновничества. Характерной особенностью господствующего класса в империи являлась его нестабильность, отсутствие замкнутости византийской элиты. В империи не существовало непроходимых сословных перегородок и наблюдалась постоянная динамика в составе господствующего класса. Незавершенность и замедленные темпы развития раннефеодальных отношений в империи обусловили относительную слабость землевладельческой провинциальной знати, которая, хотя и оказывала влияние на местное управление, была отстранена от участия в центральных органах государства.

Серьезные имущественные и социальные различия существовали и в среде византийского духовенства и монашества. Большинство монахов и низший клир по материальному положению приближались к бедным слоям населения. Им противостояли высшие церковные иерархи, обладавшие статусом светских вельмож. Наиболее привилегированное положение занимали епископы городов, которые по мере ослабления муниципальной организации сконцентрировали в своих руках политическую и духовную власть в своих епархиях, а также игумены крупных монастырей. Характерным явлением для Византии было наличие многочисленного плебса, весьма пестрого по социальному и этническому составу: свободные мелкие ремесленники, работники частных и государственных мастерских, разношерстный пришлый люд, живущий случайными заработками, подаянием и воровством, составляли народ (демос) столицы и других крупных городских центров империи. Городское население объединялось в особые организации — димы. Необычайно большая роль зрелищ, особенно конных ристалищ на ипподроме и цирковых представлений, в жизни шумных многоязычных и многоликих по социальному составу городов империи породила образование цирковых партий — факций, первоначально спортивных организаций. В Константинополе и в других городах ранней Византии существовали четыре цирковые партии: левки (белые), русии (красные), прасины (зеленые) и венеты (голубые), которые различались по цвету одежд возниц конных квадриг, участвовавших в ристалищах на ипподроме. Доминирующая роль среди них постепенно перешла в венетам и прасинам, оттеснившим на задний план левков и русиев. В течение V—VI вв. димы приобрели немалое влияние в политической жизни городов империи, организуя вокруг себя свободное городское население. Правительство империи принуждено было признать за димами некоторые права: право предъявлять во время зрелищ в цирке требования к императору и его чиновникам, одобрять или критиковать их политику, участвовать в официальных церемониях и носить оружие. Димы были привлечены к обороне столицы, по димам составлялись отряды городской милиции. Формально они участвовали в провозглашении нового императора. В Византии император выбирался сенатом, армией и «народом» — димами. Фактически, разумеется, решающей силой были сенат и высшие командиры византийского войска, выдвигавшие нового василевса.

Внутри партий цирка существовало глубокое социальное неравенство. Во главе партии венетов стояли, как правило, представители сенаторской аристократии и владельцы пригородных имений (проастиев), в партии прасинов большим влиянием пользовались богатые купцы, навклиры, владельцы ремесленных мастерских. Рядовые димоты обеих партий были выходцами из народа: среди венетов было немало клиентов богатых вельмож, работников пригородных имений; среди рядовых прасинов преобладали мелкие ремесленники, подмастерья, моряки. Между партиями возникали и серьезные социально-политические и религиозные разногласия: прасины сочувствовали ереси монофиситов (см. ниже) и были связаны с выходцами из восточных провинций, венеты защищали православие и поддерживали ортодоксальных императоров. Движение димов и борьба факций все чаще и чаще принимали социальный характер, а низы обеих партий объединялись против притеснений властей.

Так произошло во время самого грозного народного восстания в Константинополе в 532 г., известного под названием «Ника!» («Побеждай!»). Это стихийное выступление населения Константинополя отличалось сложностью и пестротой социального состава участников. Для старой сенаторской аристократии восстание Ника открыло возможность использовать народное движение в целях свержения с престола ненавистного ей «выскочки» Юстиниана, выходца из средних слоев византийского общества. Недовольство сенаторской знати вызывали ограничение Юстинианом политических прав сената, наступление на сенаторское землевладение, выдвижение на высокие посты в государстве незнатных, но преданных императору лиц. Сенаторы опирались на партию венетов. Партия прасинов была недовольна высокими таможенными пошлинами и различными запретами, стеснявшими торговлю, в особенности с Востоком. Народные массы, рядовые димоты обеих партий страдали от налогового гнета и произвола ненавистных чиновников Юстиниана. Известную роль в восстании играли и религиозные разногласия между православными и монофиситами, которым покровительствовала всесильная императрица Феодора.

Восстание Ника началось во время праздника — дня основания Константинополя — 11 января 532 г. и длилось восемь дней. Стихийно объединившиеся димоты обеих партий напали на резиденции префекта претория и эпарха города и разгромили их. В городе начались уличные бои. Восставшие сожгли налоговые списки, захватили тюрьму и выпустили на свободу заключенных. Пожары охватили весь город, многие дворцы и храмы погибли в их пламени. Сенатская оппозиция выдвинула нового императора Ипатия, который был торжественно коронован на ипподроме при ликовании восставшего народа. Во дворце началась паника. Юстиниан в отчаянии решил бежать из столицы на кораблях в Малую Азию. Однако императрица Феодора, явившись на заседание императорского совета, горько упрекнув Юстиниана в позорной трусости, заявила, что предпочитает смерть потере власти, ибо «царская порфира — прекрасный саван». Юстиниан, собравшись с силами, начал наступление на восставших. В это время часть аристократии из партии венетов, испугавшись размаха народных выступлений, отошла от восстания. Немалую роль в этом сыграло и золото Юстиниана, розданное венетам через ловкого евнуха Нарсеса. Полководцы Юстиниана Велисарий и Мунд во главе крупного отряда наемников-варваров вероломно напали на восставших в цирке и всех перебили (убито было около 35 тыс. человек). Ипатий и его брат Помпей были казнены, замешанные в восстании сенаторы сосланы, их имущество конфисковано. Но особенно жестокой была расправа Юстиниана с народными массами. Димы оправились от этого страшного удара лишь к концу VI — началу VII в., но в конце VII в. они постепенно потеряли свое политическое значение.

Своеобразие общественного развития Византии ярко проявилось и в области правовых отношений. В отличие от других стран средневекового мира в Византии, особенно в ранний период ее истории, сохранилось единое кодифицированное действующее право. В основу законодательства этого времени были положены лучшие достижения римской юридической мысли. Была завершена разработка римской теории права, получили окончательное оформление такие теоретические понятия юриспруденции как право, закон, обычай, уточнено различие между частным и публичным правом, определены нормы уголовного права и процесса, заложены основы регулирования международных отношений.

Создание при Юстиниане (в период с 528 по 533 г.) Свода гражданского права (Corpus Juris civilis), при известном несовершенстве этого грандиозного творения византийских юристов, является свидетельством высочайшего взлета юридической мысли в VI в. Его творцы — Трибониан, глава всего предприятия, и его помощники профессора права Феофил и Грациан из Константинополя, Дорофей и Антоний из Бейрута — показали себя не только как великолепные знатоки римского права и юриспруденции, но и как вдумчивые, порою творчески мыслящие ученые-юристы.

34
{"b":"560219","o":1}