ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Волчьи игры
В постели с миллиардером
Добыть Тарковского. Неинтеллигентные рассказы
Инвестор
Счастье оптом
Женщина, которая умеет хранить тайны
Легион уходит в бой
Прощай, любить не обязуйся
Проклятие нуба (Эгида-6)

Самые ранние стадии развития крестьянства на территории германских герцогств до эпохи франкского завоевания исследованы все еще недостаточно. Ясно, во всяком случае, — и это доказывают материалы археологических раскопок, — что уже в ранний период существовали богатые дворы местной знати (хотя слой ее был довольно узок), жившей за счет эксплуатации в основном несвободных и отчасти свободных сельских жителей. Круг знати значительно расширился в ходе франкских завоеваний, когда в зарейнскую Германию стали переселяться в большом числе франкские феодалы; быстро росло в процессе христианизации зарейнских племен церковное землевладение.

Одной из особенностей развития аграрных отношений в ранней Германии было то, что здесь не крестьяне получали землю от феодала, а, напротив, раннефеодальная вотчина осваивала свободную деревню, втягивая ее по частям в зависимость и постепенно превращая ее в деревню «смешанного типа», в которой находились владения и наделы одного или чаще нескольких вотчинников, наделы свободных крестьян, а также хозяйства зависимых и крепостных. Преобладание деревни такого типа отчетливо прослеживается в источниках начиная с VIII в. Она сохраняла многие распорядки соседской общины, особенно в пользовании общинными угодьями (альмеидой). С этой спецификой развития связаны особенности аграрного переворота в зарейнской Германии, в частности его замедленность и длительность.

Самое начало аграрного переворота для более развитых экономически областей будущей Германии можно отнести к VII в., когда начали складываться крупные и мелкие светские и церковные вотчины, в которых применялся уже не только труд рабов (сервов), но втягивалась в сферу эксплуатации и часть свободных. Этот процесс шел с особой интенсивностью в IX в., захватил X в., но в целом завершился лишь в XI в. Это подтверждают данные археологических раскопок последних десятилетий и письменные источники. Перелом в аграрных отношениях был связан с формированием широкого слоя низшей знати в процессе глубокой социальной дифференциации свободного крестьянства в VII—IX вв. Параллельно росту феодальных вотчин и бургов происходило уменьшение размеров крестьянских домов, обеднение и сокращение большинства крестьянских дворов. После IX в. средние и мелкие крестьяне теряли возможность использовать рабочую силу рабов или литов. В результате возникала резкая грань между крестьянством и господствующим классом; процессы формирования двух основных классов феодального общества завершаются. При этом вотчина не поглощала полностью деревню, которая оставалась живым и действующим социальным и экономическим организмом, сохраняя многие общинные распорядки и связи. Таким образом, экономическое производство осуществлялось и в вотчине, и в деревне. Вопрос о том, где же происходил прогресс сельскохозяйственного производства — в хозяйстве вотчинника или в хозяйстве крестьянина, — вызывает споры между историками. В западной историографии издавна существует точка зрения, что работы на домене, в хозяйстве вотчинника были школой крестьянина, источником нововведений и технического прогресса. Однако историки в СССР и ГДР, в частности археологи, убедительно показывают, что необходимость работать на вотчинников ограничивала производственную инициативу крестьян и производительность их хозяйств. Вотчина лишь интегрировала крестьянские повинности и отработки, сохраняя низкий уровень домениального хозяйства. Поскольку крестьяне работали на господской земле своими орудиями, техника производства в крестьянском и вотчинном хозяйстве была одинаковой. В рамках крупной феодальной собственности господствовал мелкий характер производства.

Завершение феодализации немецкой деревни было связано и с развитием политико-правовых институтов — иммунитета и округов банна (см. выше), возникновение которых отдавало ранее свободных крестьян сначала в судебную, а затем и вотчинную зависимость от феодалов. К концу XI — началу XII в. «смешанная деревня» преобразовывалась в феодальную деревню под воздействием изменений в природе вотчинной власти, приобретавшей все более политических прав.

Структура крестьянства как класса была сложной и неоднородной. Среди крестьян были лично зависимые «манципии» и «сервы», часть которых сидела на земле, а часть составляла дворовых людей феодала; поземельно зависимые, но еще лично свободные «прекаристы» и др., наконец, лично свободные владельцы собственных наделов — аллодисты. Сложность структуры немецкого крестьянства в раннефеодальный период и многозначность его отношений с господствующим классом отразилась на ходе двух крупных восстаний, имевших место в Саксонии: восстания «Стеллинга» 841—842 гг. и восстания, вспыхнувшего в канун борьбы за инвеституру (1073—1075 гг.), в период завершения феодализации Германии.

Восстание «Стеллинга» отразило начало процесса феодализации в Саксонии, когда крестьянство как класс феодального общества еще не сложилось. Непосредственные сельские производители состояли из свободных (фрилинги) и полусвободных (литы) слоев архаического древнесаксонского общества, и их восстание было направлено против начавшегося внедрения в Саксонию франкских феодалов и против проникновения в страну церковного землевладения, за сохранение старых дофеодальных порядков.

Восстание «Стеллинга», хотя и было подавлено, способствовало замедленности процесса феодализации в Саксонии и длительному сохранению там остатков общественного строя саксов.

Саксонское восстание 1073—1075 гг. было направлено уже против отдельных слоев феодальной знати и опиравшейся на швабских министериалов королевской власти, пытавшейся превратить Саксонию в свое домениальное владение. В восстании участвовало раннефеодальное, в основном еще свободное крестьянство и часть крупной саксонской знати, недовольной политикой Генриха IV в Саксонии. Эта группа знати сначала (до начала февраля 1074 г.) возглавила восстание, рассчитывая использовать крестьянское движение, чтобы добиться удовлетворения своих требований, и, получив уступки от короля, отошла от восстания. Тогда крестьяне выступили самостоятельно и стали разрушать королевские бурги, сражаться с королевскими войсками. Феодалы обратились против своих бывших союзников. Крестьяне были вынуждены 22 октября 1075 г. сдаться на милость короля-победителя, разгромившего саксов незадолго до этого в битве возле Хоэнбурга.

Помимо открытых выступлений, хотя и обреченных на поражение, но сыгравших свою роль в крестьянском сопротивлении различным видам феодальной эксплуатации на разных этапах ее эволюции, крестьяне оказывали сопротивление и в других формах, то активно, то пассивно. Шла непрестанная борьба за альменду: если феодальные собственники захватывали и огораживали валами большие участки общинных угодий, изымая их из общего пользования, то и крестьяне возделывали клочки земли в общих угодьях под так называемые «сады» (вернее, огороды) и огораживали их, что создавало для них особое право («садовое право»). Крестьяне добивались лучших условий держания на вновь расчищенных землях, особенно во второй половине XI в., когда начал быстро развиваться процесс колонизации. В XI в. стали расти города, куда из феодальных вотчин уходили крестьяне и ремесленники и, становясь горожанами, освобождались от личной зависимости. Одной из форм крестьянского социального протеста было уклонение от выполнения барщины или небрежная работа на господских полях — с заметно меньшей производительностью труда, нежели в своем собственном хозяйстве.

Господствующий класс Германии был неоднороден по своему составу и происхождению. Его различные слои имели разный объем прав и власти, разные по величине и структуре земельные владения. В состав господствующего класса входила светская и духовная знать, представители которой происходили из старой родовой знати, или из должностной, выдвинувшейся на службе королю. Во времена франкского господства знать составляла сравнительно тонкий слой, в большинстве своем связанный фамильными узами с правящей династией. В X в. слой высшей знати существенно расширился: в него входили герцоги и представители их фамилий, графы, самостоятельность которых особенно выросла в XI в., когда многие крупные феодалы, не занимавшие должности графа, присваивали себе это звание. Расширялся и слой духовной знати, росло число епископств, монастырей, аббатств. Среди духовных феодалов первое место занимали архиепископы Трирский, Кёльнский и Вормсский. Таков был высший слой знати, именуемый в целом князьями. В X—XI вв. росло влияние германской знати, началось оформление строгой феодальной иерархии (так называемой иерархии щитов, полностью сложившейся позднее, в XII—XIII вв.) и особого положения верхушки этой иерархии — сословия имперских князей.

50
{"b":"560219","o":1}