ЛитМир - Электронная Библиотека

Можно предполагать, что такой тип социальной организации раннефеодального общества наиболее полно был развит в Венгерском королевстве, но это может объясняться просто тем, что большая часть известных нам материалов относится к территории этого государства.

В условиях господства такого рода отношений классовая борьба принимала главным образом форму восстаний масс свободных общинников, вовлеченных в систему централизованной эксплуатации, против гнета государства и процесса феодализации, иногда — христианизации. Ярким выражением этой борьбы стали народные восстания в Польше в 1037—1038 гг., в Венгерском королевстве в 1046 г. под предводительством Ваты и в 1061 г., вождем которого был его сын Янош. Характерной чертой восстаний, приобретших общегосударственный размах, было то, что объектом особой ненависти восставших наряду с представителями государственной власти были члены христианского клира. Имели место не только убийства епископов и священников, но и (например, в Венгрии) демонстративное возвращение к языческим обрядам и обычаям. По-видимому, в сознании народных масс принятие новой религии ставилось в связь с теми изменениями, которые произошли в их положении с формированием раннефеодального государства. Не случайно, например, в Венгрии требовали истребления одновременно и священников, и сборщиков налогов. Здесь конфликт отличался остротой, так как становление новых отношений господства и подчинения шло в условиях перехода массы рядовых свободных венгров к земледелию и распада традиционной для кочевого общества военно-родовой организации. В моменты таких кризисов имели место и выступления невольников, которые убивали своих господ и вообще пытались воспользоваться положением, чтобы вернуть себе свободу.

Гораздо медленнее протекали социальные изменения в политических образованиях полабских славян (у сорбов, ободритов, лютичей, гаволян). Хотя по уровню развития производительных сил нолабские славяне, по крайней мере в VIII в., не отставали заметно от своих восточных и южных соседей и здесь определенно наметилось отделение слоя воинов (носивших у сорбов название «витязей») от основной массы свободных, нет никаких сведений о существовании сложившейся системы централизованной экплуатации основной массы населения или «служебной организации». Судя по более поздним данным, замедленно протекал процесс классообразования и у пастушеского населения прикарпатских владений Венгерского королевства.

ГОСУДАРСТВО И СОЦИАЛЬНЫЙ СТРОЙ (VI-XI вв.)

Ранние этапы формирования государства на территории Центральной Европы могут быть представлены лишь схематично, так как письменные источники очень неполны и отрывочны, а данные археологии не всегда могут быть однозначно интерпретированы.

Период VII—VIII вв. следует определить как период постепенного формирования племенных княжеств на базе ранее возникших племен или союзов племен. Вероятно, эти княжества уже можно рассматривать как первые, еще очень примитивные государственные организации. По данным каролингских анналов, в жизни этих сравнительно небольших социальных организмов большая роль принадлежала родоплеменной знати. Институт княжеской власти во многом зависел от племенных обычаев и традиций, на которые опиралось и могущество знати. Степень подчинения населения власти была сравнительно невелика.

Более крупные раннефеодальные государства складывались в ходе конфликтов между племенными княжествами, завершавшихся иногда насильственным объединением в обширное политическое целое. Одним из следствий этих конфликтов было дальнейшее разрушение традиционных племенных структур, уход со сцены родоплеменной знати как особого социального слоя, усиление княжеской власти, опиравшейся на дружину, ставшую ядром формирующегося господствующего класса.

Эти процессы сопровождались углублением социальной дифференциации (что видно отчетливо, в частности, по различиям погребального инвентаря) и созданием системы укрепленных «градов» (пришедших на смену центрам племенных княжеств) — ярко выраженных центров военно-административной власти. Уже это позволяет заключить, что в рамках крупного раннефеодального государства степень подчинения населения государственной власти должна была резко возрасти.

Хотя подобный тип развития был в данном регионе преобладающим, эти процессы не везде непрерывно эволюционировали в указанном направлении. Так, на землях полабских славян они довольно интенсивно развивались в VIII—IX вв., когда здесь сложился целый ряд племенных княжеств, но с X в. оказались заметно заторможенными. На землях ободритов, например, так и не произошло (вплоть до XI в.) объединения «племенных» княжеств в один более обширный политический организм. Это замедляло ослабление позиций родо-племенной знати и формирование новых политических и социальных структур. На землях же лютичей в X в. был вообще ликвидирован институт княжеской власти и наметилось возвращение к традициям эпохи военной демократии. Эти явления исследователи связывают с постоянным воздействием на полабских славян военно-политической экспансии сначала Восточно-Франкского королевства, а затем Германской империи в правление Оттонов. Необходимое в данных условиях всеобщее вооружение населения оказалось мощным препятствием на пути к завершению классообразования и формирования государственности. В дальнейшем самостоятельное развитие полабских славян было прервано завоеванием их земель немецкими феодалами.

Первым крупным политическим образованием в центральноевропейском регионе, обладавшим несомненными признаками раннефеодального государства, стала Великоморавская держава, охватившая уже в первой половине IX в. в правление князя Моймира I (ум. ок. 846 г.) значительную часть территории современной Чехословакии. В правление Моймира в 30-е годы IX в. мораване приняли христианство по католическому обряду из Баварии. При преемнике Моймира Ростиславе (846—870) Великоморавская держава сумела оказать серьезное сопротивление попыткам восточнофранкских королей подчинить ее своей власти. В связи с этим франкские анналы упоминают о построенных Ростиславом мощных крепостях, успешно выдержавших осаду франкских войск. Эти сведения подтверждены исследованиями археологов, которые раскрыли остатки каменных укреплений не только в столице государства, но и в ряде других его центров. Тогда же великоморавский правитель сумел распространить свое влияние на земли славянских племен в бассейне Влтавы и на сорбов, которые выступали вместе с Великой Моравией против восточнофранкских феодалов. Одновременно, стремясь сделать страну независимой от связанной с Каролингами баварской церкви, Ростислав обратился в Константинополь с просьбой прислать епископа. В Великую Моравию приехали создатели славянской письменности Кирилл и Мефодий; а в дальнейшем Великая Моравия превратилась в тот очаг, откуда славянская письменность распространилась в другие славянские страны. Используя противоречия между интересами франкской церкви и папства, Ростислав добился в конце своей жизни (869 г.) создания для Великой Моравии и соседних с ней славянских земель архиепископства, непосредственно подчиненного Риму, во главе которого стоял Мефодий.

Быстрый рост политического влияния и расширение границ Великоморавской державы имел место в правление племянника Ростислава — Святополка (870—894). В той или иной форме его власть распространилась не только на бассейн Влтавы и земли сорбов, но также на верховья Вислы и бассейн Тиссы. В войнах с Восточно-Франкским королевством он занял значительную часть территории Блатенского княжества. Военные походы сопровождались попытками создавать на землях славян-язычников христианские учреждения, подчиненные архиепископству Моравскому. Правда, это огромное политическое образование было весьма непрочным; перечисленные земли были связаны с Великой Моравией скорее всего лишь отношениями даннической зависимости, и большая их часть после смерти Святополка отпала от Великой Моравии. В конце IX в. Великоморавское государство распалось под напором переместившегося в бассейн Дуная из Восточной Европы союза мадьярских племен, однако за сравнительно короткий период его существования развитая материальная культура, идеология, формы социальной организации населения оказали сильное воздействие на обитателей соседних славянских территорий, способствуя их эволюции в сторону формирования государственности. Процессы эти завершились к концу X в. созданием Польского и Чешского раннефеодальных государств. Источники позволяют представить в полной мере лишь заключительный этап этого процесса (середина — вторая половина X в.), когда ликвидация последних «племенных» княжеств происходила в обстановке острого соперничества между чешскими и польскими правителями.

55
{"b":"560219","o":1}