ЛитМир - Электронная Библиотека

Серьезно изменилось положение крестьян. В IX в. уже возникает индивидуальная собственность общинника на надел с правом отчуждения (подобная франкскому аллоду). С ее возникновением и выделением малых семей идет дробление наделов: если большая семья обычно владела гайдой, то индивидуальная — виргатой (четверть гайды, ок. 10,25 акр.). Это стимулировало имущественное расслоение в среде свободных англосаксов; а непрерывные грабежи и поборы норманнов, рост платежей в пользу феодалов и государства способствовали разорению многих керлов.

В этих условиях в поземельной зависимости от глафордов оказывались не только крестьяне несвободного происхождения (колоны-уили), но и потомки керлов, лично свободные гениты, отчасти гебуры (см. ниже). Уплачивая оброк или неся барщину за земельный надел, полученный от господина, гебуры теряли свое полноправие, оказывались прикрепленными к земле. Если же глафорд получал от короля право юрисдикции над иммунитетной территорией (так называемую соку), то все ее жители попадали и в судебную зависимость от землевладельца. Постепенно эта территория превращалась в вотчину. С первой половины X в. человек, не имевший сеньора, по «Законам Ательстана» обязывался срочно «найти себе лорда».

В середине X в., согласно «Правде короля Эдмунда», поземельно-зависимые крестьяне уже считались неправоспособными. Уровень вотчинной эксплуатации крестьян был значительным. Трактат первой половины XI в. «О правах и обязанностях разных лиц» дает представление о маноре феодала средней руки того времени. В нем выделяются три основные категории крестьянства: 1) гениты — свободные ранее керлы, оказавшиеся в зависимости от лорда — владельца бокленда. Они платили ряд небольших натуральных платежей, выполняли некоторые поручения господина («верхом на коне»), но были в то же время обязаны королю конной военной службой; 2) гебуры — крестьяне, находившиеся в тяжелой поземельной зависимости (так как сидели на земле лорда). Они происходили, видимо, от рабов или уилей, но иногда и от керлов, утративших права на надел. Гебуры несли наиболее тяжелую, в том числе полевую, барщину (2-3 дня в неделю), вносили много натуральных и денежных платежей. Этот разряд зависимых крестьян, сидевших на наделе среднего размера, нес главную тяжесть обработки барской земли; 3) коттеры (коссетли, котсетли) были держателями того же типа, но с мелкими земельными наделами. Они также несли еженедельные барщины, но в меньшем объеме, а также много мелких платежей. Коттеры происходили из разорившихся свободных, бывших рабов и вольноотпущенников. На барской усадьбе использовался порой и труд дворовых рабов-холопов.

Однако феодальная вотчина в Англии к концу раннесредневекового периода еще не получила повсеместного распространения. Манориальная структура была характерна прежде всего для крупного землевладения Средней Англии, а в стране в целом преобладали именно мелкие владения и переходная форма вотчины, которая основывалась преимущественно на труде домашних рабов.

Особенностью раннего феодализма в Англии был большой удельный вес свободного крестьянства. Значительная его часть еще в X—XI вв. сохранила не только личную свободу, но и право на землю, права-обязанности общинника и ополченца. Сохранение значительной категории свободных полноправных мелких собственников-землевладельцев, стоявших как бы между крестьянами и мелкими вотчинниками, не позволило отдельным социальным категориям приобрести замкнутость. Согласно трактату X — начала XI в. «О светских различиях и законе», купец, «трижды плававший за море», или свободный керл, обладавший определенным имуществом и земельным цензом (5 гайд земли), мог, на условии несения службы королю, перейти в разряд тяжеловооруженных воинов — тэнов. Неразвитыми до конца XI в. остались также вассально-ленные и иммунитетные отношения.

С конца VIII в. успехи феодализационного процесса и экспансия норманнов стимулировали политическое объединение англосаксов и укрепление раннефеодального государства. Король Уэссекса, наименее разрушенного скандинавскими нашествиями и превратившегося в оплот антинорманнского сопротивления, с IX в. стал бритвальдой — «Повелителем Британии». При короле Экберте в 829 г. началась история объединенного раннефеодального Английского государства.

В 70-90-е годы IX в. при короле Альфреде Великом это государство значительно усилилось, а борьба с данами способствовала и внутренней консолидации. Вдоль границы страны, особенно по побережью, выросло до 30 фортов. Создается первый английский флот — свыше 100 «длинных» (по 60 и более весел) кораблей, более устойчивых и быстроходных, чем скандинавские. Реорганизуется и сухопутное войско. Оно в основном состояло из крестьянского ополчения. Однако главной боевой силой войска становятся теперь профессиональные тяжеловооруженные конные воины, каждый из которых владел 5 гайдами земли. Они имели металлические доспехи и являлись на службу в сопровождении нескольких пехотинцев. В тяжеловооруженное конное войско входили также тэны и крупные феодалы, в том числе духовные, со своими отрядами. Тэны, в основном предшественники будущих рыцарей, получившие землю от короля за службу, составили теперь большинство феодалов и стали опорой королевской власти.

При Альфреде было создано и первое общеанглийское законодательство «Правда короля Альфреда» (ок. 890 г.), которое унифицировало и переработало, в соответствии с условиями IX в., положения прежних судебников Уэссекса, Мерсии, Кента. Это законодательство рисует общество, родоплеменная основа которого уже разрушена. Строительные и воинские повинности, а также налоги основной тяжестью ложатся на керлов, правовое положение которых снижается. В середине X в., при короле Эдгаре (959—975) название «Земля англов» (Engla land), ранее обозначавшее только владения Уэссекских королей, распространилось на всю страну, а ее жители стали называться англичанами. В начале XI в. датский король Кнут Великий стал королем Англии (1016—1035), сделав ее своей опорой и центром огромной державы, включавшей Данию и Шлезвиг (1018—1035), Норвегию (1030—1035), южные области Скандинавского полуострова. Стремясь закрепиться в Англии, Кнут Великий объективно содействовал усилению английской феодальной государственности. В своем кодексе («Законы Кнута») он подтвердил привилегии феодалов и судебную зависимость от них крестьян. Государственная власть при Кнуте и его преемниках-сыновьях воспринималась народными массами как главный источник эксплуатации. В 1041 г. мятежное население перебило сборщиков налогов датского короля Хардакнута( 1040—1042), в 1051—1052 гг. в стране возник широкий мятеж против короля-англичанина Эдуарда Исповедника с требованием «справедливых законов». После смерти этого последнего англосаксонского короля в ходе разгоревшихся смут среди претендентов на английский престол выдвинулся герцог Нормандии Вильгельм. В конце сентября 1066 г. его мощная армия (5 тыс. воинов, из них 2 тыс. тяжеловооруженных), куда собрались рыцари из всех пределов Франции, сосредоточилась на берегу Ла-Манша. Было подготовлено до 700 транспортных судов-барок. Погрузив на них воинов, лошадей, продовольствие, герцог Вильгельм переправился через пролив и высадился на английском побережье. 14 октября того же года в битве около порта Гастингс рыцарское войско нормандцев наголову разбило наскоро собранное крестьянское ополчение англосаксов. В конце 1066 г. герцог Нормандский был помазан в Вестминстере на царство и стал королем Англии Вильгельмом I.

До конца раннесредневекового периода политическая организация Англии сохраняла ряд архаических элементов. Однако их содержание качественно изменилось. Так, продолжали действовать сельские сходы во главе со старостами, но они стали одновременно низшей фискально-административной единицей государства. В народном собрании сотни-округа с IX в. главная роль перешла к 12 «старшим» тэнам — видным местным землевладельцам. Народное собрание областей бывших королевств, позднее графств, стало совещанием видных представителей сотен; исполнительную (судебную и административную) власть в графствах получил королевский чиновник шайрриф (будущий шериф). Сохранялся уитенагемот, в который, кроме членов королевской семьи, светских и духовных магнатов, входили теперь и королевские тэны. Совет ограничивал действия короля, вмешивался в дела престолонаследия, порядок которого до нормандского завоевания оставался непрочным.

70
{"b":"560219","o":1}