ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Полина пришла к Антону за помощью – никому другому она не доверяла, да и не было больше таких, как Антон, особенно среди ее бывших.

– Зачем ты это сделала? – растерялся он, когда она показала ему татуировку.

– Не спрашивай.

– Почему «шлюха»?

– Вот в этом-то и проблема! – Полина раздраженно взмахнула руками. – Я знаю, ты интересовался одно время татуировками, как думаешь, можно что-нибудь с этим сделать? Как-нибудь свести или что еще?

– Не знаю. Она слишком большая, чтобы ее свести, – Антон шумно выдохнул, пытаясь собраться с мыслями. – Я могу ошибаться, но такое чувство, что это незаконченный рисунок.

– Что значит «незаконченный»?

– Линии. Они либо слишком четкие, либо их практически нет. И цвета, посмотри сама.

– Не хочу смотреть. Не могу уже смотреть. Просто скажи, что от этого можно избавиться. Пожалуйста.

– Свести такой большой рисунок точно не удастся, если только попытаться перекрыть его другим, но я не знаю, что из этого получится.

– Черт с ним, лишь бы не было этого слова.

– Цвет слишком яркий. Можно сделать только хуже, к тому же мы не знаем ничего о составе краски. Ты запомнила место, где тебе делали татуировку?

– У меня нет ни малейшего желания возвращаться туда.

– Запомнила или нет?

– Нет.

– Узнать тоже не у кого?

– Нет.

– Ты что пришла туда одна?

– Нет, но спрашивать у него адрес я тоже не стану.

– Почему?

– Пошел он на хрен!

– Понятно. В таком случае могу показать тебя паре знакомых. Они разбираются в этом лучше меня. Может, что придумают.

– Мне обязательно будет идти с тобой?

– Татуировка на твоем бедре, не на моем.

* * *

Салон назывался «Веселый пирсинг у Саргиса».

– Я видела, как девушке прокалывают соски, – вспомнила Полина. – По-моему, это отвратительно.

– Кто-то также говорит о татуировках, – улыбнулся Антон.

– Не смешно, – Полина нахмурилась. – А этот Саргис, он никому не расскажет?

– Поверь, ты его не удивишь.

Они вошли в пропахшее спиртом и краской небольшое помещение. Саргис был молодым, невысоким и худощавым армянином. Не будь он мастером пирсинга и татуировки, то его можно было самого выставлять на витрину салона в качестве рекламы.

– Свести ее не удастся, – заявил Саргис, лишь мельком взглянув на татуировку Полины.

– Это я уже слышала, – она с обидой посмотрела на Антона. – Может, попытаться перекрыть другой?

– А чем тебе не нравится эта? – засмеялся Саргис.

– Мы вообще-то пришли за помощью, – напомнил ему Антон. – Скажи, можно перекрыть этот рисунок?

– Не знаю, – Саргис достал несколько книжек. – Этот рисунок словно специально сделан так, чтобы его невозможно было перекрыть. Ни одну из известных мне татуировок не удастся нанести поверх этой. Вот, посмотрите сами, – он протянул книгу Антону.

– Может, поискать что-то другое? – предложил Антон.

– Это самые темные. Другие вообще не подойдут. Будет только хуже.

– Да наплевать, как будет! – всплеснула руками Полина. – Лишь бы не было этого слова.

– С таким же успехом ты можешь вылить себе на бедро флакон кислоты, – сказал Саргис.

– Кислоты? – Полина на мгновение задумалась. – Ты представляешь, какой будет потом шрам?

– А ты думаешь, будет лучше, если я тебе закрашу черной тушью эту надпись? – Саргис подошел, чтобы лучше рассмотреть татуировку. – Странный какой-то рисунок. Не пойму. Его словно не доделали.

– Мне тоже так показалось, – согласился Антон. – Я уже около часа думаю, что бы это могло быть, но в голову ничего не приходит.

– Мне тоже, – Саргис попросил Полину отойти чуть подальше. – Это явно незаконченный рисунок. Вот только что? Кто его делал?

– Она не помнит.

– Придется вспомнить. Если кто и сможет что-то исправить, то только тот, кто сделал эту татуировку.

* * *

Лизавета ужинала с мужем и вспоминала Дарью Козыреву. Сколько времени Роберт уже содержит эту девчонку? Год? Больше? Неужели за это время он еще не пресытился ее телом? Или же здесь что-то другое? Неужели этот старый дурак Роберт влюбился? Лизавета вспомнила, как Дарья смотрит на нее. Этот взгляд подобен пощечине. Но ликовать юной бестии осталось недолго.

– Рано радуешься, – сказал Лизавете преследовавший ее демон. – Дерек сделает свое дело и придет за наградой. Ты не сможешь оставить этот долг неоплаченным. У него на тебя свои планы.

– Я буду внимательна.

– Одного внимания будет мало. Ты должна заставить его играть по твоим правилам.

– Это не так просто сделать.

– Против Дерека всегда можно использовать Глеба Гурова.

– Глеба Гурова? – Лизавета мечтательно прикрыла глаза. – Не надо трогать Глеба Гурова. Тем более не надо сталкивать их с Дереком.

– Сейчас не время думать о чувствах, – холодно сказал демон.

– Сейчас я вообще не хочу ни о чем думать, – призналась Лизавета.

Демон покорно замолчал. Его терпение не знало границ. План был слишком обширен, чтобы доносить его суть до человека. Иногда нужно уметь ждать, чтобы противник сделал ход. Поспешность редко приносит результат. В особенности теперь, когда сценарий не дописан, а персонажам предстоит импровизировать.

Иногда преследовавший Лизавету демон посещал ее супруга. Его советы были бесценны, а присутствие отпугивало траджей, бульвайков и азолей, не позволяя поселиться в сознании Роберта гордыне, глупости, сомнениям, похоти. Благодаря этому Роберт твердо стоял на ногах, продвигаясь вперед. Его растущее состояние благотворно сказывалось на планах демона относительно Лизаветы. Чем выше поднималась она, тем насыщеннее становилось действо. Демон готов был помогать Роберту до тех пор, пока планы Роберта не встанут на пути Лизаветы и ее демона.

Часть третья

Глава первая

В отделе Дмитрия Сотникова был переполох. Никто не говорил в открытую, но все знали, что грядут перемены. Ходили слухи о массовых увольнениях и даже смене руководства. Напряжение висело в воздухе. И каждый пытался любой ценой обезопасить себя, свое место.

Когда Дмитрий Сотников сказал Ольге Новиковой о том, что среди ее коллег есть те, которые позорят отдел, она сразу подумала об Андрееве. Подумала потому, что долгое время прикрывала его. Теперь она корила себя за это. Андреев привык к поблажкам и уже не просил, а требовал от нее помощи. Он знал, что помогая ему, она так же увязла в этой трясине, как и он сам. Так что в каком-то роде это были уже не просьбы, это был шантаж. Ольга не знала, почему он поступает с ней так, пыталась несколько раз поговорить с ним, но в итоге поняла, что единственный способ сохранить репутацию – избавиться от Андреева. Его уволят, и все, что она сделала для него, забудется. Главное рассказать о проступках Андреева так, чтобы Сотников не заподозрил ее в пособничестве…

Сотников не заподозрил. Заподозрила его жена, Светлана, и не только в пособничестве.

– Ты должен уволить их обоих, – сказала она мужу.

– Обоих?! – растерялся Сотников.

– Ольга явно как-то связана с Андреевым, – спокойно пояснила Светлана. – Подумай сам, откуда она может столько знать про него? Не удивлюсь, если они любовники.

– Любовники? – Сотников на мгновение почувствовал себя преданным, оскорбленным.

– Я даже уверена в этом, – Светлана незаметно улыбнулась. – Я женщина и кому, как не мне, понять мотивацию другой женщины. Копни чуть глубже и отыщешь много доказательств моих слов.

– Ты думаешь, стоит копать глубже?

– Думаю да. Скорее всего, Ольга подыскала кого-то получше, а Андреев не хочет отпускать ее, либо она боится огласки. Если уж Ольга начала рассказывать об Андрееве тебе, у нее явно большие планы на нового любовника.

– Большие планы?

– Иначе зачем ей так суетиться? Ради тебя? Сильно сомневаюсь, если, конечно, она не спит и с тобой, – Светлана хитро прищурилась. – Ведь нет?

13
{"b":"560234","o":1}