ЛитМир - Электронная Библиотека

— А это значит, что входить в храм нет смысла.

Тацуя почувствовал на себе сильное давление, будто над головой повисли густые снежные облака. И не похоже, чтобы ему это показалось. Он повернулся влево.

— Онии-сама, здесь что-то есть? — Миюки очаровательно улыбнулась.

Просто воображение... подумали бы другие парни. Однако Тацую это не обмануло. Он, не показывая ни намёка на сомнение, твёрдо посмотрел на Миюки:

— Хочешь зайти в храм?

В глазах Миюки мелькнула нерешительность, но это длилось лишь мгновение.

— Раз уж мы здесь, стоит зайти.

Смысл фразы был очевиден, как бы он её ни формулировал. Тацуя подумал, что следует пересмотреть сегодняшнее расписание.

«Спрыгнуть с моста Симидзу»[1] — именно эта поговорка приходила на ум, когда смотришь на город Киото из известного храма Киёмидзу. Тацуя перевёл взгляд в сторону города и смутно ощутил псионовый свет, исходящий от волшебников. Пока человек — волшебник и излучает хоть немного света, Тацуя увидит его и даже больше с помощью Элементального взгляда, который может ощутить псионовый свет в местах, недоступных обычному зрению. За неограниченное время этот взгляд мог предоставить много данных, пока Тацуя не добился бы желаемого результата, однако он ещё не встречался с Чжоу Гунцзинем лично, а одной фотографии было недостаточно.

Прекратив бесполезно любоваться пейзажем, Тацуя заговорил с Минору, который тоже смотрел на город:

— Что-то почувствовал?

— Нет, самое большее — разные взгляды... а ты, Тацуя-сан?

— Я тоже, — сказав это, он повернулся к Миюки и Минами.

Девушки облокотились на ограждение и глядели вниз. Они были не из тех, кто суетится по пустякам, но такой высоты было достаточно, чтобы заставить других понервничать. Однако, с точки зрения Тацуи, они невинно наслаждались видом и на время забыли о текущей задаче.

— Я проверил все взгляды, направленные на Миюки, но не нашёл ничего подозрительного.

— В-все?

— Ага, но я не заметил ничего непростительного, кстати, многие взгляды были направлены на тебя, Минору. Скорее всего, они не относятся к нашему делу.

— Это... извини, что из-за меня тебе приходится прилагать дополнительные усилия.

Бесчисленные мужские взгляды, наполненные мирскими желаниями, были направлены на Миюки. И почти такое же количество женских взглядов было направлено на Минору. И Минору также это осознавал. Это была не самовлюблённость, а объективный факт. Еще Минору понимал, что это только увеличивало количество информации, которую необходимо обработать.

— Не беспокойся, я к этому уже привык.

Однако для Тацуи это было повседневной рутиной. Чтобы справиться с ней, ему не была нужна дополнительная сила. Тем не менее он только фильтровал волны взглядов, направленных на Миюки. В этом случае могли существовать враждебные взгляды, направленные на него, а также на Минору — даже Тацуя не был уверен, что сможет их различить. И, что было ещё хлопотнее, вероятно, традиционалисты считали Минору врагом.

— Может быть, вообще нет смысла продолжать в том же духе.

После того как Тацуя сказал это, плечи Минору поникли. Должно быть, он винил себя в том, что они попали в такое положение, у него был взгляд наказанного щенка.

Если появлялись сильные эмоции, Тацуя не мог их не заметить, даже если эти эмоции не были направлены на него. И это повлияло на чувства Минору.

— Ах, нет, это не твоя вина. Сегодня ты нам очень помог. Просто зацепок оказалось меньше, чем я ожидал.

Услышав слова Тацуи, Минору застенчиво улыбнулся. Загремело ограждение, а затем раздался звук шагов. Тацуе не нужно было даже оборачиваться в ту сторону, чтобы понять, что происходит. Миюки заинтересовалась их разговором, посмотрела на них и сразу же решила, что делать. Она подошла к ним и, вступившись за Минору, упрекнула Тацую:

— Онии-сама, пожалуйста, не задирай Минору-куна.

Он не обиделся на это, но она подливала масла в огонь. И результат оказался противоположным тому, что она хотела. Красивая девушка защищает красивого парня. Мужчины, глядевшие на Миюки, и женщины, глядевшие на Минору, замерли в одночасье. Странная атмосфера привлекла внимание проходящих туристов и верующих. Кто бы что ни делал, все одинаково напряглись. Время остановилось в храме Киёмидзу. Тацуя озадаченно осмотрелся. Он посчитал это большим преувеличением, но не мог отрицать того, что происходило у него перед глазами.

Туристки глядели на Минору, однако были некоторые исключения, смотревшие вместе с туристами на Миюки. «Что за куча чудаков», — Тацуя в мыслях выругался. Он был человеком с настолько искаженной моралью, что не чувствовал вины при убийстве, но у него было обычное мнение насчет любви между людьми одного пола. С платоническими чувствами всё было хорошо, но он испытывал предубеждение к физическому желанию. Также было неприятно из-за неуместности происходящего, и, хоть объектом взглядов был не он, Тацуя начал думать о том, чтобы уйти отсюда как можно скорее. Потому он был полон решимости продолжить исследование местности. Избегать проблем до того, как они станут чем-то серьезным, было лучше всего.

По пути Тацуя ощутил чуждый взгляд. Не необычный, а чуждый. Мужчина уставился на Минору. Он был напряжён, как и остальные люди. Но взгляд не был дружеским. Был без желания. Без восхищения. Чувство в нем скорее походило на отвращение. Выражение лица этого мужчины словно говорило: «Почему я должен следить за таким ребёнком?».

«Или "Разве это не оскорбление моих великих достижений?"», — пришло на ум Тацуе.

— Минору, Миюки, Минами. Пойдемте.

Тацуя, не дожидаясь ответов, зашагал вперёд по пути, по которому они шли ранее. Миюки, тут же поняв намерение брата, молча последовала за ним. Минами озадаченно посмотрела на них, но долей секунды позже решила последовать за Миюки. Однако Минору не мог его понять, не спрашивая. Он поспешно поравнялся с Минами, тогда как Миюки шла возле Тацуи.

— Тацуя-сан, почему ты вдруг?..

Пока наблюдатель не воспользуется магией, Минору его не заметит. А судя по его внешности, он уже привык к взглядам людей. Скорее всего тот, кто следил за Минору, не только не использовал магию, но и не был волшебником. Тацуя и остальные опасались волшебников-традиционалистов, так что не владеющий магией частный детектив мог избежать их внимания. Тацуя подумал, что это довольно интересная мысль.

Вместо того чтобы ответить Минору, Тацуя достал из кармана информационный терминал и стилус. Затем начал писать на экране, его рукописный текст преобразовывался в цифровые знаки. Минору прочёл написанное.

«Я обнаружил слежку. Мы притворимся, что не заметили, и выманим его».

Минору был сбит с толку и подумал, что Тацуя заметил, что за ними следят, но не определил, кто именно. Он беспокойно огляделся. Откровенно говоря, это могло выйти им боком. Тацуя, искоса взглянув на Минору, снова нашел потверждение своим мыслям о том, что «как и ожидалось, он не проходил только магическую подготовку». Однако наблюдатель, похоже, подумал, что они «делают вид, что заметили», а не «изображают, что не заметили». Он так уверен в своих навыках или просто недостаточно профессионален? Мужчина, которого приметил Тацуя, шёл за Минору, сохраняя определённую дистанцию.

Тацуя свернул с дорожки, идущей из внутреннего храма к водопаду Отова, и остановился у поворота, ведущего к башне Коясу. Он обернулся и посмотрел на Миюки и остальных. Было вполне естественно посоветоваться о том, стоит ли ловить преследователя, что появился в поле зрения.

«Почему он остановился?» — подумал Тацуя. Наблюдатель достал маленькую камеру и снизу начал фотографировать главный зал храма. Для туриста это не так уж и необычно. Но он продолжал делать снимки с одного и того же места, что было странным. Он, не подозревая, что Тацуя с любопытством на него смотрит, пошёл дальше, к водопаду Отова.

вернуться

1

Быть готовым сделать что-то от отчаяния.

14
{"b":"560248","o":1}